Примерное время чтения: 3 минуты
181

КИНОЛОЖА. Михалков, друг степей

О НИКИТЕ Михалкове сказано так много дурного, что невольно хочется начать с чего-то хорошего. На премьере его фильма "Урга" во французском посольстве классик нашего кино был отчаянно хорош.

Выйдя к публике, Н. С. сказал, что потрясен сотрудничеством с французами, которые дали на фильм сколько надо, а наши - сколько было. Впервые у него спрашивали не "зачем", а "как" и "где". Просьбы выполнялись немедленно, и это пугало. Он так привык к трудностям, даже немного тоскует по ним - русский художник по привычке путает понятие свободы с отсутствием неволи.

Свободы за границей СНГ оказалось больше, так что он был почти насильно вытолкнут продюсером Мишелем Сеиду в китайскую Монголию с пятью страницами сценария, написанными вместе с Рустамом Ибрагимбековым. Это история о монголе, который едет в город покупать презервативы, а в финале возвращается без них, и жена, поняв мужа, убегает с ним в степь, втыкает в землю ургу - длинный шест с петлей для отлова лошадей, а на языке аллегории что-то вроде надписи "Входа нет", и там они делают любовь, делают жизнь.

Эта простая история погружена в подробный этнографический контекст. Восторг от знакомства с неведомым краем, однако, имеет очертания художественности. По творческой необходимости с родины был ввезен "русский Иван" - актер Владимир Гостюхин. Вместе с монгольским актером- непрофессионалом, надо сказать, замечательным, он играет дружбу двух народов. Как Пикассо, Михалков "цвета желтой степи" не хочет забывать Михалкова "розового периода". Он и тут по бескрайней своей эмоциональности срывается в мелодраму - в китайском ресторане, среди чужой речи и раскосых глаз, всклокоченная русская душа - Гостюхин, захлебываясь пьяными слезами, поет вальс "На сопках Маньчжурии". Сцена чрезвычайно мила и трогательна. Возможно, русско-азиатский синдром, скрещение надрыва с варварством и покорили жюри Венецианского фестиваля, присудившего "Урге" Золотого Льва.

Надо заметить, несмотря на изобразительную культуру -степь действительно завораживает - фильм скучноват. Реминисценции из Михалкова держат в плену собственных штампов, а видения красивого прошлого и унылого будущего - михалковская заявка, как обустроить мир, по большей части наивны. Куда продуктивнее заявка на овладение новыми территориями - не исключено, что вслед за героем "Урги" Н. С. захочет изучать быт японцев в Лос-Анджелесе. Н. С. пустил корни, а их следует поливать. Нет в этом ничего дурного, так что можно считать статью доброжелательным напутствием.

ЕЩЕ ОДИН ПАРАДОКС: картина, совершающая поистине триумфальное шествие по экранам разных стран мира, достаточно прохладно встречена в своем Отечестве.

Популярная "Франс-суар" секрет успеха так объяснила на своих страницах: "Это кино, о котором мы мечтаем: великолепные пейзажи, любовь, приключения и чуть-чуть озорства..."

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно