Примерное время чтения: 5 минут
95

ПОЧТА "АиФ" (03.04.1991)

Хочу работать честно

Я ТРЕТИЙ год шью одежду на продажу. Поскольку конкурировать приходится с лучшими фирмами мира (мои изделия в "комиссионке" висят на одной вешалке с "Монтаной" и "Леви Страус"), совмещать это с работой невозможно. Я уволился. Но, когда пришло время получать патент, не смог принести справку с места работы, и патент мне не выдали.

Опротестовать решение в суде не удалось, пошел в облфинотдел, там опять ничего не доказал, послал письмо в Минфин, его вернули с формулировкой "на усмотрение местных Советов"... Очередной заколдованный круг Советской власти замкнулся. И пришлось устроиться дворником.

Предлагаю в Законе об индивидуальной трудовой деятельности написать, что заниматься ею может любой гражданин, заплативший налог, ограничить разве только возраст. Кроме того, исключить из документов, требуемых для патента, справку с работы. Грядет безработица, и многие не будут иметь возможности заниматься индивидуальной трудовой деятельностью, поскольку не принесут справку с места работы (опять справка! опять бумажка важнее человека!). Не смешно ли просить, чтобы тебе разрешили работать. И еще говорят "спекуляция", "черный рынок", "воровство". Да к этому толкает само государство!

Если материала нет, а мне кто-то предложит, даже дороже в несколько раз, я вынужден его взять, сознавая, что, возможно, беру ворованное. Но куда деваться?

Как надоела эта грязь! Хочется работать честно. Почему бы не разрешить индивидуальщикам покупать что угодно, сколько угодно по договорной цене? Я согласен иногда вдвое переплатить, лишь бы дали. Почему, скажем, на родниковском комбинате "Большевик" материал мне не дают, а в Коврове предлагают хоть километр? Правда, в два раза дороже.

А. Слабов, г. Ковров, Владимирская обл.

Письмо плюс совет

Документы не обязательны

ПОСЛЕ выступления Б. Ельцина по телевидению я решил дать телеграмму в адрес Президиума Верховного Совета РСФСР. А работники телеграфа попросили предъявить документ, на обороте бланка записали место работы, номер и серию паспорта. Я еще расписался в подтверждение достоверности этих данных. Это что: очередное постановление Совмина или новшество Министерства связи?

Н. Жильцов, Брянск

Это нерадивость работников телеграфа, которые работают по устаревшим инструкциям.

В соответствии с письмом N 57-д Минсвязи СССР от 24 февраля 1989 г., подписанным министром В. Шамшиным, статья 43 телеграфных правил звучит так: "Телеграфные обращения граждан в адреса руководящих партийных, советских органов, а также на предприятия, в учреждения и организации принимаются с указанием в платной части телеграммы подписи, имени и отчества отправителя, а также места его жительства, работы или учебы". Как следует иа текста, предъявление документов не требуется. Требуйте, чтобы у вас телеграмму приняли без них.

О. ИЗВЕКОВА.

Тревога

Прощай, гласность?..

На нашем Балахнинском целлюлозно-бумажном комбинате, одном из крупнейших в стране производителей газетной бумаги, складывается кризисное положение.

ЗА ТРИ МЕСЯЦА этого года из-за недопоставок древесного сырья комбинат недодал 16 тыс. т бумаги (этого хватило бы на печатание всего тиража "АиФ" в течение полугода. - Ред.). Но еще более тревожит нас прекращение централизованных поставок технологических одежд для бумагоделательных машин (сукон и сеток), химикатов и запасных частей, закупаемых по импорту. Ни один из контрактов по ним не заключен до сих пор. Многочисленные обращения в министерство, Совмин (Кабинет министров), Внешэкономбанк СССР результатов не дали. Нам говорят - нет валюты. У комбината имеются собственные валютные средства во Внешэкономбанке, но они заморожены.

Мы вынуждены предупредить издательства страны - потребителей нашей бумаги, что, если правительство не примет срочных мер, через 2 - 2,5 недели на комбинате начнется массовая остановка бумагоделательных машин и с мая поставки будут сокращены или прекращены совсем.

Трудовой коллектив комбината.

Письмо в номер

Дело не в женской слабости

На заседании 30 марта мы, народные депутаты РСФСР, с большой тревогой выслушали ту часть выступления С. П. Горячевой, где говорилось о преследованиях, которым подверглась она и члены ее семьи. Думаем, не надо пояснять недопустимость и даже преступность этих действий, которые многие из нас испытали на себе и своих семьях.

Однако, выражая сочувствие и понимание в этом вопросе, мы не можем не сказать о порочности практики вынесения своих личных переживаний на парламентскую трибуну. Мы, женщины - депутаты России, завоевали свои мандаты в равной борьбе с конкурентами - мужчинами, не требуя скидок на свой пол. Женская слабость - сильное оружие, если только оно применяется по назначению, а не в парламентских стенах. К тому же С. Горячевой, как прокурору, должны быть хорошо известны законные пути защиты своих близких - прежде всего, через суд.

Не можем умолчать и о другом. Неясно, почему Светлана Петровна возлагает ответственность за эти угрозы на демократов. Как известно, стремлением к расправе над действительными и мнимыми политическими противниками в советской истории отличались совсем не те силы, которые защищают идеалы демократии.

Непонятно также, как человек с юридическим образованием, игнорируя принцип презумпции невиновности, способен был обвинить в организации этих противоправных действий главу российского парламента? Как мог принять цивилизованную процедуру отзыва депутата его избирателями за признак наступления фашистской диктатуры?

К сожалению, сочетание всех этих трудносовместимых высказываний в выступлении нашей коллеги заставляет нас думать, что дело не просто в женской слабости, а, скорее, в какой-то" мужской руководящей и направляющей силе.

Женщины - народные депутаты РСФСР (17 подписей).

31 марта 1991 г.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно