Примерное время чтения: 7 минут
245

СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ ОЧЕВИДЦЫ. Американский разбой на Гренаде

Рассказывают советские люди, возвратившиеся на Родину

НА ПОЛИРОВАННОМ СТОЛИКЕ в одном из кабинетов Министерства иностранных дел СССР, где мы беседуем с представителями советского посольства на Гренаде, - остатки трех ракетных снарядов с оплавленным верхом, со свежим металлическим блеском оперений. Эти ракеты - из тех, что "случайно" взорвались на территории советского посольства на Гренаде. Символ агрессии. Символ циничного разбоя.

Наше посольство на Гренаде располагалось в шести одноэтажных деревянных коттеджах на окраине Сент-Джорджеса, неподалеку от моря. Этот обычный район Гренады с пляжами, отелями, пышной растительностью как бы олицетворял собой безмятежность и покой, столь характерный для страны, где не бывало ни убийств, ни грабежей, где незнакомые люди при встрече приветливо здоровались. Здесь не приняты массивные высокие ограды - и здания посольства были окружены лишь невысокой металлической сеткой. Часто его охраняла лишь девушка из гренадской народной армии.

Неподалеку от посольства, в 150 - 200 м, располагалась правительственная радиостанция "Свободная Гренада". В полутора километрах достраивался новый международный аэропорт. Треть валютных поступлений давал Гренаде иностранный туризм, но старый аэропорт позволял использовать только небольшие самолеты. Аэропорт планировалось закончить к 13 марта 1984 г., пятой годовщине гренадской революции...

Мирное строительство на Гренаде было прервано американским вторжением.

Сотрудники советского посольства рассказали о том, что им довелось увидеть своими глазами.

- 25 октября мы проснулись на рассвете: казалось все небо было заполнено мерным нарастающим гулом, - говорит заведующая канцелярией посольства Людмила Анатольевна Киселева. - Мы выбежали на балконы-коттеджи находятся на склоне горы - и увидели, что на аэродром приземлился транспортный вертолет ВВС США и из него выпрыгивают солдаты. В то же время в поле зрения появилось около десяти военных кораблей во главе с авианосцем. Один из них приблизился к берегу, и мы отчетливо увидели на мачте звездно-полосатый флаг. Стало ясно - началась американская агрессия, агрессия против страны, территория которой почти в 30 тыс. раз, а численность населения - в 2 тыс. раз меньше, чем у США.

Первая группа десанта расчистила взлетно-посадочную полосу от бочек, машин, строительных материалов, и на нее с интервалами в 10 - 15 минут начали приземляться огромные четырехмоторные транспортные самолеты ВВС США.

- Несмотря на подавляющее численное и техническое превосходство агрессора, бойцы гренадской народной армии сражались героически, - рассказывает Борис Алексеевич Николаев, советник посольства по экономическим вопросам. - На наших глазах были сбиты и упали в море по меньшей мере два американских вертолета. "Гренадский блиц крип" американцы рассчитывали провести за 4 часа. Но лишь 29 октября, в 10 часов 30 минут, командование гренадской армии приказало патриотам прекратить сопротивление во избежание дальнейшего кровопролития.

- Мы видели, - продолжает Борис Алексеевич, - как интервенты около двух часов практически расстреливали защитников радиостанции "Свободная Гренада". На нее пикировали самолеты, ее буквально растерзали, не оставив камня на камне...

Кубинские строители в это время находились неподалеку от аэропорта. Согласно указаниям своего правительства, они готовились обороняться в случае прямого нападения. Как только американские вояки обрели многократное численное превосходство, по кубинцам был открыт огонь - орудийный, ракетный, минометный, автоматный.

- Мужчинам было легче, - говорит Людмила Анатольевна, - они на войне видели нечто подобное или хотя бы в армии отслужили. Но на нас, женщин, этот варварский обстрел произвел страшное впечатление.

В это же время начались и бомбардировки кварталов города. В каждой из атак участвовали по 8 - 12 вертолетов и боевых самолетов, вооруженных ракетами и бомбами.

- В бинокль мы хорошо видели, как была уничтожена больница и рабочая резиденция премьер-министра, -рассказывает Людмила Анатольевна.

Фарисеи из Вашингтона позже будут разводить руками: дескать, жертвы среди гражданского населения случайны, как и разрушения гражданских объектов. Однако - немаловажная деталь! - ни один из отелей и иных объектов, принадлежащих частным владельцам, в основном негренадского происхождения, не пострадал. Позже станет известно, что еще задолго до начала агрессии пентагоновскими стратегами был тщательно изучен план Сент-Джорджеса и его окрестностей, были намечены конкретные цели бомбардировок. Среди них, очевидно, и те, которые должны были стать "случайными" жертвами. Так или иначе, но советское посольство тоже оказалось в числе мишеней для агрессора.

И в планах своих и в действиях агрессор вел себя с вопиющей наглостью. Это проявилось и в отношении к персоналу советского посольства.

26 октября территория посольства Советского Союза на Гренаде подверглась прямому обстрелу, во время которого один из сотрудников посольства был ранен, Людмила Анатольевна Киселева - контужена. Осколок американского снаряда пронесся в нескольких сантиметрах над головой супруги посла и влетел в кухню, вдребезги разбив посуду.

На рассвете 2 ноября американские солдаты, окружившие советское посольство, открыли беспорядочную стрельбу осветительными ракетами с целью терроризировать укрывшихся за его стенами. Только благодаря энергичным действиям сотрудников посольства были предотвращены тяжелые последствия начинавшегося пожара, - огонь подбирался к машинам, запасам бензина.

- Действия интервентов представляли собой грубейшие нарушения дипломатического иммунитета, - говорит посол Советского Союза на Гренаде Геннадий Иванович Саженев. - Практически сразу же после начала вторжения посольство было фактически блокировано. У входа на его территорию поставили грузовик с морскими пехотинцами. В результате действий агрессора отключилось электричество. Продукты и питьевая вода выдавались строго дозировано - их количество было крайне оград ничейно. Между тем и в этих условиях советские люди вели себя достойно, сохранили твердость духа, стойкость. Не было и намека на панику. Советским дипломатам всячески ограничивали свободу перемещения, подвергали незаконным обыскам. Так, 27 октября Борис Алексеевич Николаев должен был передать ноту протеста в связи с беспрецедентным фактом обстрела советского посольства. Дипломат был задержан, связан. Его положили на землю лицом вниз и беззастенчиво обыскали. Связанным он был доставлен к командующему группы войск вторжения и представителю госдепартамента США. 3 ноября во время моей поездки в банк оккупанты задержали автомашину и подвергли ее осмотру...

В течение 12 дней на частице советской территории, которой является посольство, люди делились последним, мужественно перенося невзгоды.

Людмила Анатольевна Киселева вспоминает эвакуацию с Гренады. Она происходила ночью. Советские специалисты и сотрудники посольства, в числе которых были женщины и пятеро детей, а также граждане некоторых социалистических стран, находившиеся на территории посольства, садились в самолет при ярком свете прожекторов, окружении множества автоматчиков, стоявших с оружием наизготовку.

Посадке предшествовало многочасовое ожидание в автобусах, унизительный, грубый обыск, требования сдать в багаж дипломатические вализы с документами, что является грубейшим нарушением дипломатического протокола. Самолет взял курс на Мексику. Позади - 12 дней испытаний.

- Я только сейчас начинаю осознавать, что с нами было и какой опасности мы подвергались, - сказала Людмила Анатольевна.

- Мы твердо знали, что наша партия, Советское правительство, наш народ помнят о нас и обязательно предпримут меры к обеспечению нашей безопасности, - говорит Геннадий Иванович Саженев, бывший фронтовик, прошедший всю войну и теперь, в 1983-м, на далекой Гренаде живо вспомнивший "сороковые, роковые".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно