Примерное время чтения: 5 минут
122

Война в Крыму, все в дыму...

ПОДОБНО многим бедам России, Крымская война началась на Балканах. В середине позапрошлого века русский император Николай I пришел к выводу, что настал момент выставить Турцию вон из Европы и заодно прибрать к рукам Босфор и Дарданеллы. Дело о захвате черноморских проливов пошло в "стратегическую разработку". Адмиралы Корнилов и Нахимов (оба вскоре будут убиты в осажденном Севастополе) составили даже смелый план морского десанта на Константинополь!

КАК ни странно, Англия, Франция и Австрия поначалу были не против этого. Но при одном условии: русское правительство должно было гарантировать, что разберется с турками по-тихому. "По-тихому", однако, не удалось - в ноябре 1853 г. Черноморский флот разнес в пыль турецкую эскадру при Синопе. После этой великой победы русского флота участие России в большой европейской войне было делом решенным. А к войне не только против Турции, но и против Англии с Францией страна была не готова.

С определением места наиболее вероятного удара противника Россия также не угадала. Силы вторжения ждали на Балтике, в Одессе, на Кавказе, но никак не в Крыму. И все же ленинское определение о том, что "Крымская война показала всю гнилость и бессилие крепостной России", в общем-то, не вполне справедливо. Боевые действия проходили не только в Крыму, но и на Дунае, и в Закавказье, где были одержаны блестящие победы над турками. Одно взятие крепости Карс чего стоит! Да и под Севастополем поражение не было позорным: Россия потеряла 120 тыс. человек, гораздо лучше вооруженные Англия и Франция - 73 тыс.

Условия Парижского мирного трактата, завершившего войну в 1856 г., были восприняты в России крайне болезненно, хотя ничего ужасного в них не содержалось. Да, Россия теряла право держать в Черном море военный флот, но такого права не было и у Турции. Зато поражение было должным образом осмыслено императором Александром II (Николай I, при котором война началась, умер за полгода до падения Севастополя). Именно после Крымской войны в России были проведены великие либеральные реформы (военная, судебная, земская и т. д.) и наконец-то отменено крепостное право.

России удалось как минимум достойно выйти из войны. А что приобрели Англия и Франция? Решительно ничего: ни территорий, ни контрибуций, ни славы. Лучше прочих на общем фоне смотрелась разве что Турция. Ее выигрыш состоял в том, что союзники не дали России отнять у нее черноморские проливы.

Сергей ОСИПОВ

"Саблю нашу совестно обнажить"

ПОРАЖЕНИЕ в Крымской войне стало испытанием для всего русского общества. Многие русские офицеры оставили воспоминания, в которых пытались как-то объяснить потомкам, почему так вышло.

А. ПАНАЕВ: "Бахчисарайский дворец пригодился нам для склада доставленных из России полушубков: ждали-то мы их к зиме, но поспели они к лету. Их свалили в дворцовых покоях, где они и сгнили".

М. ВРОЧЕНСКИЙ: "Французская газета (...) пресерьезно уверяла, что каждый русский солдат носит в своем ранце мешочек с землей его родины, - ничему иному они не могли уподобить 3-дневный запас наших горелых сухарей, истолченных в порошок для более удобного помещения их в ранце".

П. АЛАБИН: "У каждого почти их офицера хорошая сабля и револьвер. У нас нет ни той ни другого порядочных. Саблю нашу совестно обнажить: она гнется, как проволока".

АНОНИМНЫЙ АВТОР: "(Русское) ружье (...) как огнестрельное оружие оказывалось бессильным против нарезных ружей и являлось главной причиной наших неудач в битвах с союзниками..."

Лазаретные ужасы

В СЕРЕДИНЕ ХIХ в. европейское (в том числе и российское) общество было уже достаточно гуманным и с состраданием относилось к больным и раненым. Правда, в армии воюющих государств, где все еще заправляли ветераны наполеоновских войн, эти светлые идеи проникали с трудом. И тем не менее именно на Крымской войне родилась военная медицина.

КАК только началась осада Севастополя, знаменитый русский хирург Николай Пирогов с десятью лучшими учениками и группой сестер милосердия прибыл на театр военных действий. Прибыл и ужаснулся: "Здесь горькая нужда, славянская беззаботность, медицинское невежество соединились вместе в баснословных размерах". Во время сильных бомбардировок и штурмов Севастополя число раненых и больных доходило до 13 тысяч. Пирогов первым в мире додумался проводить сортировку. Это когда на первом перевязочном пункте опытный врач одних немедленно отправляет на операционный стол, других отсылает в тыл, третьим велит вколоть морфий, чтоб не мучились...

Надо сказать, что у англичан и французов с медициной было ничуть не лучше. По воспоминаниям очевидцев, в госпиталях союзников на территории Турции холерные и тифозные больные, гангренозные раненые лежали все вперемешку, в одной куче, повсюду были зловоние, грязь, летали мухи. Вдобавок ко всему больные смертно голодали.

К счастью, в Англии нашелся свой "Пирогов в юбке" - Флоренс Найтингейл, прославившаяся созданием в Европе благотворительных больниц. В результате ее трудов за полгода смертность среди раненых уменьшилась с 200 до 30 человек на тысячу ! Впрочем, идиотизма хватало все равно. Французские монахини - сестры милосердия спасали тысячи жизней, а британский парламент обсуждал "актуальнейший" вопрос: дозволительно ли допустить католичек до ухода за английскими солдатами?

Анатолий МАРАГИН

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно