Примерное время чтения: 9 минут
77

В совместной советско-польской комиссии работает около 30 ведущих историков из двух стран. Важна правда

В течение десятилетий многие страницы советско-польских отношений были своего рода "табу" для историков, писателей, журналистов. И еще раз подтвердилась старая истина о том, что умолчание проблемы не решает. Сейчас изучением "белых пятен" отношений между двумя странами занимается совместная советско-польская комиссия. Корреспондент "АиФ" беседует с членом комиссии доктором исторических наук В. ПАРСАДАНОВОЙ.

"АиФ". Какие причины лежат в основе решения о создании советско-польской комиссии? Ведь "белые пятна", которыми она занимается, возникли не сегодня, а большинство людей в принципе о них были наслышаны и раньше.

В. П. Наша комиссия была создана после подписания тт. Горбачевым и Ярузельским совместной Декларации о советско-польском сотрудничестве в области идеологии, науки и культуры, в которой среди прочего ставилась задача дать на основе известных ныне документов подлинную картину истории взаимоотношений двух стран, как наиболее сложных и трудных времен, так и "светлых" моментов.

Если говорить о причинах, то их, на мой взгляд, несколько. Одна, безусловно, связана с нашей перестройкой, и в первую очередь с перестройкой, исторической науки. Ведь в годы застоя мы, умышленно или нет, просто забыли многие важные вопросы. Например, последние работы по ряду больших проблем советско-польских отношений датируются 1964 - 1965 гг. В 70-е гг. появились буквально единицы новых работ. А когда молчим мы, начинают говорить наши идеологические противники. И главный их довод: "Они молчат, значит, виноваты".

Еще одна причина - это разгул антисоветизма в польской оппозиционной печати в начале 80-х гг., который нанес значительный урон общественному сознанию, деформировал представления об истории отношений наших стран. Польские товарищи подсчитали, что силы контрреволюции использовали до 3000 наименований антисоветской и антипольской литературы, изданной на Западе, - от наукообразных, претендующих на солидность до пасквилей. И 3/4 этих изданий были посвящены тому, что мы называем "белыми пятнами".

Настало время прояснить все эти вопросы, чтобы, как говорится в Декларации, "не оставить нашим детям и внукам нерешенных проблем".

"АиФ". Кто входит в состав комиссии?

В. П. С каждой стороны в работе участвуют по 12 - 15 человек. Советскую сторону возглавляет академик Г. Смирнов, директор Института марксизма - ленинизма, польскую - ректор Академии общественных наук ЦК ПОРП профессор Я. Мацишевский. Польские товарищи называют ее комиссией партийных историков, поскольку в ее состав входят в основном члены ПОРП. Есть в ней и люди, которые в 1980 - 1981 гг. выступали по этим вопросам весьма резко, критично. Но представителей оппозиции в комиссии нет.

"АиФ". В польской печати время от времени появлялись статьи, в которых выражалось недовольство медленной работой комиссии.

В. П. Действительно, комиссию подгоняют в основном те люди в Польше, которые, так сказать, ревностно относятся к изучаемым проблемам, а фактически не заинтересованы в их решениях. Для того чтобы выполнить возложенные на нас задачи, мы приняли решение создать рабочие группы по отдельным проблемам, а также публиковать промежуточные результаты нашей деятельности. Составлен конкретный план фундаментальных работ на ближайшие два года.

Но хотела бы подчеркнуть, что излишняя торопливость здесь тоже неуместна. Нельзя строить гипотезы, необходим тщательный анализ всех архивных документов, фундаментальное изучение любого факта.

"АиФ". Вопросы, которые изучает комиссия, к числу легких не отнесешь. Каждый день вы соприкасаетесь с щепетильными, зачастую трагическими аспектами наших взаимоотношений. Какова в связи с этим атмосфера в комиссии? И шире - каково, по вашей личной оценке, отношение поляков к нашей стране в свете этих вопросов?

В. П. Атмосфера у нас рабочая, дружественная - ведь все члены комиссии заинтересованы в решении общего дела. Бывает, разгораются споры, но мы не смотрим, кто твой оппонент - поляк или советский, ибо спорим, чтобы добиться сближения точек зрения во имя истины.

Если шире, то отвечу коротко. Есть жесткие требования выяснить всю правду. Но я бы не сказала, что это антисоветизм, это выступление против тех нарушений законности, которые мы сейчас сами разоблачаем. Польские товарищи говорят так - все, что будет выяснено, опубликовано, сообщено, поляки примут к сведению и перестанут об этом говорить. Важна правда.

"АиФ". Теперь хотелось бы перейти к тем вопросам, которые изучает комиссия. Что такое "белые пятна" наших отношений?

В. П. В основном мы изучаем вопросы, относящиеся к XX веку. Это советско- польские отношения в 1917 - 1921 гг., проблемы, касающиеся Компартии Польши и Коминтерна, круг вопросов, связанных с началом второй мировой войны, и, наконец, сама война; проблема депортации, Варшавского восстания, советско-польское боевое сотрудничество, интернациональное сотрудничество КПСС и ПОРП.

"АиФ". Вы в комиссии занимаетесь изучением допросов, связанных с депортацией польского населения из Западной Белоруссии и Западной Украины в 40-х гг. Что вам удалось выяснить на сегодняшний момент?

В. П. Вопреки встречающимся в Польше утверждениям об антипольском националистическом характере депортации, она коснулась не только поляков, но и украинцев, белорусов, лиц других национальностей, ибо была следствием классовой борьбы и сложных путей строительства Советской власти в этих областях. А оно шло перед войной под лозунгом "Кто не с нами - тот против нас!". Результатом такого подхода стало то, что в разряд врагов Советской власти были переведены не только те, кто выступал против нее с оружием в руках, но многие и многие из тех, кто относился к ней лояльно, в конце концов принял бы ее и лишь критически относился к методам ее построения. Репрессии были направлены против чиновников, полицейских, интеллигенции. Они коснулись в том числе и людей демократически, революционно настроенных. Нарушалась законность, попирались права человека. Существовали планы высылки людей - скажем, 1118 семей из определенного района за какой-то период. И вот в документах того времени с восторгом говорится о перевыполнении этого плана и высылке 1670 семей.

"АиФ". Какова судьба этих людей? Сколько их было?

В. П. Точных цифр пока нет, но в любом случае речь идет о многих сотнях тысяч людей. Они оказались в Сибири, Казахстане, на Дальнем Востоке, за колючей проволокой, в лагерях, поселках, вдали от родных и близких. Они разделили тяготы и несчастья миллионов советских людей. При этом встретили со стороны последних самое доброе отношение. Проведенный польской стороной социологический опрос депортированных граждан показал, что 98% из них отмечали самое теплое отношение к ним советских людей, что часто просто помогало им выжить.

Хотелось бы еще отметить, что польские граждане, попавшие в восточные и северные районы СССР, внесли большой вклад в трудовые усилия СССР, работая в колхозах и совхозах, на заводах и фабриках, добывая золото и нефть. Например, только на строительстве железной дороги в Архангельской области работало 100 тыс. поляков. Многие влились в ряды двух польских армий, сформированных в 1941- 1942 и 1943 - 1944 гг. в СССР.

"АиФ". Еще один вопрос, по которому можно часто слышать безапелляционные заявления, - это Варшавское восстание 1944 г. Мол, Красная Армия ждала у стен города, пока оно было потоплено в крови фашистами...

В. П. Мнение не только советских, но и польских историков на сегодняшний день таково, что в тех обстоятельствах наши войска были не в состоянии взять Варшаву. Об этом говорят и динамика боев, количество соединений, которые бросались в бой, подтягивание гитлеровцами свежих подкреплений, цифры потерь, данные об отсутствии боеприпасов и т. п. Это подтверждает и опубликованный польскими историками текст беседы Сталина с Берутом по этому вопросу. В ней, в частности, говорилось о том, что советским партизанам и подпольщикам запрещалось устраивать восстания перед приходом Советской Армии, так как это были действия, крайне опасные для гражданского населения и в то же время ничего не дающие в военном отношении.

Одно время утверждалось, что СССР не разрешал челночные операции американских "летающих крепостей", которые могли бы сбрасывать восставшим боеприпасы и оружие. Однако именно в тот период единственная база под Полтавой, которая могла принимать эти тяжелые бомбардировщики, была практически уничтожена в результате налета фашистской авиации. Сразу же после ее восстановления там сели первые Б-17.

Формы и объемы советской помощи восставшим варшавянам детально выяснены в польской и советской печати.

"АиФ". Есть и еще один аспект наших отношений, который не может нас не волновать. До последнего времени в публикациях, посвященных судьбе советских военнопленных, фигурировала цифра 3,9 млн. человек, уничтоженных фашистами на территории СССР. И лишь недавно стали появляться сообщения о тех миллионах, которые оказались в других странах. В частности, утверждается, что на территории Польши погибло 800 тыс. советских военнопленных.

В. П. Действительно, до последнего времени мы говорили о том, что на польской земле похоронено 600 тыс. советских воинов, которые погибли при освобождении Польши. Вопрос об уничтоженных здесь военнопленных был поднят сперва польской, а затем и нашей печатью недавно. Этот вопрос тоже предстоит изучить. Лично я думаю, что в действительности число погибших военнопленных может быть много больше. Ведь в Польше действовало немало фашистских концлагерей. "АиФ". Вы говорили о том, что комиссия должна изучить огромное количество документов того времени. Как я понимаю, в основном это архивные документы. Помогают ли вам сегодня в работе архивы?

В. П. Я всегда ратовала за возможно более полное раскрытие архивов - ведь любой вывод историка должен быть скрупулезно документирован. В архивном деле необходимо навести порядок, сейчас там царит произвол, нет четких юридических рамок, которые регламентировали бы работу архивов, сроки представления документов. Одни архивы предоставляют документы, другие - примерно такие же документы не дают. Историк без документов работать не может. Наши архивы чинят препятствия, например, в получении, по сути дела, положительной информации, которая помогла бы польским историкам и нам полнее осветить и подтвердить недостающими фактами выводы, сделанные в отношении Варшавского восстания. В том, что касается доступа к архивным документам, нашим польским коллегам "живется" намного легче.

Беседу вел К. НОВИКОВ

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно