Примерное время чтения: 10 минут
175

Точка зрения ученого. Дипломатия без дипотношений

Израиль принадлежит к той сравнительно небольшой группе государств, с которыми СССР не поддерживает дипломатических отношений. Однако так было не всегда. До 1967 г. связи между обеими странами существовали в полном объеме. Об истории советско-израильских отношений корреспондент "АиФ" Д. МАКАРОВ беседует с заведующим лабораторией по изучению Израиля Института востоковедения АН СССР кандидатом исторических наук В. НОСЕНКО.

КОРР. Сейчас, когда провозглашено независимое Палестинское государство и проблема ближневосточного урегулирования вступила в новую, возможно, решающую фазу, отношение СССР к Израилю вызывает интерес. Поэтому стоит, наверное, обратиться к истокам. Как отреагировал СССР на возникновение государства Израиль?

В. Н. В ноябре 1947 г Советский Союз голосовал в ООН за создание на территории Палестины двух государств - арабского и еврейского, а в дальнейшем поддержал провозглашение Израиля (оно состоялось 14 мая 1948 г.), исходя из того, что это будет демократическое, миролюбивое государство, как обещали тогда его лидеры. Уже 15 мая министр иностранных дел во временном израильском правительстве. М. Шарет обратился к Советскому правительству с просьбой признать новое государство. В ответной телеграмме министра Иностранных дел СССР В. М. Молотова от 17 мая сообщалось о признании Советским Союзом Израиля и готовности установить с ним дипотношения. Интересно, что США признали Израиль буквально вслед за его провозглашением, но только де-факто, тогда как Советский Союз сразу пошел на признание де-юре.

В августе 1948 г в Тель-Авив прибыл глава советской миссии посланник П. И. Ершов, а 10 сентября израильский представитель Г. Меир вручила в Москве свои верительные грамоты.

КОРР. Вы говорите о той самой Голде Меир, которая впоследствии стала премьер- министром Израиля?

В. Н. Совершенно верно. О ней, кстати, у нас в стране известно немного. Вот некоторые факты ее биографии. Г. Меир родилась в Киеве в 1898 г. Когда ей было 8 лет, вся ее семья эмигрировала в США. С 1921 г. Г. Меир обосновалась в Палестине и активно участвовала в сионистской колонизации этой страны. В своих мемуарах Меир отмечала, что русский язык был ею основательно подзабыт к тому времени, когда ей пришлось отправиться в Москву в 1948 г.

КОРР. Как развивались отношения между СССР и Израилем в первые годы?

В. Н. На протяжении первых 3 - 4 лет - вполне нормально Израильское правительство провозгласило тогда своим основным внешнеполитическим принципом "неидентификацию", т. е. отказ следовать курсу той или иной великой державы. При этом, оно не упускало случая выразить признательность Советскому Союзу за его роль в создании Израиля и за спасение евреев Европы от фашистского геноцида во второй мировой войне. Ветераны социал-демократической сионистской партии МАПАМ, вероятно, и сегодня еще помнят те времена, когда их партийные лидеры выступали ярыми поборниками тесных связей Израиля с Советским Союзом.

Однако в феврале 1953 г имел место неприятный инцидент - на территории советской миссии произошел взрыв бомбы, в результате чего трое советских сотрудников были легко ранены. Глава правительства Бен Гурион сразу принес СССР извинения, но официальное расследование так и не выявило непосредственных организаторов инцидента - предположительно ими были члены подпольной профашистской группы "Махтерет Црифим". 11 февраля Советский Союз разорвал дипломатические отношения с Израилем.

КОРР. Как вы оцениваете этот инцидент?

В. Н. Взрыв бомбы был провокацией израильских "ультра", которую они предприняли с целью повернуть израильское общественное мнение к антисоветизму, воспользовавшись событиями, происходившими в то время в СССР. Широкий резонанс в мире вызвало сфабрикованное подручными Берии в январе 1953 г "дело врачей", которое, на мой взгляд, нельзя расценивать иначе, как очередной этап в антисемитской по своей сути кампании. На предыдущих этапах эта кампания включала борьбу с "безродными космополитами" в 40-е годы уничтожение большинства членов Антифашистского еврейского комитета, расстрелы ряда советских еврейских писателей и поэтов, в том числе П. Маркиша, Л. Квитко и других. Приобретшее широкую известность "дело врачей" привело в состояние шока многих простых израильтян, среди которых в" то время были достаточно сильны симпатии в Советском Союзе.

Антисоветизм не получил тогда в Израиле широкого размаха. 6 июля 1953 г. Шарет направил Молотову послание, в котором заверял, что Израиль стремится к отношениям "дружбы и согласия" с Советским Союзом. Кстати, это послание содержало также твердое заверение в том, что Израиль не будет участвовать ни в каких альянсах или пактах, направленных против Советского Союза. В дальнейшем израильское правительство откровенно нарушило это обещание, заключив в начале 80-х годов соглашение с США о "стратегическом сотрудничестве", ряд положений которого имел четко выраженную антисоветскую направленность.

Но вернемся к 1953 году. Уже 20 июля было объявлено о восстановлении отношений, а в следующем году дипломатические представительства в обеих странах были подняты до уровня посольств. Однако в дальнейшем советско-израильские отношения становились все более прохладными, по мере того, как правящие круги Израиля все теснее связывали свою политику с антиарабским курсом империалистических государств.

КОРР. Эта политика израильских правящих кругов и привела сначала к Суэцкому кризису 1956 г., а затем к "шестидневной войне"?

В. Н. Совершенно верно. Суэцкого кризиса мы коснемся чуть позже, а сейчас давайте поговорим о начатой Израилем 5 июня 1967 г "шестидневной войне". Я не буду затрагивать сейчас причины и мотивы израильских действий в 1967 г. Хочу только заметить следующее. Хотя возможность избежать конфликта тогда существовала, израильское правительство тем не менее нацелилось на решение спорных вопросов военным путем. Еще 26 мая Председатель Совета Министров СССР А. Н. Косыгин направил израильскому премьер-министру Л. Эшколу личное послание, в котором выражал надежду, что Израиль сделает все возможное для предотвращения конфликта. Но израильская сторона не прислушалась и к этому предупреждению. 7 июня, на третий день после начала войны, израильскому послу в Москве К. Кацу была вручена нота, содержавшая предупреждение о возможности опасных для Израиля последствий, если он не прекратит агрессию. 10 июня, когда вопреки требованиям Совета Безопасности ООН Израиль все еще продолжал военные действия, Советское правительство объявило о разрыве отношений.

КОРР. Какое влияние оказал разрыв между СССР и Израилем на положение в ближневосточном регионе?

В. Н. Если оценивать предпринятый Советским Союзом шаг с учетом последующего развития событий в арабо-израильском конфликте, то мне кажется, он не даст тех результатов, которые могли бы адекватно соответствовать одной из основных цепей советской ближневосточной политики, а именно содействовать установлению справедливого мира в регионе. Советский Союз, безусловно, продемонстрировал тогда солидарность с арабскими странами, но он, по-видимому, мог бы оказать им гораздо большую помощь в решении насущной для них задачи - ликвидации последствий агрессии, если бы сохранил каналы для политического диалога с Израилем и тем самым воздействовал на его позицию по урегулированию.

Думаю, что в той драматической ситуации можно было пойти, например, на понижение уровня дипломатического представительства. Соответствующий прецедент в советско- израильских отношениях уже был. Когда осенью 1956 г. Израиль, действуя совместно с Англией и Францией, напал на Египет, Советское правительство в знак протеста отозвало своего посла из Тель-Авива. Причем представитель МИД СССР на пресс- конференции в Москве подчеркнул, что эта акция не является прелюдией к разрыву отношений. После вывода израильских войск с египетской территории советский посол в апреле 1957 г. вернулся в Израиль.

Необходимо вместе с тем отметить, что после разрыва отношений в 1967 г. и даже в периоды антисоветской истерии в Израиле Советский Союз всегда категорически отвергал, как экстремистскую, точку зрения, что израильское государство не имеет права на существование.

КОРР. Но ведь не следует забывать, что правящей идеологией в Израиле был и остается сионизм.

В. Н. Принципы нового политического мышления предполагают, что межгосударственные отношения должны подняться выше идеологических разногласий и строиться вне зависимости от их состояния. Действительно, сионизм как идеология буржуазного национализма глубоко враждебен марксизму, разногласия между ними имеют принципиальный характер. Следует, правда, отметить, что в последние десятилетия наша научная трактовка сионизма не всегда была точной. Концентрируя внимание на общей оценке этого движения, мы упускали из виду наличие широкого спектра различных направлений - от профашистских до социал-демократических, причем занимающих по ряду внутриизраильских и международных вопросов вполне реалистические позиции.

Что же касается реакционной сущности сионизма, то здесь наши оценки были принципиально верными. Идеологическая борьба против сионизма сохраняет свою актуальность. Однако отнюдь не идеологические разногласия являются причиной отсутствия сейчас у Советского Союза дипотношений с Израилем. Причина заключается исключительно в сохраняющейся агрессивности израильской политики на Ближнем Востоке...

КОРР. Хотелось бы подробнее остановиться на советской позиции по вопросу восстановления дипотношений с Израилем.

В. Н. Советская позиция сформулирована достаточно четко в выступлениях М. С. Горбачева, в заявлениях руководителей МИД СССР. Она состоит в том, что с началом работы международной конференции по Ближнему Востоку Советский Союз готов будет заняться вопросом восстановления дипломатических отношений с Израилем. Мотивы такой позиции очевидны. Содействие урегулированию региональных конфликтов было выдвинуто XXVII съездом КПСС в качестве одной из центральных задач советской внешней политики. Конечно, отсутствие дипломатических отношений между СССР и Израилем нельзя признать нормальным явлением. Однако, очевидно и то, что сохраняющаяся агрессивность израильской политики, отказ израильских верхов считаться с растущей во всем мире заинтересованностью в скорейшей ликвидации опасного очага напряженности на Ближнем Востоке не создают условий для продвижения к нормализации советско-израильских отношений.

КОРР. Как же тогда объяснить имеющие в последнее время место политические контакты с Израилем?

В. Н. Совершенно очевидно, что эффективный поиск путей к миру в регионе требует наличие прямых контактов со всеми участниками конфликта - теперь особенно нужны конкретные действия, а не голословные декларации. Отдельные контакты с Израилем существовали у Советского Союза и раньше, а в 1986 - 1988 гг. была проведена серия встреч с представителями МИД Израиля в целях обмена мнениями по вопросам ближневосточного урегулирования.

КОРР. Как выглядят на нынешнем этапе перспективы сдвигов в ближневосточном урегулировании?

В. Н. Вне всяких сомнений, решения недавней сессии Национального совета Палестины открыли возможность непосредственного перехода к процессу урегулирования. Наряду с провозглашением собственного государства палестинцы на этой сессии официально объявили о признании всех резолюций ООН, касающихся палестинской проблемы, в том числе и резолюции 242 Совета Безопасности, которая, как известно, декларирует право всех государств региона, включая Израиль, на существование. Теперь уже израильским правящим кругам трудно отказываться от диалога с ООН, прикрываясь надуманными ссылками на то, что эта организация якобы занимает непримиримо враждебную позицию в отношении их государства. Перед Израилем сейчас, мне кажется, действительно открылся исторический шанс, позволяющей положить конец тупиковой ситуации в регионе. Если израильские правящие круги упустят этот шанс, то тем самым они возложат на Израиль еще большее бремя моральной ответственности за сохранение опасного очага напряженности на Ближнем Востоке.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно