Примерное время чтения: 7 минут
309

ОНИ ВЫБРАЛИ СОЦИАЛИЗМ. Дженнифер Саттон: "ЗДЕСЬ МОЙ ДОМ, МОИ ДРУЗЬЯ"

С ДЖЕННИФЕР САТТОН мы встретились в ее уютной однокомнатной квартире на бульваре Постышева в одном из новых районов Иркутска.

Дженнифер, или, как зовут ее коллеги, Эженни, Женечка, - маленькая хрупкая и обаятельная женщина 37 лет. Десять лет тому назад она была направлена из Англии на стажировку в Советский Союз. У нее была возможность выбора: ей предлагали работу в Минске, Ереване, Иркутске. Она приехала в Иркутск.

- Почему?

- Мне хотелось своими глазами увидеть ту самую Сибирь, о которой в Англии рассказывают столько небылиц.

- Вы прожили здесь десять лет. Понравился вам этот край?

- Если бы не поправился, я не осталась бы тут навсегда. Два года назад я попросила вид на жительство в СССР.

Раньше под влиянием западной пропаганды. У меня было предвзятое отношение к Советской стране. Но в первые годы жизни в Иркутске происходила эволюция моих взглядов. То, что мне говорили в Англии про жгучие сибирские морозы, оказалось правдой. А вот рассказы о злых русских людях, одетых в медвежьи шкуры, оказались ложью. Главная причина, побудившая меня навсегда остаться в Сибири, - это люди.

Когда я приехала в Иркутск, мне сразу же предоставили комнату в общежитии, интересную работу. Но все-таки я была одна, оторвана от родных, от привычного образа жизни. Не представляю, что бы я делала без своих новых друзей. Преподаватели института окружили меня вниманием, помогали в работе, приглашали к себе домой. С семьей одной своей коллеги я подружилась так, что ее мать называю мамой. Советские люди очень общительны, мыслят широко и смело, не стесняются и не боятся говорить то, о чем думают. У них гораздо меньше замкнутости, обывательского налета, чем у англичан. И что особенно дорого и совсем не принято в Англии: я могу прийти к друзьям не только для общения, для развлечения, но и когда бывают огорчения, когда мне нужна помощь. В Англии сдержанность и замкнутость воспитываются с детства - каждый живет для себя, каждый замыкается в себе.

- И все-таки, Эженни, не тянет ли вас домой в Англию? Ведь вы там выросли, у вас там остались родные...

- Да, конечно, тянет. И я каждый год езжу в Англию. Но здесь я чувствую себя больше дома, чем там. В Иркутске мне спокойнее. Мне тяжело сейчас бывать в Англии, нахожусь там все время в напряжении: я ловлю на себе косые, настороженные, враждебные взгляды, прозвище "красная" уже закрепилось за мной. Мне очень неприятно слышать плохие слова в адрес советских людей. У меня теперь достаточно знаний, и я могу вступать в спор с противником. Но часто, к сожалению, эти баталии бывают бесполезны.

В сознании большинства англичан Советский Союз до сих пор остается большой, абстрактной и враждебной страной. Барьер недоверия, возведенный западной пропагандой, стоит между нами. Сейчас меня отделяет от Англии пропасть непонимания и ложных представлений, которые прочно закрепились в умах многих англичан. Даже у детей. В прошлый мой приезд моя десятилетняя племянница спросила: а правда, что русские - наши самые злые враги? Откуда это у нее? Очевидно, это следствие и телевизионной пропаганды, и воспитания в школе, где детям изо дня в день твердят о "красной угрозе с Востока", об "агентах Москвы" и т. д. Мне приходилось общаться в Иркутске "с советскими школьниками, я интересовалась их отношением к американцам, к англичанам. Они отвечали, что там есть бедные и богатые, что Рейган и Тэтчер проповедуют войну. Но ни один ребенок не сказал, что американцы и англичане - их враги.

- С чего начинался ваш интерес к Советской стране?

- Я не могу сказать, что интерес и симпатии к стране социализма зародились у меня с детских лет, в семье. Родители мои всегда голосовали за консерваторов и, как большинство англичан, были далеки от политики. Русский я начала изучать из-за интереса к Советской стране, к ее народу. Первая книга, которую прочитала на русском, - "Война и мир". Толстой раскрыл мне духовный мир и высокий патриотизм русских людей, которого, как мне кажется, нет ни у какого другого народа.

- Очевидно, у вас есть какие-то трудности, что-то противоречит вашим привычкам, вашим взглядам? Как проходил процесс адаптации? Ведь это совсем непросто - решиться пустить корни в чужой стране.

- Да, решение остаться пришло ко мне не сразу. Но теперь я уже твердо знаю, что не смогу жить в Англии. Там другая обстановка, другие люди, чуждый мне социальный строй, чуждая идеология, которую теперь я не приемлю совсем. Что касается трудностей, я очень боялась непонимания, недоверия, когда выразила свое желание остаться в СССР навсегда. В Иркутске я имею постоянную интересную работу, я старший преподаватель солидного института. Сейчас пишу учебник английского языка. Получила хорошую однокомнатную квартиру, за которую плачу буквально копейки. И знаю, что это мой дом, моя крепость, где я хозяйка, где я отдыхаю, принимаю друзей.

- Какие недостатки вы подмечаете в нашей жизни?

- Мне трудно говорить о недостатках, каждый видит и воспринимает их по-своему. Для меня самым главным в жизни всегда были не вещи, которые окружают меня, а люди. Без вещей я могу прожить, а без людей, близких мне по духу, - нет. В Иркутске я нашла таких людей, поэтому не чувствую себя одинокой. Недостатки, конечно, есть. Ни для кого не секрет, что сервис оставляет желать много лучшего, что в магазинах за некоторыми товарами очереди, есть далеко еще не все, что хотелось бы иметь. Но что все это в сравнении с тем, что испытывает рабочий человек на Западе: вдруг завтра уволят с работы, поднимутся цены на жилье или на продукты питания. А здесь ведь привыкли об этом не думать, это забота государства. К хорошему быстро привыкаешь, воспринимаешь его как должное.

- А как вы проводите свое свободное время?

- У меня мало свободного времени. Когда оно выпадает, наслаждаюсь книгами, музыкой. Хожу в театр, на органные концерты. Очень люблю природу, Байкал, сибирские просторы. Рюкзак за плечи - и вместе со студентами идем в поход. А вечерние костры, песни под гитару, горячий чай и разговоры до утра... Такого отдыха я не знала в Англии. В Англии для общения с природой и для занятия спортом нужно много денег: поставил палатку или развел костер - плати. Лыжные трассы тоже платные. А здесь - было бы время и желание...

- Приезжал ли к вам из Англии кто-либо из родных?

- Да, в позапрошлом году первый раз ко мне приехала мама. Такая поездка для нее очень сложна, ей 71 год. Я очень ждала и волновалась перед ее приездом: понравится ли ей у меня. Я и мои друзья навели в моей квартире полный порядок, сделали ремонт в кухне. Вместе испекли пироги, приготовили сибирские пельмени.

Ехала мама ко мне с некоторым предубеждением. Она за все годы так и не могла понять, что же держит меня здесь, в Иркутске. Но ей сразу понравилась моя уютная квартира в зеленом, тихом районе. Мама обычно плохо спит, а в Иркутске, по русской поговорке, она спала, как медведь в берлоге. Вся обстановка действовала на нее успокаивающе. Я познакомила ее со своими студентами и коллегами, которые ей очень понравились. И мама сказала мне те слова, которые я долго ждала от нее: я поняла тебя, ты нашла здесь свое место...

Беседу вела наш корреспондент А. ПЕТРОВА.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно