230

НАШИ ЗА БУГРОМ. Секс в Лондоне

Знакомый любитель острых ощущений вернулся недавно из столицы Великобритании. Вернулся, как обычно, с большим багажом впечатлений и разных занятных и поучительных историй. Вот одна из них.

Лондон - это вам, ребята, не Нью-Йорк или Париж. Скука, И любителям запретных удовольствий делать там, в общем-то, нечего.

Райончик Сохо в центре города, о котором все столько говорили и говорят, куда я притопал на второй день своего пребывания, поразил своим унылым видом. Закрытые секс- шопы, две-три лавки со стеллажами порновидеокассет и журналов и почти полным отсутствием покупателей. Никаких рекламных огней, музыки. Тоска...

ЧЕГО ИЗВОЛИТ СЭР?

Прохожу улочку до конца и останавливаюсь у одного из порнокинотеатров. Откуда-то подруливает коротышка с плечами, ширина которых, по-моему, равна его росту, и перебитым носом. "Привет, - говорит, - как дела? Сэр, быть может, хочет посмотреть кино? Нет? Всего 5 фунтов. Тогда стрип-шоу, там великолепные девочки. А может, сэр хочет девочек? Или мальчиков?". "Нет, - отвечаю, - спасибо. Ничего не хочу". "Тогда чего ты здесь стоишь? - коротышка меняет тон на злобный и резко сталкивает меня плечом. -Ты откуда такой, ничего не хотящий, взялся?" - наступает он. Тут, хоть я и почти проникся этой чертовой лондонской меланхолией, меня проняло. Сдержанности хватает лишь на то, чтобы по- английски уведомить его, откуда я. Остальное идет на русском, и тут их "фак", "прик", "бит" и "шит" явно отдыхают против родного трехэтажного.

Прохожу квартал, на углу компашка девчонок, смеются, курят. Одна из них, негритянка, делает ко мне пару шагов. "Девочек не желаете?" Смотрю на них - фигуры так себе, сисек нет, страшные. Только одна более-менее. Та, увидев, что я остановил на ней взгляд, подходит, улыбаясь. "Нравится? - спрашивает негритянка. - 40 фунтов, и любой секс". Я спрашиваю: "И где тут занимаются любовью?" Негритянка показывает куда-то в сторону почти не освещенных переулков. "Стремно что-то", - проносится в голове. "Нет", - говорю. "А в чем дело? - удивленно спрашивает негритянка, - Если девочка не нравится, то посмотри на остальных. Можешь потрогать. Есть англичанки, француженки, испанки, черные". Тут я понимаю, как можно от нее отвязаться. "А что, русские есть?" - спрашиваю. "Нет, из России никого нет". "Ну вот", - говорю и удаляюсь с таким видом, что работать вам еще, мол, нужно, прежде чем к таким ребятам, как я, приставать.

Ну а делать по-прежнему нечего. С этой мыслью прохожу мимо входа в подвальчик стриптиз-бара. Слышу ангельский голосок: "Зайдите к нам, сэр, не пожалеете". И черт меня остановил. Поворачиваюсь и подхожу к мило улыбающейся девушке. Длинные черные волосы, просвечивающееся платье. Худенькая, короче,так себе.

ВСЕ ТАК ХОРОШО НАЧИНАЛОСЬ

Спускаемся по крутой лестнице вниз. Пустой зал с несколькими столиками и ширмами между ними. За стойкой бара - еще одна девушка. Неподалеку от нее - здоровенный детина. Меня проводят за отдаленный столик. Та, что была в дверях, садится рядом, подбегает барменша. "Что будете заказывать?" "Ничего", - отвечаю. "У нас кола, шампанское, вино, виски", - говорит она, как будто не слышав мои слова. Я повторяю, улыбаясь: "Спасибо, я не хочу пить". "А у нас такой порядок: если зашли, то обязательно должны взять что-то выпить. И даме взять". "Дама" сбоку мурлычет: "Я хочу шампанского". "Ладно, - говорю, - два шампанского". Барменша удаляется и включает музыку, после чего девушка встает и начинает танцевать передо мной. Платье было скинуто за один куплет, чулки снимались чуть дольше, лифчик исчез с последней музыкальной фразой. Она вновь подсаживается ко мне. На столике появляется шампанское. "Откуда ты? - спрашивает девушка. - Как зовут?" Одной рукой она держит бокал, вторая ложится на мое самое сокровенное. Ее пальцы пытаются расстегнуть джинсы, но не тут-то было. "Не нравятся мне 501-е "левиса", - напряженно улыбается она, - пуговицы не расстегнешь". "Мне тоже больше нравятся на молнии, - отвечаю. "Так ты откуда?" - "Я из России". - "Да? Как интересно!" Это была моя ошибка, поскольку посыпались вопросы: "Почему русские всегда плохо отзывались о Горбачеве? Правда, что Ельцин много пьет? Тебе нравится Маяковский - мой поэт?". "Нет, - говорю. - Маяковский мне нравится не очень". "А почему? Он такой интересный", - и она пытается что-то изобразить по-английски из наследия пролетарского поэта. "А тебе какое его стихотворение больше всего нравится?" Тут я не выдерживаю и замечаю, что, мол, пришел я сюда не за этим. Снова играет музыка. С ее тела слетает последнее, и то, что оно прикрывало, предстает перед моим носом в разных, так сказать, ипостасях. В нормальном, широко раздвинутом и т.д. "Ты чего такой грустный! - шепчет она мне. - Улыбайся!" Я улыбаюсь, а сам, как идиот, кручу в голове одну и ту же фразу: "Я достаю из широких штанин..." Но тут начинается самое интересное.

ЗНАЙ НАШИХ!

Вновь появляется барменша, на подносе - чек. "Оплатите, пожалуйста". Я смотрю на бумажку - 90 фунтов. "За что, - спрашиваю, - такие деньги?" "Как за что? Шампанское, танцы, секс-услуги!" Да за такие деньги дома сколько народа можно поиметь, думаю я, и мое решение однозначно: не платить. "У меня нет таких денег, - спокойно отвечаю я. - Я из России, у нас, как вы знаете, трудности с экономикой". "Пит, - кричит барменша. - Тут человек отказывается платить". Пит тем временем куда-то запропастился, и она быстро удаляется на его поиски. Я делаю попытку бегства. Но стриптизерша хватает за куртку и начинает визжать. Появляется охранник со зверской рожей. "Он меня толкнул", - всхлипывает стриптизерша. "Вы применили насилие к нашей работнице - с вас еще 30 фунтов, - говорит горилла и бесцеремонно пытается обшарить мои карманы. - Если вы не заплатите, мы будем вынуждены вызвать полицию". Не успеваю я опомниться, как его ручищи извлекают из моей куртки мелочь. "Нет, - думаю, - друг, так не пойдет". Спокойно сажусь на свое место и говорю: "О'кей, звоните в полицию, я могу это сделать и сам. Заодно я хотел бы позвонить в посольство. Я был во многих местах, но такого г... нигде не видел. Чтобы с людей брали такие деньги ни за что... Звоните. Звоните в полицию, - повторяю я. - Удовольствие, что я здесь получил, тянет на фунтов 20, и я готов их заплатить. Но не больше", Те, посовещавшись о чем-то, соглашаются: "Хорошо, считайте, что инцидент исчерпан. А вообще Лондон - очень дорогой город". Я кладу десятку на стол и с гордым видом бросаю: "Остальное у меня уже взял ваш Пит. Пока". В дверях, дабы подчеркнуть свою невозмутимость, хватаю за задницу блондинку, которая заняла место той, что занималась мною. Блондинка гораздо симпатичнее. Фигура, грудь... "За эту, может, я и заплатил бы", - проносится в моей разгоряченной голове. Но ни в один из оставшихся дней я больше не заруливал в Сохо. На приключениях был поставлен крест.

Записал Н. НИКОЛАЕВ

Смотрите также:

Также вам может быть интересно