Примерное время чтения: 7 минут
164

В 1987 г. выявлено 166,6 тыс. подростков, совершивших преступления. У черты законности

О взаимоотношениях молодых и истоках молодежной преступности корреспондент "АиФ" беседует с заведующим сектором ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка Прокуратуры СССР, кандидатом юридических наук В. ПАНКРАТОВЫМ.

КОРР. Владимир Васильевич, по роду научной деятельности вы заняты проблемами несовершеннолетних, их стремлением к объединению по интересам, в том числе не всегда согласующихся с законом. Это явление новое или оно уходит корнями в прошлое?

В. П. Своей природой, особенностями генетического аппарата молодой человек нацелен на общение с себе подобными. Наши великие предшественники сказали, что человек - существо социальное. Мы, к сожалению, подобные истины забываем, в том числе забываем их применительно к несовершеннолетним. Таким образом, в основе тех же групп "неформалов" лежит тяга человека к общению, стремление к социальной активности, что типично для нашего времени.

Сближению молодых способствует и формализованная деятельность лидеров комсомола, которая может рассматриваться молодежью со знаком "минус". Поэтому она ищет для себя свое поле деятельности.

КОРР. Что можно сказать о роли личности лидера и его месте в группе?

В. П. К сожалению, мы недооцениваем систему лидерства. А ведь лидер в такой молодежной группе не всегда самый умный и осведомленный. Основными его качествами являются решительность, опытность. Это и выделяет его из группы. Куда поведет лидер, туда пойдет группа.

КОРР. Понятие "неформальное объединение" носит аморфный характер, по-моему, даже затушевывает индивидуальность различных групп. Дифференцируете ли вы их по возрастным либо другим признакам?

В. П. В основном молодежь делится на три возрастные группы: до 17 лет включительно - подростки или несовершеннолетние, от 18 до 24 - "молодые" взрослые, и от 25 до 29 лет - молодые люди, определившиеся в жизни, приобретшие определенный жизненный опыт.

Я усматриваю и три основных типа молодежных объединений. Первый и наиболее естественный, а значит, и приемлемый - "досуговый". Например, "спартаковские фаны", "металлисты", "аквариумисты" и т. д. Сюда же можно отнести компании с магнитофонами и гитарами, собирающиеся во дворах и подъездах. Я не усматриваю здесь чего-либо асоциального.

Ко второму, более серьезному типу, можно отнести политизированные группы. Требования у них иные, более интеллектуальные и социально выраженные.

Появление этого типа групп свидетельствует о том, что все наше общество в настоящее время ищет каналы развития социальной активности. И молодежь принимает в этом участие. Что касается оценки этих групп, то я могу, например, положительно оценить любое движение молодежи за экологически чистую среду.

Третьим и наиболее криминальным типом является асоциальный или антисоциальный. Здесь уместно будет напомнить, что любое естественное формирование несовершеннолетних, вступая на путь удовлетворения меркантильных желаний, "соскальзывает по ступенькам" вниз.

И в "досуговых" группах можно встретить молодежь, употребляющую алкоголь и даже наркотики. Что же касается антисоциальных формирований, то здесь это входит в "норму". Границы допустимого сужаются, возрастает вероятность правонарушений.

КОРР. В печати высказывалось предположение, что столкновения между молодежными группировками, имевшие место в Казани, Моршанске и даже в Москве, были инспирированы доморощенной мафией...

В. П. Меня очень беспокоит в нынешней ситуации то, что именно дельцы "теневой экономики" более всего развращают молодежь, подталкивая ее к совершению валютных преступлений, торговле с рук куртками, джинсами, обувью, значками на Рижском рынке и в других облюбованных ими местах. Эти "солдаты" "теневой экономики" в немалой степени как раз и составляют асоциальные группы. Они заметны, так как их "бизнес" требует рекламы, но мы не знаем и не видим их "боссов", живущих и развлекающихся без афиширования. И все же пока существует всего лишь потенциальная опасность такого прямого вовлечения молодежных группировок в "теневую экономику". Но и это не так уж мало. Когда они сольются, то справляться с ними будет много сложнее. К примеру, в 1987 году 67,1% выявленных подростков-правонарушителей совершили преступления в группах. Из них 19,6% совместно со взрослыми и 18,5% - будучи членами ВЛКСМ...

КОРР. Существовали ли в СССР аналоги таких ситуаций в прошлом?

В. П. В середине 20-х годов в Ленинград для борьбы с хулиганами даже пришлось вводить войска. Произошел всплеск уголовной преступности.

КОРР. Но, как вы говорите, такие группы заметны, и вряд ли составит большого труда регистрировать их, оказывать соответствующее воздействие?

В. П. Сотрудники милиции нередко, пытаясь "улучшить" различными способами показатели, скрывают от регистрации антисоциальные проявления несовершеннолетних. И когда происходит всплеск насилия в каком-либо регионе, хватаются за голову: "Ах, откуда такое?". А это было, но долго оставалось в тени, хотя милиция своими специфическими методами может заранее выявлять истинных организаторов.

Следует говорить и о развитии правового регулирования проблем молодежи.

КОРР. Мы стали свидетелями процессов, поначалу скрытых, а теперь вполне официальных - накопление средств в руках кооператоров и высокооплачиваемых государственных служащих, разделение профессий на "престижные" и "непрестижные"...

В. П. Да, социальная дифференциация общества влияет на сознание юных, полагающих себя равными во всем. Взрослые понимают относительность своего положения, а детям всего не объяснишь. Всегда и везде нарушение принципов социальной справедливости вело к росту преступности. За труд надо платить, за правонарушение - наказывать. И это должно войти в умы, кровь молодежи.

КОРР. Средства массовой информации все чаще доносят до своей аудитории многие подробности из жизни вчерашних "уважаемых людей", телевидение демонстрирует кадры активной формы протеста молодежи в странах Запада. Но безвредна ли для молодых "взрослая" гласность?

В. П. Конечно, все, что происходит в мире, сказывается и на наших детях. Поэтому очень важно, чтобы мы не ограничивались информацией о Майкле Джексоне и "металле", фильмами о зверствах мафиози и сексе. К сожалению, сегодняшняя пресса дает мало положительных примеров, в том числе из жизни молодежи Запада. Гласность никогда не приносит вреда, но уровень ее, а вернее, ее тенденции не должны быть однобоки.

КОРР. В чем вы видите меры, предупреждающие рецидив среди малолетних?

В. П. Второе преступление совершается обычно уже в зрелом возрасте - после 18 лет. Но большинство взрослых преступников первое правонарушение совершили в несовершеннолетнем возрасте. Я считаю, что у нас должна быть специальная юстиция для несовершеннолетних, включающая в себя особые суды и институт социальной и психологической экспертизы. Должны быть дифференцированы и виды наказания несовершеннолетних.

КОРР. В заключение нашей беседы хотелось бы услышать о возможных вариантах выхода из создавшейся ситуации. Располагаете ли вы рекомендациями на этот счет?

В. П. Вы знаете, в последнее время снизился рост умышленных убийств, совершенных несовершеннолетними. Зато увеличились имущественные преступления, хулиганские выходки, преступления против правопорядка. Показатели были бы выше, если бы милиция регистрировала все, что полагается, не гоняясь за "процентом" раскрываемости, искусственно варьируя цифрами. Безнаказанность порождает новое преступление.

Бесспорно, что основой основ является семья. Необходимы родительские объединения. Кто займет наших детей, как не мы сами? Позаботиться о досуге детей во дворе или районе, решать многие другие проблемы! Предупреждение преступности несовершеннолетних - тоже средство развития социальной активности взрослых.

Кроме этого, партийные органы и советские политические институты должны развернуть досуговую деятельность. Ведь известно, что существует около 300 видов досуга. Целесообразно создать при исполкомах отделы по делам молодежи, изучающие и занятость молодежи, и ее трудоустройство, контролирующие состояние культурных центров.

Беседу вел А. ПЕТРОВ.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно