Примерное время чтения: 13 минут
84

ГОВОРЯТ НАРОДНЫЕ ДЕПУТАТЫ СССР. Как слово наше отзовется?

Мы, журналисты, во время Съезда сидели на балконе. А сверху, как говорится, видно все. Видно, как переговариваются и ходят по залу депутаты даже во время самых интересных выступлений, видно, как пытаются "захлопывать" поднимающих наиболее острые, а потому не очень приятные проблемы. С первых же дней Съезд выявил яркие личности, людей, способных на поступки.

Съезд всколыхнул всю страну. Да что страну, весь мир следил за дебатами в Кремлевском Дворце съездов. И то, что впервые мы видели такой форум в прямой трансляции, без купюр, - тоже событие.

Пусть не все надежды оправдал Съезд народных избранников, уж слишком много проблем у нас накопилось в годы безгласия и бездействия. Но он - первые, наиболее зримые шаги политической перестройки, которой предстоит долгий, трудный путь.

В. МИРОНЕНКО, первый секретарь ЦК ВЛКСМ, член ЦК КПСС.

- Что касается Съезда, увы, я лично не удовлетворен тем, как и в докладе М. С. Горбачева, и в докладе Н. И. Рыжкова были отражены специфические молодежные проблемы. Я, конечно, понимаю, что выделить молодежь из общества невозможно и все новое, что в этих документах предложено и внесено, открывает новые возможности для молодых. Но все же собственно молодежные проблемы могли бы прозвучать чуть шире, хотя трудно из всего огромного круга проблем, волнующих все общество, выделять какую-то особую, молодежную.

Однако мы надеемся и будем просить, чтобы на каком-нибудь из очередных Съездов народных депутатов, и лучше бы на следующем, Комитет по делам молодежи, созданный здесь совместно с ЦК ВЛКСМ, выступил бы с докладом о положении молодежи в обществе, были бы проведены дискуссии по этим проблемам, был бы заодно рассмотрен и обсужден и законопроект, который подготовлен нами.

- А как вы оцениваете выступления молодых депутатов?

- Я считаю, что наша молодежная фракция, или делегация, свою задачу на Съезде выполнила. На мой взгляд, ребята продемонстрировали не только молодой задор, энергию, но и показывали достаточно высокую культуру дискуссий и сдержанность.

Отлично выступали Звонов, Червонопиский, Киселев, Станкевич.

- Была ли у вашей фракции своя программа?

- Открою секрет. Она была простая: признания молодежной политики мы добились на XIX партконференции, в развитие ее закон о молодежи подготовлен, идея, которую я высказал на сессии Верховного Совета осенью прошлого года, - создать Комитет по делам молодежи как механизм, который бы начал вырабатывать эту политику, есть. Все. Теперь нам нужно только работать.

***

А. КАЗАННИК, доцент Омского госуниверситета.

- Когда ваши избиратели узнали, что вы уступили свое место в Верховном Совете Б. Н. Ельцину, как они отреагировали? Этот поступок возник спонтанно или обдуманно?

- Когда я внимательно проанализировал состав Верховного Совета, убедился, что нам не удалось сформировать профессиональный, интеллектуальный парламент. Удивительно, но за порогом Верховного Совета СССР оказались крупнейшие экономисты, нет там социологов, даже Т. И. Заславскую забаллотировали. Там мало и профессиональных политиков. И я подумал, что потеря Б. Н. Ельцина - это самая ощутимая и непоправимая потеря для Верховного Совета. Поэтому я начал думать, как же эту потерю хоть немножко компенсировать, и я решил просто попросить, чтобы меня Съезд вывел из состава Совета Национальностей, а освободившееся место было предоставлено Ельцину.

- Вы были уверены в положительном результате?

- Нет, поэтому я выдвинул условие: я выхожу из Совета Национальностей в том случае, если на освободившееся место войдет Борис Николаевич.

Я опасался одного: если голосование будет тайным, скорее всего его бы "завалили". Поэтому и выдвинул такое условие.

- А как же ваши избиратели, ведь их не меньше миллиона?

- У меня - 3,5 млн. избирателей, проголосовало за меня большинство. Отнеслись они к этому поступку, я бы сказал, неоднозначно. На сегодняшний день я получил более 3 тыс. телеграмм. Только 5 - неодобрительные, из них 4 - из Омской области и одна из Москвы, причем в последней - сплошные нецензурные ругательства. Я понимаю, что Б. Н. Ельцин как политический деятель не может всех устраивать, может быть, кого-то когда-то не принял - и это просто чувство мести. Избиратели из Омска утверждают, что я предал местные интересы, чуть ли не сговорился за их спиной с москвичами.

Есть такое выражение: "точка зрения" и "кочка зрения". И я не сомневаюсь, эти избиратели смотрят с "кочки зрения".

На все политические проблемы нам надо смотреть с общегосударственных позиций, и я глубоко убежден, что выбирать надо не по принципу, кто ты есть, а по принципу, как ты можешь работать, выбирать из числа достойных самых что ни на есть достойных.

По правде сказать, меня напугал на Съезде тот факт, что депутаты, которых не включили в список для тайного голосования, кричали с трибуны: кто будет защищать Мурманск, кто будет защищать Волгоград, Ростов-на-Дону и т. д. Это местнические интересы. А дело профессиональных политиков - уловить интересы народа, волю народа и адекватно их выразить в законе. Согласитесь, для этого должны быть профессиональная подготовка, определенный уровень знаний.

- Простите, Алексей Иванович, вы юрист и могли бы тоже профессионально работать в Верховном Совете.

- Скажу честно, мне очень туда хотелось, и я сам добился, чтобы меня включили в список для тайного голосования, так как меня никто не рекомендовал, и когда было совещание депутатов РСФСР, я выступил 3 раза. Первый раз доказывал, что я хороший человек и принесу большую пользу. Но это не сработало. Меня спросили: почему вас не рекомендовали на месте?

- А кто должен рекомендовать?

- Обком партии, вероятно. Хотя я этого совсем не понимаю. Но на 3-й раз я все-таки склонил чашу весов на свою сторону, меня включили в список. Мне было очень тяжело расставаться с местом в Совете Национальностей, но в этой ситуации, я думаю, поступил как честный депутат.

- При ротации, как вы думаете, вас включат в Верховный Совет?

- Может быть, и нет, потому что теперь многие депутаты смотрят на меня как на одиозную фигуру.

- С точки зрения юриста, скажите, как Съезд подходит к созданию правового государства?

- Я внимательно проанализировал доклад М. С. Горбачева об основных направлениях внешней и внутренней политики СССР, в нем четко отражена перспектива развития нашего общества и государства, и если это будет осуществляться на практике, то нам даст очень многое. Мне приятно, что здесь нашли отражение и многие положения моей предвыборной программы, касающиеся создания правового государства, Конституции СССР.

- Как вы думаете, что нам дал Съезд?

- Он преподнес несколько уроков, как положительных, так и отрицательных. Положительно, что мы начали дискутировать, высказывались различные точки зрения, различные мнения, и я обратил внимание, что при доработке проекта постановления Съезда многие предложения депутатов учтены. Это очень важно, ведь такого не было за последние 60 лет. Второй положительный момент - это гласность. Как работал Верховный Совет раньше? Никто ведь из депутатов не получал ни одной телеграммы, а теперь стоит сделать какой-то шаг - на следующий день приходят десятки телеграмм, где тебя хвалят или ругают.

Но есть эпизоды, которые мне тоже запомнились на всю жизнь - я имею в виду судилище, которое устроили над академиком Сахаровым. Я получил примерно 100 телеграмм, и в них говорится, что война в Афганистане - наш национальный позор, а академик Сахаров - это наша совесть, не убивайте эту совесть. Когда я сидел в зале, я наблюдал, как бежали друг за другом депутаты на трибуну, как оскорбляли Андрея Дмитриевича.

***

Н. ШМЕЛЕВ, доктор экономических наук.

- Каково ваше впечатление от доклада Председателя Совета Министров СССР Н. И. Рыжкова с точки зрения экономиста?

- Доклад очень содержательный, в нем нашли отражение многие наши экономические проблемы. Если решения, принятые по нему, будут выполнены, мы сдвинемся с мертвой точки. Отрадно и то, что большинство депутатов, несмотря иногда на полярность их точек зрения, в вопросах экономики едины: пока мы не вошли в глубокий экономический кризис, нужно создать механизм оздоровления экономики.

- Но ведь на протяжении многих лет предлагались различные варианты подобного механизма.

- Да, еще в конце 20-х были, на мой взгляд, замечательные предложения Чаянова, Кондратьева, других экономистов. Но вы знаете, чем они кончили.

- Сейчас другое время...

- Да, и это вселяет оптимизм. Если еще совсем недавно от нас, экономистов, просто- напросто отмахивались, то сейчас стали прислушиваться.

- Николай Петрович, один из выступающих депутатов предложил созвать съезд экономистов, где была бы разработана программа дальнейшего оздоровления экономики. Ваше мнение?

- Подумайте, зачем нам такой съезд? Ну соберутся несколько сотен мудрецов, выработают программу на 30 лет вперед. А нам сейчас не это нужно. Нам нужен простой крестьянский здравый смысл. Ведь хороший крестьянин с четырехклассным образованием и семью кормит, и на "черный день" откладывает. Но при том условии, если ему не мешают. Вот и в экономике это надо: здравый смысл и отсутствие ненужных команд.

***

Ю. АНДРЕЕВ, главный инженер проекта института "Мосгипротранс".

- Встречаетесь ли вы со своими избирателями?

- Да, конечно. Я встречаюсь со многими избирателями, не только на больших, так сказать, форумах, но и в личном порядке, потому что я должен отвечать перед теми, кто доверил мне столь большой круг проблем. Я считаю, что ни экономические, ни политические вопросы не будут решены, пока мы не справимся с чиновничьим аппаратом, не изменим, не сдвинем с мертвой точки структуру управления. Вот такую позицию я и пытаюсь отстаивать.

- Будет трудно?

- Будет трудно, я это хорошо понимаю. Потому что столько социальной несправедливости и зла накопилось у нас в обществе! Многим, действительно, непросто понять, что перестройку нужно будет начинать, вернув систему управления органам народовластия.

- Вы инженер, но задачу поставили перед собой труднейшую. Как вы думаете с ней справиться?

- Да, я инженер. Но поскольку инженер, нашедший в себе гражданское мужество баллотироваться в депутаты (говорю это не в качестве саморекламы), значит, прошедший какой-то жизненный путь. С этой уверенностью я и пришел на выборы, с ней, как депутат, я и буду работать.

Я знаю, что я должен стать полноценным политическим деятелем, это значит, что мне придется многое и в себе самом изменить. Но все-таки я чувствую, что я многое смогу. У меня есть опыт работы с аппаратом, с обкомами, с государственными учреждениями, с министерствами. Ведь как инженер проекта я должен был отстаивать свои разработки.

Кроме того, если мы получим нормальный статус депутата, наши права будут обнародованы в виде закона, если мы добьемся переоценки этого статуса в глазах всех руководителей, с которыми мы вынуждены будем работать, тогда дело пойдет! Но мы всегда должны помнить, что нас избрал народ.

***

Ю. ДРУНИНА, поэтесса.

- Почему, по-вашему, на Съезде так мало выступало женщин?

- Во-первых, и процент их несоизмерим с процентом мужчин. Да и мужчины право голоса себе зарабатывают локтями, становятся в очередь. Я, например, записалась в первый день, но слова так и не получила.

- О чем вы хотели сказать?

- Эта тема немного исходит из моей биографии, которая началась с войны. Меня очень волнует проблема "афганцев", очень сложная, очень трагичная, а так как я здесь от Комитета советских женщин, меня особо волнует проблема их матерей, их жен, их детей. Слышала о таких фактах, когда с женщин, потерявших сыновей, сразу же берут налог за бездетность. Или другой пример. Как только человеку, лишившемуся ноги, делают протез, на котором ходить-то невозможно, его могут перевести на другую группу инвалидности, то есть на еще более нищенскую пенсию. Мне очень жалко этих мальчиков, которые сейчас расплачиваются за чье-то преступление.

Помните, декабристы с гордостью говорили: мы были дети 12-го года. Из тех, кто вышел на Сенатскую площадь, многие были люди, дошедшие до Парижа и хлебнувшие ветра вольности. Про свое поколение могу сказать, мы были дети 41-го года. Мы тоже дошли до Берлина и тоже хлебнули вольности, недаром Сталин многих побаивался. А представляете ребенка афганской войны? Это что-то трагическое, это социальная аномалия.

Выступал здесь парень, чувствуется, хороший, честный, но у него в голове все перемешано. С одной стороны, он эмоционально воздействовал на зал даже тем, что он на протезах, с другой стороны, говорил такие вещи...

Я всем сердцем жалею "афганцев" именно потому, что этих мальчишек послали неизвестно на что, а дома их встретили, как говорится, "мордой об стол". Вот я и смотрела на этого мальчика и не знала, как реагировать на его слова. Считаю, что проблему "афганцев" нужно обязательно поднять в Верховном Совете.

Честно говоря, у меня много общественной работы. Я и секретарь Союза писателей СССР и РСФСР. Ко мне часто обращаются не сами "афганцы", а их матери и жены, наверное, как к женщине. В основном с бытовыми вопросами. Я, конечно, понимаю, что они по наивности думают, будто стоит мне снять трубку, и все будет решено. Но я считаю, теперь как депутат я смогу им помочь. Возвращаясь к первому вопросу, думаю, что у других женщин тоже были важные темы для выступлений, но их просто не допустили к трибуне.

- Каково ваше мнение - что изменится после Съезда?

- Помните: "вначале было слово". Так вот: слово на Съезде было. А даже это немаловажно. Как говорил поэт: "Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется". Я же думаю - наше слово попало на благодатную почву, и плоды скоро появятся.

Подготовила Л. НОВИКОВА

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно