75

КУЛЬТУРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ НА РУИНАХ КУЛЬТУРЫ. За "расцветом"... возрождение

На каждом шагу сегодня слышны слова о разрушения и гибели культуры в вашей стране. Огромное впечатление произвело выступление народного артиста СССР О. Басилашвили на Съезде народных депутатов России. Горят библиотеки, разваливаются театры, рушатся храмы. Но означает ли все это гибель культуры? Существует немало мнений, оценок, прогнозов. Вот что думает доктор философских наук Л. ИОНИН.

БОЙ ТЕНЕЙ

У нас сейчас явно происходит культурный переворот, или, если угодно, культурная революция. Это не мгновенное событие. Предыдущая культурная революция, начавшись в 1917 году, завершилась к концу 30-х годов культуры.

Но все обстояло не так просто. Буржуазная культура, в основе которой лежали идеалы рациональности, ответственности, разумного ограничения потребностей, в России, в отличие от Западной Европы и Америки, была совсем неразвитой. Что же имелось в России? Дворянская культура, сочетавшая в себе обостренное чувство личного достоинства с идеалом служения, лояльности. Крестьянская культура, основанная на многовековой традиции русской общины, полнее всего отразившая национальные черты русского народа. Культура так называемой прогрессивной интеллигенции с ее идеалом служения народу и подражания ему - идеалом, как окапалось, лишенным исторической перспективы.

Пролетарской культуры, так же как и буржуазной, в России в общем-то не существовало.

Она не успела сложиться. Рабочие - это были бывшие крестьяне, потерявшие связь с землей, с традицией, но не сформировавшие собственной культуры. Но именно эти люди, лишенные корней, нравственной базы, устойчивых жизненных навыков, в согласии с буквой марксистского учения были объявлены солью земли, носителями высшей культуры.

Была объявлена борьба двух культур - пролетарской и буржуазной. Что должно было возникнуть в результате этой титанической схватки, где оба противника отсутствовали на поле боя?

В МИРЕ ДВОЙНОГО СТАНДАРТА

Вожди культурной революции, очевидно, осознавали в какой-то мере иллюзорность своих надежд. Поэтому они с самого начала ввели двойной стандарт отбора элементов новой, социалистической культуры. Новая культура должна была удовлетворять инстинктивным потребностям гигантской массы люмпенов - бывших крестьян, солдат, служащих, поднятых на строительство нового мира. И в то же время, поскольку эти люди считались хозяевами жизни, хозяевами прошлого и будущего, они должны были получить в свое распоряжение отнятые у "буржуазии" культурные богатства.

Отсюда все парадоксы культурного развития советских десятилетий: ожесточенное отрицание классики, призывы "сбросить Пушкина с корабля современности", с одной стороны, и официально-парадное, на государственном уровне присвоение классики - с другой (это прекрасно передал Т. Абуладзе в фильме "Покаяние", показав Варлама Аравидзе читающим сонет Шекспира и исполняющим оперную арию).

Эти парадоксы объяснимы в свете двойного стандарта. Но объявленные критерии отбора были подложными. На самом деле отбор осуществлялся в соответствии со вкусами вождей и потребностями политической борьбы. Двойной стандарт служил очень удобным орудием объяснения, обоснования выбора.

О том, как культура приспосабливалась к потребностям политики, вкусам вождей, сейчас много пишут.

ТИСКАЕМ РОМАН...

А окончательно сформировалась новая, "социалистическая" культура под руководством Сталина, Жданова и др. В ней, конечно, не было, да и не могло быть ничего пролетарского. Точно так же в ней не было ничего буржуазного.

Традиции дворянской, крестьянской, интеллигентской культур безжалостно выкорчевывались и подавлялись. Оставались выдаваемые за подлинно пролетарские мораль, язык, нормы поведения люмпенизированного крестьянства.

Еще два культурных элемента влились в социалистическую культуру - военный и, условно говоря, блатной. Военный - в силу милитаризации всей жизни, блатной - потому что вся страна превратилась в одну большую зону.

С. Говорухин в своем фильме "Так жить нельзя" говорит: "Кого ни вспомнишь в этой стране - погиб, кого ни спросишь в этой стране - сидел".

Этот опыт обойти оказалось невозможно. Удивительно воздействие культуры преступного мира на формирование социалистической культуры. Начиная от жесткой иерархии и полного произвола вождей ("паханов") и кончая проникновением блатной "фени" и грубой матерщины в нормальную повседневную жизнь, черты лагерной жизни воспроизводятся в "большом" мире.

Этому соответствует и организация культуры. На лагерном жаргоне "тискать роман" значит рассказывать увлекательные истории заинтересованным слушателям. Это в исправительно-трудовых лагерях - единственно доступная неофициальная форма культурной деятельности. Официально же культура находится в ведении КВЧ - культурно- воспитательной части. КВЧ организует хоры, драмкружки, самодеятельные оркестры из заключенных, комплектует библиотеки и т. д. Это удивительно точный образ существования культуры в СССР. Министерство культуры и есть КВЧ, разросшаяся до всесоюзных масштабов.

В общем, нельзя говорить, что культура гибнет. Не удивительно, что горят библиотеки, разрушаются театры и концертные залы. Не удивителен "остаточный принцип" - КВЧ никогда не была главной частью лагерной организации. Просто господствующая культурная струя отбрасывает то, что является для нее лишним, неорганичным.

ВЫХОД ИЗ ПОДПОЛЬЯ

Однако нынешние политические перемены дарят надежду. Плюрализм политический мгновенно оборачивается плюрализмом культурным. Возрождаются - хотя и медленно, со скрипом - культурные традиции различных групп. Неожиданно оказывается, что российские культурные традиции - дворянская, крестьянская, интеллигентская, коммерческая - не умер ли, не исчезли бесследно: образуются национальные землячества, культурные общества, организуются партии, которые, хотя и преследуют вроде бы чисто политические цели, руководствуются идеалами, лежащими в культурной традиции. Дворянское собрание, коммерческие клубы и так далее - многообразие жизни и есть культурное многообразие.

Различные культуры выходят из подполья. Мы, правда, как и прежде, ищем культурного единства, требуем обязательных для всех "идеалов". Но это самообман. Таких нет и не может быть. Попытки их выработки и применения могут лишь вернуть нас к социалистической культуре, к КВЧ, где над будкой будет развеваться несколько иного цвета флаг. Единственным общим идеалом может быть лишь негативный идеал невмешательства в культурные дела и свободы культурного самоопределения людей и общественных групп.

А культура люмпенов и уголовников перестанет быть главной культурой сама собой, когда люди научатся определять себя по-разному.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно