Примерное время чтения: 7 минут
222

В спорте, как в жизни, необходима демократизация. Спорт и жизнь

Имя спортивного комментатора Н. ОЗЕРОВА знакомо всем любителям спорта. Он вел репортажи из 49 стран мира, с крупнейших международных и всесоюзных соревнований, с 15 Олимпиад. Ему близки и понятны проблемы отечественного спорта. О них идет разговор с корреспондентами "АиФ" М. Ламцовым и В. Задерой.

КОРР. Николай Николаевич, сейчас много спорят о том, каким быть спорту. Что сегодня предпочтительнее: "кооперативная" физкультура, хозрасчет, профессионализация спорта?

Н. О. Кооперативный спорт делает первые шаги. К примеру, в Тбилиси организовывается теннисный кооператив во главе с С. Метревели. Поговаривают, что там хотят работать ведущие тренеры Грузии. Ориентировочная стоимость занятий - 10 руб. в час. У нас слабо развит теннис в стране, а по теннису определяют даже уровень общей культуры человека. Во всем мире он чрезвычайно популярен, им можно заниматься до 80 лет и старше.

Считаю, что кооперативы взялись за нужное дело, которое поможет развивать наш спорт.

Есть примеры хозрасчетных спортклубов, но я не понимаю, о каком хозрасчете идет речь, если, скажем, у футбольного клуба "Днепр" есть мощный спонсор - благодетель. А в "Динамо" и ЦСКА игроки состоят на военной службе, где и получают зарплату.

А вообще "профессионализм" в западном понимании - это прежде всего бизнес, коммерция. Даже у себя на родине канадцы, например, не выставляли сильнейший состав хоккейной сборной, чтобы попытаться выиграть звание олимпийских чемпионов - шли матчи на кубок Стэнли...

Вопрос о "профессионализме" у нас часто сводят к проблеме материального стимулирования спортсменов. Могу сказать: деньги спортсменам высокого класса платили во все времена. Но не всегда это было оправдано. В начале 50-х годов было, скажем, такое начинание: за рекорд мира 25 тыс. руб., за рекорд СССР - 15 тыс. Первым понял ситуацию тяжелоатлет Г. Новак и установил вскоре массу рекордов (прибавляя по 500 г), это был первый и последний случай на моей памяти, когда спортсмен судился со Спорткомитетом. Больше подобных экспериментов не повторялось. Спортсменам наших сборных платят спортивную стипендию - 250 - 300 руб. Другие где-то "числятся" и получают "спортивную зарплату", не сравнимую, скажем, с гонорарами Марадоны.

КОРР. В упомянутые вами гонорары Марадоны уже как бы "включена" будущая пенсия, другие социальные гарантии.

Н. О. Считаю, что они должны быть, особенно для тех, кто много сделал для страны. Обратите внимание, что охотнее всего спортсмены переходят в армейские, а не в профсоюзные команды (на военную службу, как это формулируется) - в первую очередь из-за раннего пенсионного обеспечения как военнослужащих. Вряд ли устроит "профессионалов-спортсменов" и такая пенсия, как, скажем, у артистов балета - 120 руб.

Слышал, что существует положение, по которому заслуженные мастера спорта, олимпийские чемпионы, рекордсмены мира имеют право претендовать на персональные пенсии по достижении ими обычного пенсионного возраста - но это, похоже, скорей всего - проект.

КОРР. В чем причина некачественного судейства наших арбитров по сравнению с зарубежными?

Н. О. За квалификацией судей там следят внимательно, хотя бы потому, что за матч судья получает 500 долл. Но ведь там и берегут авторитет арбитра. Этим, в частности, объясняется запрет ФИФА на использование видеозаписи при оспаривании действий судьи. У нас же бывает, что судья, прежде чем свистнуть, сначала подумает, чей звонок он услышит назавтра. Пошло это, я думаю, еще с тех времен, когда по распоряжению "гражданина" Берии переигрывался однажды полуфинальный матч Кубка СССР по футболу.

КОРР. Необходима ли в "большом" спорте демократизация?

Н. О. Да, она необходима. Многие наши спортсмены фактически бесправны, сильно зависят от тренеров, как те, в свою очередь, от управлений Госкомспорта. Что слышишь чаще всего, обращаясь к интервьюируемому спортсмену? - "Спросите у тренера". Покритикуешь тренера, и перед ближайшими соревнованиями тот скажет: "Спортсмен физически не готов" - этим всю жизнь пользовались.

КОРР. Вы считаете, ответственность за осуществление необходимых перемен лежит на Госкомспорте?

Н. О. Перестройка там идет, но как-то своеобразно. Мне, скажем, не совсем понятно, какие цели преследовало упразднение спортивных обществ "Спартак", "Локомотив", "Торпедо" и создание единого добровольного спортивно-физкультурного общества профсоюзов. Если это сделано с целью сокращения штатов, то неудачно: все начальники остались на своих местах. Будущее, конечно, покажет, насколько оправдано это решение.

Я не хочу сказать, что бюрократизация Госкомспорта выше "средневедомственной". Но вот недавно молодой тренер по теннису из Адлера обратился ко мне с просьбой помочь организовать спортшколу для детей, лишенных родителей. Причем денег особых для этого не нужно. Первое и, думаю, не последнее, с чем мы столкнулись, - это вязкость чиновного мышления ("почему теннис, почему не это, да не то...").

КОРР. Часто ходят слухи о том, что тот или иной спортсмен остался за рубежом.

Н. О. Почему-то существует предубеждение, что советские спортсмены неминуемо должны испытывать соблазн бросить Родину. Это идет, видимо, под впечатлением больших гонораров в профессиональном спорте на Западе. Но наши спортсмены хорошо понимают, что при всех сложностях их жизнеустройства они живут в обществе социальных гарантий.

На моей памяти за рубежом остались Корчной, Белоусова и Протопопов. Не думаю, что они там особенно счастливы...

КОРР. Должно ли быть призвание у спортивного комментатора?

Н. О. Вероятно, да. Но мне кажется, что репортажи у нас стали хуже, стали мрачные, грустные, как сказал Коте Махарадзе, более похожие на чтение некрологов. Комментарий же, как и игра, невозможен без эмоций, без контакта со зрителем, артистизма, искусства. Из большой, трудной и сложной профессии спортивного комментатора, к сожалению, уходят профессионализм, творчество, экспромт.

На первенстве мира по футболу в Мексике мы однажды включили голоса испанских коллег и, не зная ни слова по-испански, почувствовали, что находимся на празднике футбола.

КОРР. Часто ли из репортажей, идущих в записи, "вырезаются" какие-либо моменты?

Н. О. Сейчас любят подчеркивать, что идет "прямой эфир" (хотя технически несложно "придержать" его на 1 - 2 мин., за которые из кадра можно кое-что убрать). И забываем, что лет 15 - 20 назад даже не знали, что такое запись.

Случалось, что вырезались эпизоды грубости, драки... А ведь некоторых спортивных знаменитостей язык не поворачивается назвать "выдающимися", если ты видел, как однажды ударом клюшки он выбил сопернику сразу несколько зубов.

КОРР. Бытует мнение, что заработки людей "рядом со спортом", в частности комментаторов, непомерно высоки...

Н. О. Самый высокий оклад среди комментаторов был, видимо, у меня, с учетом звания народного артиста РСФСР - 300 руб. Командировки за рубеж у нас, как правило, краткосрочны (на 2 - 3 дня). Каждый спортивный репортаж стоит... 10 руб., будь то игра на суперкубок или встреча команд второго эшелона.

КОРР. Некоторые читатели интересуются: почему вы не комментировали события зимней Олимпиады и футбольного чемпионата Европы? Не связано ли это с тем, что в одном из комментариев вы покритиковали Госкомспорт?

Н. О. Нет, вовсе не поэтому. Я уже, видимо, вышел на "финишную прямую" и со зрителями буду встречаться, к сожалению, значительно реже. Оставить комментаторскую работу пришлось по состоянию здоровья.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно