Примерное время чтения: 6 минут
194

ИЗ АССР НЕМЦЕВ ПОВОЛЖЬЯ 1941 г. ВЫВЕЗЕНО 40 ТЫС. СЕМЕЙ. Из истории без вины виноватых

Милитаризация, охватившая страну в 30-е гг., превратила ее в военный лагерь еще в мирное время. В этих условиях шпиономания начала перемалывать не только отдельных людей, но и целые народы. Началась эпоха "великих переселений". Об этом рассказывает заведующая отделом Центрального госархива РСФСР О. СИЛАЕВА.

ПЕРВАЯ ЖЕРТВА

Одной из первых жертв становятся немцы Поволжья. 28 августа 1941 года подписывается Указ Президиума Верховного Совета об их переселении, а Указом от 3 сентября по-новому перекраивается карта страны: 15 районов бывшей АССР Немцев Поволжья отошли к Саратовской области, а 7 - к Сталинградской. Более 40 тыс. семей в несколько дней было вывезено за пределы уничтоженной республики.

Новую страницу в истории Поволжья открыли переселенцы. Им предоставляется бесплатный переезд к новому месту жительства, кредит на обзаведение, семейная ссуда. Но "планового переселения" быть, конечно, не могло. Была эвакуация, когда расселялись хаотично, вразброс, мелкими группами, до десятка национальностей в одной деревне. Наспех создавались колхозы, к которым отходили вся техника, строения, скот, принадлежавшие бывшим немецким колхозам. Понятно, что различия между эвакуированными и переселенцами не делалось, и "льгота" у всех была одна - пользоваться оставшимся в безлюдных селениях.

ИЗ ПУСТОГО В ПОРОЖНЕЕ

К концу 1941 г. в районы бывшей АССР вселились около 20 тыс. семей - 44,7% от "плана" (только по районам Саратовский области). Начальнику переселенческого отдела при Саратовском облисполкоме в связи с этим было указано: "Делая неправильную ссылку на невозможность широкого развертывания работы в условиях близости фронта, срываете выполнение правительственного задания". С мест шла своя волна. Второй секретарь Ровенского райкома партии Тарасов выразился довольно определенно: "Создавать условий этим переселенцам мы не будем, пусть живут, как хотят". Однако в марте 1942 г. в связи с очередным наступлением германских войск появляется новое правительственное постановление о дополнительном переселении в районы бывшей АССР более 6 тыс. семей из Тамбовской, Воронежской, Орловской, Пензенской областей.

К лету 1942 г. потребность в людях была удовлетворена почти на 80%, но отсутствие семенного фонда, техники, засуха привели к тому, что переселенческие колхозы Саратовской области хлеба сдали лишь на треть от намеченного.

Оценивая перспективы заселения на 1943 г., центр делал простые выводы - около 70% хозяйств являются "неустойчивыми" (остальные 30% были хозяйствами русских старожилов). Вскоре началось освобождение оккупированных районов, и из переселенческих колхозов пошел массовый отток населения. В марте 1944 г. союзным правительством принимается новое постановление о переселении в область 16 800 семей (реальной стала цифра 4200) и выделении более 9,1 млн. рублей на обзаведение и ссуды. Но история повторилась. Людей завозили для того, чтобы вскоре они уехали. Всего же из 17775 семей плановых переселенцев 1941- 1945 гг. к 1946 г. из области выбыло почти 63%, а убытки составили около 15 млн. рублей.

С "КУРОРТА" - ПОД КОНВОЕМ

Вслед за освобождением страны от оккупации вновь начинаются поиски "пятой колонны". В список врагов попадают и крымские татары. 12 мая 1944 г. советские войска полностью изгнали из Крыма немцев. Ни одно газетное сообщение не могло подтолкнуть к мысли, что через несколько дней по постановлению Государственного Комитета Обороны более 20 тыс. семей крымских татар будут вывезены конвойными частями НКВД из родных мест.

Сразу же по разрушенным войной селам центральной России, по госпиталям и больницам начался новый "призыв" - людей приглашали (и далеко не везде добровольно) "принять участие в восстановлении крымских здравниц". В сентябре - октябре 1944 г. туда приехали 17940 семей колхозников. Им также были установлены правительственные льготы - только на выдачу денежных пособий правительство затратило 56357 тыс. руб.

"...ЧТО, ГДЕ САДИТЬ, ОТКУДА ВОДУ БРАТЬ?"

Однако для переселенцев сразу начались испытания. Как сухо писалось в официальных бумагах, "тип наличных построек - татарская сакля - не удовлетворяет русского переселенца: нет печей; потолки и крыши земляные". Весной 1945 г. положение стало критическим. Из докладной записки на имя Председателя СНК РСФСР А. Н. Косыгина: "Из 64 852 чел. переселенцев большая часть привезла с собой незначительное количество запасов и размещена в колхозах, организованных на базе подсобных хозяйств в местах бывшего расквартирования воинских частей, где урожай с полей... был полностью убран до приезда переселенцев...". Начинается обратное движение. К апрелю 1946 г. из Крыма выехала уже 11.381 семья. К этому сроку на операции по переселению было дополнительно затрачено еще более 6 млн. руб. В связи с этим появляется правительственное постановление о материальной ответственности выехавших и взыскании с них в бесспорном порядке всех ссуд и кредитов.

В 1946 г. в Крым были завезены еще 1000 семей.

Этот же год принес очередную засуху: по табаку урожай снизился в три раза, по пшенице и винограду в два раза. Но причины были не только в погодных условиях. Колхозники высказывали даже такую удивительную просьбу: "Хотя бы выписали на колхоз по одному татарину, чтобы он нам рассказал, что, где садить и откуда воду брать". Не уменьшается число "неустойчивых колхозников (из докладной записки в правительство), вставших вместо борьбы с временными трудностями на путь обратничества". Растет и их долг. К весне 1947 г. он составил уже 20,9 млн. руб., из которых было взыскано лишь 1,8 млн.

Значительную помощь в стабилизации положения должно было оказать государство. К июню 1948 г. по Крыму было принято 8 постановлений и распоряжений, но послевоенная разруха почти все их сделала невыполнимыми. Поток беженцев не уменьшался. Уезжали, обычно ночью, с ведома и по справке председателя колхоза, пообещав ему корову или что-то из утвари, по 4 - 5 тыс. руб. платили за машину. Всего же к 1 июля 1948 г. из Крыма выбыло 52,5% семей, завезенных с 1944 по 1948 г. По ссудам и платежам за выехавшими числилось 22380 тыс. руб., из которых был возвращен только 21%.

ЛОМАТЬ - НЕ СТРОИТЬ

В целом к 1950 г., по данным Переселенческого управления при СНК РСФСР, руководившего этими операциями, наибольший отток населения был в Саратовской и Крымской областях. Это не случайно. Круг жизни десятков тысяч крестьян, складывавшийся десятилетиями, был уничтожен за несколько дней. Рушились все хозяйственные связи и экономический уклад. Освоенные, плодородные территории объявлялись как бы несуществующими, а из жестких общегосударственных планов просто изымался целый "раздел", шло экстренное перераспределение средств. Эти зияющие бреши долгие годы влияли на дальнейшее развитие. Военные тяготы, пошатнувшие всю страну, именно здесь отозвались особенно болезненно. Шли годы, люди приживались. Но многое из того уклада перешло в день сегодняшний. Уравнялись в правах выселявшиеся и переселенцы. Система сделала их своими жертвами, и сегодня это переросло в равнодушие к земле, на которой живем.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно