111

КТО ЗАЩИТИТ КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРАВА? Пятый человек в Пятой республике

Многие десятилетия мы гордились и гордимся тем, что обладаем самыми широкими конституционными правами. Но вея наша трагедия состояла в том, что многие из статей Основного закона постоянно нарушались. И хотя сейчас положение выправляется, совершенно очевидно, что необходим жесткий механизм, который бы в корне пресекал попытки нарушать права граждан, от кого бы они не исходили. На эту тему наш корреспондент П. ЛУКЬЯНЧЕНКО беседует с председателем Конституционного совета Франции Робером БАДЭНТЕРОМ.

- 1 декабря прошлого года Верховный Совет СССР утвердил изменения и дополнения в Конституцию СССР, в соответствии с которыми должен быть создан Комитет конституционного надзора - советского аналога вашего Конституционного совета. Не будет ли этот орган сковывать руки молодому советскому парламенту?

- Как вы знаете, первая французская Конституция была принята 200 лет назад. Но Конституционный совет возник лишь 30 лет назад в рамках Конституции 1958 г. Нас одолевали те же сомнения, что и вас. Французские республиканцы опасались, что могут попасть в положение, в котором оказался последний французский монарх, власть которого пытался ограничить суд парижского парламента. Лишь возникновение новейших правовых теорий да практика наших европейских соседей, которые ввели конституционный надзор на 10 лет раньше нас, оказали решающее влияние. Во Франции наконец осознали, что создание Конституционного совета не ограничит демократию, а лишь укрепит ее.

- Каким образом?

- Если Конституция обсуждается и одобряется в ходе всенародного референдума, то она является отражением того, чего хочет народ. А законы принимает политическое большинство в парламенте. Хотя парламентарии и являются уполномоченными народа, они, преследуя собственные интересы, могут принимать законы, нарушающие основные права граждан. Поэтому нужен независимый, компетентный орган, который бы стоял на страже Конституции, на страже воли всего народа.

- То есть власть Конституционного совета по существу безгранична?

- Нет, мы не вправе отменять законы, принятые всенародным референдумом.

- Даже если они противоречат Конституции?

- И в этом случае тоже. Конечно, после принятия такого рода законов нужно внести соответствующие изменения в Конституцию.

- Г-н Бадэнтер, вас называют пятым человеком в Пятой республике...

- Действительно, это так. Хотя моя власть не столь велика, как у четверых "предшественников" - президента Франции, председателя сената, председателя Национального собрания и премьер-министра.

- Вы хотите сказать, что как председатель Конституционного совета Франции вы не вправе контролировать действия президента, если они вступают в противоречие с Конституцией республики?..

- Нет, французский президент ответствен только перед Верховным судом республики.

- А часто ли французский парламент пытается нарушить основной закон страны?

- Не каждый день, конечно, но все же случается: например, недавно парламент принял закон о телевидении и радиовещании. Но так как в законе не предусматривалось достаточных гарантий для гласности и плюрализма, мы отменили его.

Другой пример. Парламент проголосовал за поправку, ограничивающую право трудящихся государственного сектора на проведение забастовок. В частности, за проведение даже получасовой забастовки администрация могла высчитывать из зарплаты рабочих и служащих дневной заработок в полном объеме. Мы отменили эту поправку как противоречащую Конституции.

Еще пример. Был одобрен закон, на основании которого для создания ассоциаций и обществ требовалось специальное разрешение. Но это прямое нарушение права граждан на свободу объединений.

- А не бывает ли так, что ваши решения опротестовываются?

- Нет, так как, согласно Конституции, решения нашего Совета обжалованию не подлежат.

- Сколько же человек входит в состав Конституционного совета? Кем они избираются? На какой срок?

- В Совете 9 членов. Трое назначаются президентом, трое - председателем сената, еще трое - председателем Национального собрания. И только на один срок - 9 лет.

- Но представим себе такую ситуацию. Парламент предлагает принять прогрессивный закон, который на сегодня противоречит Конституции. А Конституционный совет, следуя букве устаревшей Конституции, отменяет законопроект, тем самым выступая в роли тормоза общественного развития. Ведь подобная ситуация не исключена.

- Никто, в том числе и Конституционный совет, не ограничивает свободу парламента. И выход в такой ситуации один - вынесение проекта закона на референдум. К сожалению, чаще происходит обратное, и не только во Франции: парламентские большинства практически во всех странах пытаются захватить больше власти, ограничить демократию. И в первую очередь пытаются поставить под больший контроль телевидение, радиовещание, органы печати.

- Значит, сомнения в необходимости создания у нас Комитета конституционного надзора на нынешнем этапе развития демократии совершенно беспочвенны?

- Поймите, без органа, осуществляющего конституционный надзор, в сложившейся у вас ситуации не обойтись. Ведь речь идет о федеративном государстве. Допустим, Верховный Совет СССР принимает закон о языке. И какая-то из республик заявляет, что этот закон нарушает права ее граждан. Как дальше будут развиваться события? Руководство республики заявляет протест, население организует демонстрации, забастовки. Одним словом, возникает политический конфликт. А последствия такого рода конфликтов для судеб федерации объяснять нет нужды.

Эти ситуации устраняются при наличии Конституционного совета - или, как у вас, Комитета конституционного надзора. "Обиженная" республика подает протест в этот комитет. В свою очередь Верховный Совет СССР дает свои разъяснения по этому вопросу. Происходит обмен аргументами. Комитет конституционного надзора выносит свое решение. Конфликт из политического преобразуется в юридический, беспорядки и применение силы исключаются. Таким образом. Комитет конституционного надзора - не только "предохранительный клапан", но и фактор стабилизации, создания равновесия между центром и периферией. Тем более при условии, что Советский Союз собирается создать правовое государство.

- Вы считаете, что во Франции вам уже удалось создать идеальный вариант правового государства?

- Нет, конечно. Не ошибусь, если скажу, что на сегодняшний день нет ни одного идеального правового государства. Хотя Западная Европа достигла самого высокого в мире уровня развития юридических гарантий для своих граждан - более высокого, чем США.

- В чем же конкретно?

- Конституционный надзор существует во всех западных демократиях, в том числе и в США. Но в Западной Европе, кроме того, существуют международные правовые гарантии: Европейская комиссия по правам человека и Европейский суд в Страсбурге. Если французское государство нарушило права своего гражданина, то он вправе подать на государство в Европейский суд, решения которого обязательны. Считаю это самой важной юридической революцией, происшедшей за последнее десятилетие.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно