71

"ГОРЯЧИЕ" ТОЧКИ ПЛАНЕТЫ. Гренада: как это было

Буржуазная пропаганда, и прежде всего средства массовой информации США, пытаются представить вооруженную агрессию США против Гренады как "крупную победу свободы и демократии". О том, как была установлена "демократия" на маленьком острове в Карибском море, они предпочитают умалчивать.

Журнал "Куба" приводит рассказ очевидцев варварского нападения США на Гренаду - кубинских строителей, врачей, учителей, выполнивших свой интернациональный долг до конца, проявивших в час трудных испытаний мужество и героизм.

ПОСЛЕ ТОГО как отошли в прошлое драматические моменты боевых действий, тяготы неволи в концентрационном лагере, созданном американской военщиной с целью сломить волю уцелевших бойцов, после волнующего возвращения на родину, особое значение приобретает спокойный анализ того, что произошло на маленьком острове в восточной части Карибского моря, который подвергся нападению со стороны державы, превосходящей его по размерам территории в 27 тыс. раз.

"ЕСЛИ БЫ У МЕНЯ БЫЛО БОЛЬШЕ ПАТРОНОВ..."

Плотнику Роберто Гарсиа Агилере 40 лет, он отец семерых детей. На вопросы журнала "Куба" он отвечал в гаванской больнице, где находился на излечении после тяжелых ран, полученных в боях. Пуля, выпущенная из американской автоматической винтовки "М-16", пробила ему руку и грудь. До Гренады ему довелось поработать и в других странах. Он с удовольствием рассказывает, как в 1978 г. строил животноводческие фермы в местечке На-Бунг, в Лаосской Народно-Демократической Республике, а затем в 1979 - 1980 гг. возводил современную больницу в Донгхое, во Вьетнаме.

На Гренаде, в Пойнт-Сэлайнсе, Роберто с энтузиазмом участвовал в строительстве нового аэропорта. Его ввод в строй должен был содействовать развитию международного туризма, являющегося для Гренады важным источником поступления валюты.

"Я думаю, что на Гренаде мы работали по десять дней в неделю, - шутливо замечает Роберто Гарсиа. - Мы добровольно выходили на работу по субботам и три раза в месяц по воскресеньям. Строительство аэропорта нужно было закончить в марте 1984 г., и мы бы выполнили взятые обязательства..."

В разгар работы и застала его 25 октября высадка десанта морских пехотинцев США. Опытный плотник был вынужден занять оборону около своего рабочего участка.

"Вместе с товарищами мы укрылись около резервуара с водой в "старом лагере" (строители размещались в двух лагерях). Отсюда мы наблюдали, как на взлетную полосу спускались парашютисты и занимали боевые позиции. У нас были точные инструкции: открывать огонь только в том случае, если на нас нападут.

Только тогда, когда они пошли на нас в атаку, мы стали защищаться. У нас было очень мало патронов - менее 100 на человека. Но мы сражались до последнего патрона".

Место боя превратилось в настоящий ад. Американские вертолеты подвергали непрерывному обстрелу ракетами и пулеметами позиции, защищаемые кубинскими специалистами. Гарсиа получил приказ перебраться в маленький домик, где укрылись женщины. Он должен был помочь им и защитить их. Он направился туда. В тот момент, когда он помогал двум женщинам перебраться в убежище, его и настигла пуля. От потери крови он лишился сознания. Пришел в себя в импровизированном медпункте, где кубинские врачи оказали ему первую помощь. Вскоре интервенты захватили медпункт. Раненых перетащили на взлетно-посадочную полосу аэропорта, где и бросили, не оказав никакой помощи. Они лежали на полосе под жгучими лучами тропического солнца.

"Американцы отказались дать мне воды и пищи, хотя их об этом настойчиво просили кубинские врачи. У меня началась кровавая рвота. Тогда меня перенесли под навес, где кубинские врачи подготовили место для оказания помощи раненым. Я старался держаться, мне не хотелось, чтобы эти ублюдки видели, что мне плохо", - вспоминает Гарсиа.

"Они устроили обыск в наших общежитиях, забрали все наши вещи и продукты. Нас же кормили один раз в день. Раненых держали под прицелом винтовок. Несмотря на жажду и голод, ни один из кубинцев не попросил у них пощады".

ИЗДЕВАТЕЛЬСТВА НАД ПЛЕННЫМИ

"Морские пехотинцы напоминали сторожевых псов, они были очень хорошо вооружены. После обыска они заставили нас лечь на землю лицом вниз. Затем они приказали положить руки на затылок и пригрозили расстрелять нас на месте. Потом нас отвели в оборудованный прямо на взлетно-посадочной полосе концентрационный лагерь. Он был окружен колючей проволокой..." - рассказывает преподаватель испанского языка Луис Родригес.

Здесь они провели долгих одиннадцать дней, их постоянно вызывали на допросы к лицам, которых Родригес считает сотрудниками ЦРУ.

Луис Родригес с отвращением вспоминает методы, которые применяли американцы на допросах. Они пытались склонить пленных кубинских строителей и специалистов к невозвращению на родину.

"Этих "специалистов", - говорит Родригес, - было человек двадцать-тридцать. Мне они говорили, что в США у меня будет особняк с бассейном, автомобиль, работа и что я буду зарабатывать намного больше, чем на Кубе. Я ответил им, что никуда, кроме Кубы, не поеду".

27-летний слесарь-сантехник Моисес Морехон Уриарте проработал на Гренаде 15 месяцев. Он вспоминает, что на стройку аэропорта в Пойнт-Сэлайнс ежедневно совершали экскурсии местные жители и иностранные туристы: здесь нечего было скрывать. Сюда приходили студенты из американского университета, расположенного рядом со взлетной полосой, приезжали иностранные журналисты.

"Мы вели бой на подступах к лагерю, сдерживая натиск интервентов. Чтобы сломить наше сопротивление, против нас бросили авиацию".

В конце концов группа оказалась без боеприпасов. Оставшиеся в живых попали в плен. Моисес подвергся такой же "обработке", какую применяли захватчики и в отношении других его товарищей: бесчисленные допросы, угрозы, оскорбления.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно