Примерное время чтения: 7 минут
142

НАДО РАЗВОРАЧИВАТЬ ЭКОНОМИКУ К РЫНКУ, А ОТ НЕГО - К ЧЕЛОВЕКУ. Нам необходимо согласие

Большой интерес у наших читателей вызвала встреча Президента СССР М. ГОРБАЧЕВА с экономистами и публицистами так называемого леворадикального направления. На эту встречу была приглашена и член редколлегии "АиФ", зав. отделом экономики и соцпроблем Н. ЖЕЛНОРОВА.

НА ВСТРЕЧЕ Президента СССР шла речь о том, что при проведении реформ больше всего надо бояться попятного движения. От угрюмой пассивности в период застоя общество перешло к периоду завышенных ожиданий, а от них - к неудовлетворенности тем, что эти надежды быстро не оправдались. Это состояние может в дальнейшем привести к неприятию реформ, в которых - возрождение народа, его экономического потенциала. Больше всего реформам вредит привычка людей "не высовываться" и продолжать возлагать на государство свои проблемы. Чтобы оправдались надежды, главное сейчас приступить к рынку, не испугаться реформ.

Однако сторонники перестройки сталкиваются с огромной инерцией и даже противодействием переменам. Идет сплочение консервативных сил, которые при переходе к рынку потеряют свое влияние. Президент считает, что прогрессивные силы должны выстоять, но надо перестать драться друг с другом, надо не допустить раскола в своих рядах, дабы не дать оружия консерваторам. Собравшиеся поделились с Президентом своими мнениями, предложениями.

Говорилось о том, что вероятная экономическая помощь Запада может уйти в песок. Чтобы этого не произошло, нужно сделать инвентаризацию ее и найти механизм реализации этой помощи. Выдвигалась идея, что следует выбрать необходимые для производства товаров народного потребления первые 500 предприятий и запустить их с привлечением зарубежных капиталов, чтобы была быстрая отдача.

Народ должен стать собственником национального достояния. Но если процесс приватизации будет идти нынешними темпами, то на это уйдет лет 30. Считаю, заявил президент Союза арендаторов СССР П. Бунич, что каждый человек должен иметь свою долю общенародной собственности. Для этого следовало бы поделить капитал страны на всех - пропорционально трудовому стажу и вкладу. Пусть человек сам решает, что ему стимулировать - аграрный сектор или жилищный. Без собственности нет и функционирующего рынка, - какие бы законы мы ни издавали. Нет рынка и без свободных цен. И они стали появляться де-факто. Хочешь получить лес, бумагу - плати в 3 раза дороже. 70% госзаказа по госценам - никто это решение не выполнит, предприятия будут оставшиеся 30% товаров продавать по очень высоким ценам - вот вам и прибыль, и рынок. Надо допустить 50 - 60% свободных цен, но сначала надо снизить инфляцию путем продажи земли, жилья. И в Сбербанке давать 12%, а не 2 - 3%, как сейчас. В таком случае инфляция будет не более 10%, что вполне терпимо.

Переход к рынку должен быть быстрым. Здесь нам нужны не тормоза, а двигатели, считает доктор экономических наук О. Лацис. Мы обязаны экономическими методами привести в действие все те ресурсы, которые есть и у предприятий, и у населения. Смотрите, что получается. У людей есть деньги, но нет жилья: у государства есть жилье, но нет денег. И мы не позволяем людям купить жилье, говорим: подождите в очереди десяток лет, а потом дадим вам бесплатно!

Вице-президент Федерации потребительских обществ А. Аузан предложил производственные программы формировать с помощью займов. Надо любым путем насытить потребительский рынок, потому что контрреволюция начинается именно в очередях.

Да, согласился с ним обозреватель "Известий" М. Бергер, поддержать потребительский рынок значит - применить анестезию, которая необходима для успешной операции перехода к рынку. Чтобы не говорить потом, что операция прошла успешно, но больной умер. Почему бы нам не вкладывать валюту в приобретение не готовых товаров краткосрочного действия (вина, косметики, одежды), а средств производства - таких, как швейные, вязальные, пишущие и прочие машины, механизмы, мини-трактора, которые бы втягивали людей в производство и помогали бы им производить готовую продукцию для последующей реализации?

У меня такое ощущение, что 3 - 4 года назад мы могли бы обойтись без внешних инъекций. Сейчас это уже практически невозможно, - высказал свое мнение доктор экономических наук Н. Шмелев. В фундаменте перемен должен лежать работоспособный рубль. Для этого определенную часть горячих денег надо изъять из рынка. Нужна крупная международная акция, нужен консорциум правительственных гарантий. А в качестве залога пришло время использовать или наш золотой запас, или наши долги.

Сейчас мы ищем за рубежом кредиты, сообщил М. Горбачев, на это у зарубежных политиков есть две точки зрения. Одна - чем меньше СССР оказывать помощь, тем радикальнее у нас пойдет реформа. Другая - если Запад нам поможет, то реформы пройдут безболезненнее и поэтому - надежнее. Далее Президент выразил уверенность, что зарубежным партнерам перестройка в СССР не меньше нужна, чем нам самим.

И вновь зашла речь о правительстве. Интересно, спросил экономист А. Вавилов, каков механизм принятия решений в Совмине? Будь трижды распрекрасен человек, но если он действует, не согласуясь с другими, разрозненно, то он обязательно родит постановление, от которого все шарахаются. Отсюда и нынешние действия республик. Как Центр от нас скрывает свои решения, считают они, так и мы будем действовать, принимать свои решения.

Сейчас говорят об отсутствии доверия правительству со стороны народа. Видимо, это идет от того, что и у правительства нет доверия к своему народу, сказала Н. Желнорова. Возьмем нынешнюю ситуацию. Выращен хороший урожай зерна. Казалось бы, надо сократить закупку его за рубежом. Однако этого не произошло. Как признался С. Ситарян, оно закуплено в полном объеме. Чем мы расплачиваемся за это зерно? В основном сырьем, нефтью. И если за 1 т нефти в 1984 г мы получали примерно 4 т зерна, то в 1986 г. - уже только 1,5 т зерна, а в 1988 г - чуть больше 0,5 т зерна. Если так пойдет и дальше, то не будем ли мы со временем получать за 1 т нефти буханку хлеба?

А я убежден, что, какую бы программу правительство ни предложило, его политическое время исчерпано, заявил кандидат философских наук И. Клямкин. И цель нашего собрания - продлить политическое время Президента.

На это Президент ответил, что сейчас у нас период обостренной критики реформ правительства, которая идет и справа, и слева. Раздаются требования смены правительства. Но представьте, что это уже произошло. Сколько сил, времени уйдет на подбор нового кабинета, на знакомство с ситуацией и разработку программы перехода к рынку уже новым правительством. А ведь эта программа почти готова! В сентябре Совмин предложит ее окончательный вариант, где будут отражены здравые идеи всех общественных групп и течений, их альтернативные концепции. Так что надо дать возможность этому правительству, которое всего год назад утвердил Верховный Совет СССР, выразить себя, показать свой потенциал.

На вопрос, уверен ли Президент, что у правительства хватит сил осуществить переход к рынку, М. Горбачев сказал о своей убежденности в том, что с таким же успехом нынешние критики в течение недели раздолбали бы и новое правительство.

Подытоживая услышанное, Президент отметил, что наш тормоз - это боязнь рисковать, брать на себя ответственность, привычка подчиняться.

Понимаю, что в нынешней ситуации раскол неизбежен, но пусть он будет среди тех, кто против реформ, а не среди тех, кто за них.

И в то же время при таком разном спектре мнений мы не должны уповать на какую-то "светлую голову", нам нужен синтез вариантов. Нам нужно согласие. Нужен выход на общую программу действий, И от правительства должны выходить документы, стимулирующие активность народа. Впрочем, к любому двигателю всегда нужны и тормоза. Без них сами знаете, что происходит. Мы начинаем разворачивать нашу экономику к рынку, а от него - к человеку. И здесь надо сотрудничать со всеми школами и экономистами. Ряды перестройщиков не столь велики, и поэтому их надо беречь изо всех сил.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно