Примерное время чтения: 9 минут
434

1-й МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНГРЕСС ПАМЯТИ А. САХАРОВА

21 - 25 мая в Москве проходил 1-й Международный конгресс памяти А. Д. Сахарова ("Мир, прогресс, права человека"). Одним из спонсоров этого конгресса выступил еженедельник "Аргументы и факты".

Приводим два наиболее значимых выступления при открытии конгресса: супруги Андрея Дмитриевича Сахарова - Елены Боннер и известного правозащитника, ученого Юрия Орлова.

Сахаров и наше время

Из выступления Е. Боннэр

СЕГОДНЯ Андрею Дмитриевичу Сахарову исполнилось бы семьдесят лет. Юбилей пришел в трудное время для страны, гражданином которой Сахаров был по праву рождения и по горькому праву лечь в ее землю. Но он был гражданином Земли, по праву любви к ней, по праву непреклонной борьбы за сохранение мира.

В нашей супермилитаризированной державе он был единственным ученым, защищавшим мир для всей планеты с высокой профессиональностью, абсолютной смелостью, абсолютной честностью и полной независимостью...

Столь же непреклонно Сахаров защищал человека. Личность. Право на убеждения - свои, выбор жизненного пути - свой. Право на свободу. И просто - право на счастье!..

Первый Международный конгресс "Мир, прогресс, права человека", посвященный памяти Андрея Сахарова, задумывался и проводится абсолютно независимо от любых государственных структур и правительственных органов СССР и других стран. Основные средства для его проведения получены от независимых изданий "Аргументы и факты", "Московские новости" и "Огонек". Основной валютный вклад сделали авиакомпании "АлИталия" и Федерация американских профсоюзов...

В чем идея конгресса, кроме доброй памяти об ушедшем? Мы хотим коллективно повторить то, что Сахаров делал в одиночку. Сказать профессионально и правдиво о наиболее острых проблемах современности. Но сказать - это часть дела. Мы хотим быть услышанными теми, от кого зависит решение поставленных проблем. И услышанными не потом, как было с Сахаровым, а сегодня...

Нельзя в один конгресс уместить все, чем болен современный мир. Мы выбрали две рабочие темы. Это - "Чернобыль (прошлое, настоящее, будущее)" и "Советский Союз и страны Восточной Европы на пути от тоталитаризма к правовому государству". Внешне далеки, они связаны воедино самим Сахаровым - ученым и общественным деятелем.

Ученый Сахаров был не только "отец советской водородной бомбы" (журналистский штамп - поверхностный и односторонний, как все штампы). Сахаров был пионером в области теоретических работ по мирному использованию термоядерной энергии, убежденным сторонником развития ядерной энергетики, считая, что она даст возможность повысить уровень жизни всех людей на Земле. Не понижать его в богатых странах, а поднять в бедных.

А в статье "Ядерная энергетика и свобода Запада" он обосновывает необходимость для демократических стран добиться нефтяной и вообще энергетической независимости от стран - ее поставщиков. События недавней войны в Персидском заливе подтверждают его правоту.

Чернобыльскую катастрофу Сахаров считал не только следствием технических просчетов, ошибок персонала, плохих строительных работ, но в первую очередь доказательством ущербности общественного строя. В этом плане он рассматривал Чернобыль как высшее "достижение" социализма.

Вторая тема, казавшаяся точно сформулированной полтора года назад, постепенно стала вызывать сомнения. Возникли вопросы: "Находимся ли мы на пути от тоталитаризма к правовому государству? Не топчемся ли на месте? Не повернули ли назад?" Вехи этой трансформации известны.

Это - непрямые выборы президента. Первые и последующие дополнительные полномочия ему. И одновременно идущий процесс распада Советского Союза. Блокада Литвы в ответ на законное конституционное объявление ею независимости. "Основные направления" вместо экономической программы. Первый проект Союзного договора, по существу отвергающий суверенитет республик, второй проект, несколько улучшенный, а какой обсуждается сегодня, мы просто не знаем - его не публиковали. Это - Указ о защите собственности, обернувшийся защитой партийной собственности, и приведший к трагическому январю в Прибалтике. Приказ о совместном патрулировании. Это - тихая аппаратно-номенклатурная приватизация - не народу, а от него.

И, наконец, последнее. Недавнее соглашение, подписанное руководителями девяти республик и президентом. Оно воспринято как документ, открывающий не совсем светлый, но все же какой-то путь. И как умиротворение в битве, которая в массовом сознании стала формулой - "Горбачев или Ельцин". Но по существу - это далеко не оконченная борьба бывших республик бывшего Советского Союза за реальную независимость. Создание суверенных государств на месте имперского тоталитарного, под гнетом которого наши народы существовали семьдесят три года - это процесс безусловно прогрессивный...

Сегодня Россия в ожидании выборов президента. До этого мы ожидали референдум и очередные съезды. Ожидали законы, которые облегчат нашу жизнь. Долго ожидали повышения цен. Получили, с предварительным изъятием сторублевок.

Мы не знаем, что нам предложат ожидать после 12 июня.

Нас пугают голодом и гражданской войной. Но в стране уже для большей части населения полуголод. И война уже идет - только не гражданская, а старых сталинских структур с едва зарождающимися новыми...

Такое время и такова страна, в столице которой координаторам и экспертам конгресса предстоит ответить на вопросы, поставленные перед ними темой "СССР и страны Восточной Европы на пути от тоталитаризма к правовому государству"...

Спасибо всем, кто откликнулся на наше приглашение и пришел в этот зал. Я благодарна президенту Португалии Мариу Соарешу. Под его покровительством и с его участием в 1983 г. в Лиссабоне проходили четвертые Сахаровские слушания, и он был первым главой государства, который в самом начале наших хлопот по организации конгресса принял мое приглашение и тем вселил надежду, что из нашей затеи что-то получится.

Я благодарю Председателя Национального собрания Чехословакии Александра Дубчека. 1968 год стал точкой отсчета для тех, кого принято называть диссидентами. Семь человек вышли на Красную площадь с лозунгом "За вашу и нашу свободу". И с этого года началось широкое становление диссидентской гласности в СССР.

Я благодарю Президента СССР Михаила Горбачева и Председателя Верховного Совета России Бориса Ельцина. Их присутствие на этом демократическом собрании, безусловно, будет способствовать успеху в нашей работе, расширяя круг лиц, которые заинтересованно отнесутся и ответят на рекомендации конгресса.

* * *

"На крови счастья не построишь"

Из выступления Ю. Орлова

АКАДЕМИК Сахаров - наш нравственный эталон, необходимый народу именно в этот трудный переходный момент его истории, особенно молодежи, которая ни во что не верит. Сахарова нет, но я осмелюсь утверждать, что нравственное влияние Сахарова присутствует. Ибо его главный принцип - прогресс и борьба за прогресс, но борьба без насилия, без крови, без репрессий - этот принцип народ России сегодня в основном соблюдает. Не соблюдает его центральная власть, но каждым актом политического насилия она все дальше отторгает себя от народа, это видно невооруженным глазом. Партаппарат, верхушка КГБ должны понять, что историю заново не перепишешь, что миллионы убитых по долгой дороге в сегодняшний тупик - не воскресишь; память не сотрешь; и что омерзение, охватившее весь народ после нескольких лет гласности, уже не вытравишь. За 70 лет совершено непоправимое, и сегодня даже среднее и малое насилие, произведенное по указанию Центра, тысячекратно усиливается воспоминанием о тех миллионах. Ваш поезд ушел, убежденные коммунисты, вам пора уходить, уходить с честью и мирно, просто уходить в оппозицию.

Россия переживает пору тяжелого похмелья после тех 70 лет. Но по крайней мере народ хорошо знает теперь старую в общем-то истину, что на крови, на несчастье счастья не построишь. И если из этого месива появился и поднялся такой нравственный гений, как Сахаров, значит, народ не погиб.

Здесь присутствуют два президента, Союза и России. Что бы сказал Сахаров здесь, сегодня? Я знал его почти 20 лет, и я думаю, что он мог бы сказать следующее.

Первое. Хотим или нет, но никакие планы разрешения кризиса, ни политического, ни экономического, ни с 30, ни с 150 миллиардами западной помощи не дадут результата, если не будет достигнуто соглашение на равной основе с прямыми представителями народа: независимыми рабочими профсоюзами, со стачкомами, с союзами предпринимателей, с демократическими партиями.

Второе. Если "социалистический выбор" означает государственную, или партийную, или любую иную монополию на частную деятельность человека - экономическую, коммерческую, производственную, политическую, - то это тот хомут, который вы на народ более не наденете, а если попытаетесь сделать это силой, он разнесет всю телегу. Советский опыт государственной монополии дал отрицательный результат. Западный опыт показал, что их "телега", во-первых, отлично едет; во-вторых, даже рабочим, имеющим политические свободы, выгоднее и легче там бороться за свои интересы, когда перед ними частный немонопольный владелец, а не всемогущественное государство, которое легко лишит их любых прав.

Третье. Не в Москве должны определять, что есть Союз, а что есть империя. Если какие-то республики чувствуют себя колониями в империи, это их чувство танками не изменить, значит, они и есть колонии; у нас нет объективных критериев для определения таких понятий. Не давите танками, это по меньшей мере бесполезно, выведите войска с территорий отказавшихся от Союза республик, договоритесь о статусе военных баз, налаживайте горизонтальные, а не вертикальные связи - ведь стихийно это уже происходит...

Вот что сказал бы Сахаров. Я не могу не остановиться на главном моменте в правозащитной деятельности Сахарова. Он был первым, кто прямо связал проблему ядерной безопасности мира с проблемой демократизации и прав человека. Это было его открытие. Сегодня мир стал намного безопаснее, чем 5 лет назад. Это, во-первых, результат 20- летней деятельности Сахарова и его единомышленников, диссидентов-правозащитников по психологическому перевоспитанию советской интеллигенции, нового поколения советских бюрократов и частично - народа. Во-вторых, эта перемена явилась прямым доказательством правильности сахаровской концепции. Опыт показывает: чем демократичнее Россия, тем слабее "холодная война". Возврат к тоталитаризму, возможно, не без помощи самого Запада, будет означать возвращение к противостоянию миров. Для нас, советских демократов, это очевидная вещь, банальность, но западные люди, как я многократно убеждался, с трудом воспринимают эту мысль. Это, впрочем, никогда не мешало западным правозащитникам настойчиво защищать Сахарова и его коллег, отстаивать интеллектуальную, а затем и просто физическую свободу.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно