Примерное время чтения: 7 минут
96

НАШЕ ИНТЕРВЬЮ. Театр на Западе: борьба за выживание

На творческом счету Евгения Лазарева - десятки интереснейших ролей в спектаклях театра имени Маяковского, в кино, на телевидении. В последние годы проявилась и еще одна сторона дарования актера - режиссерская. Он поставил целый ряд спектаклей не только у нас в стране, но и за рубежом. Сегодня народный артист РСФСР Евгений Лазарев возглавляет Драматический театр на Малой Бронной в Москве. Выезжает за границу для постановки пьес советских авторов и чтения лекций о традициях в советском театральном искусстве, о системе Станиславского.

Наш корреспондент Татьяна Оболтина встретилась с Е. Лазаревым и попросила его ответить на ряд вопросов.

КОРР. Евгений Николаевич, какие процессы сегодня характерны для театра капиталистических стран?

ЛАЗАРЕВ. У меня довольно свежие впечатления от общения с канадскими актерами. В феврале этого года я был направлен Советским комитетом защиты мира в Торонто на конференцию канадских защитников мира - работников искусств. Ряд канадских творческих союзов, борющихся за мир, за разоружение, объединились в движение "Искусство в борьбе за мир". Руководит ими Ден Росс, актер, режиссер, писатель. В эту организацию входят крупнейшие драматурги, актеры, режиссеры, радиокомментаторы скульпторы, художники, писатели, поэты - цвет искусства и литературы Канады.

Конференция проходила в Торонто в течение нескольких дней. Торонто - город с трехмиллионным населением, но... за три дня я не смог попасть ни на один спектакль, И не потому, что не было билетов, а потому, что не было никаких спектаклей!

Работала только американская труппа, которая играла бродвейский мюзикл. Но исполнитель главной роли повредил ногу, и спектакли были отменены. Так мы и не смогли ничего посмотреть. При громадном количестве кинотеатров, видеобуме в городе не оказалось театра!

Возвращаясь к конференции отмечу, что мне было очень непривычно видеть людей, которые называли себя безработными. Я как-то разговаривал целый вечер с одним немолодым актером. Мыслящий, серьезный человек - мы с ним много беседовали. И вдруг, когда он стал выступать на конференции, оказалось, что он безработный... Это для нас невероятно. Верно, в Москве устроиться в театр трудно. Но на периферии, даже не так далеко от Москвы, актеров ждут с распростертыми объятиями, стоят квартиры "под ключ", дают роли, репертуар. Иди - играй! Я представляю, как бы бросился этот безработный актер Канады на любое такое приглашение.

Когда мы рассказывали людям искусства об этом, они смотрели на нас с недоверием, потому что в Канаде очень мал интерес широкой публики к театру, люди испытывают тревогу за завтрашний день. Неуверенность в завтрашнем дне им приходится оплачивать, и дорого оплачивать - потерей духовности. Им не до театра.

КОРР. Весной в составе большой советской делегации вы побывали в Мадриде, где проходили беседы за круглым столом по проблемам современной драматургии, современного театра. В этой делегации были драматурги, режиссеры, актеры, театральные критики. Чем живет и как развивается современный испанский театр в настоящее время?

ЛАЗАРЕВ. У испанцев в театре дела идут плохо. В Мадриде всего две постоянные труппы. И это в таком колоссальном городе, у такого талантливого народа! И вообще, люди отвыкли за годы франкизма ходить в театр. На заседаниях за круглым столом были произнесены страстные монологи о том, как трудно им работать, как они завидуют советскому театру который получает государственную дотацию, имеет профсоюз театральных работников, свои Дома творчества, Дома ветеранов сцены. Деятелям испанского театра все это кажется сказкой. Они слушали нас и говорили о том, как они собирают деньги через театральный центр для поддержки молодых режиссеров, начинающих коллективов.

КОРР. Из зарубежной печати мы знаем, что в Канаде, как и во многих странах Запада, сейчас все виды искусства "забило" видео, причем в основном это опять же американские видеофильмы; эта политика - преднамеренная, чтобы отвлечь массы от насущных проблем времени. Суррогат культуры способен нанести непоправимый вред духовной жизни общества. Понимают ли это западные деятели искусства, противопоставляют ли они что-то видеофильмам, фильмам ужасов, насилия и т. д.?

ЛАЗАРЕВ. Такое противостояние очень ясно прослеживается сегодня во многих развивающихся странах, избирающих независимый курс и в экономике, и в политике. Приведу в пример Мексику, куда я выезжал два года подряд и где довольно близко познакомился с постановкой театрального дела. Первый раз я прочел курс о системе Станиславского в Национальной театральной школе института "Бельяс Артес". Этот коллектив обратился к нам с просьбой, чтобы советский театральный педагог восстановил для них основы системы Станиславского.

Могли бы они обратиться и к американцам казалось бы - рядом, границу перейти, однако мексиканцы не обратились. Здесь и политика, и национальные обиды, и национальная гордость, и желание во всем - и в экономике, и в политике, и в культуре - освободиться духовно и материально от влияния Соединенных Штатов Америки.

Театр в Мексике несет свою прогрессивную очень национальную функцию. И это естественно, потому что Мексика сама вся устремлена в будущее. Это дружественная нам страна, мексиканский народ очень талантливый. Совершенно правильно, что в Национальной школе, университете изучаются традиции национальной драматургии.

Одновременно видна и другая тенденция: ряд актеров в "Бельяс Артес" всерьез занимаются пропагандой передовой мировой драматургии. Там идет Достоевский, Шекспир, Гоголь. Всерьез обсуждалась возможность инсценировки романа Горького "Мать". Это официальный театр "Бельяс Артес", им руководят очень серьезные люди, например такие, как очень большой наш друг и в свое время культурный атташе Мексики в Советском Союзе маэстро Хосе Соле, который знает, любит русскую и советскую драматургию, пропагандирует их, хотя доля советской драматургии там, конечно, в репертуаре мала. Стремление же знакомить мексиканских зрителей с современной советской драматургией чрезвычайно велико. В этой связи и состоялась моя вторая поездка в Мексику, когда я со студентами выпускного факультета Национальной театральной школы поставил спектакль "Ящерица" по пьесе А. Володина. Спектакль этот шел в течение целого года, по 16 раз в месяц - случай, как признавали многие мексиканские газеты, уникальный.

В Мексике, как и в других странах Запада, свирепствует страшная безработица, и настигает она даже самых талантливых.

Вот лежит передо мной письмо из Мексики. Я получил его на днях от актрисы, которая играла в нашем спектакле главную роль - Ящерицу, играла потрясающе, я темперамента такой силы никогда не видел. Ее зовут Росарио Сунига. Она сыграла роль с громадным успехом. После премьеры советский посол в Мексике устроил прием для участников спектакля. Поздравляя Росарио, советский посол спросил, куда она пойдет работать по окончании школы. Тогда она этого не знала, боялась остаться безработной. Так и случилось, она пишет мне, что закончила школу и нигде не работает, занимается тем, что со своей бывшей однокурсницей пишет пьесу. Потом они надеются собрать труппу, сыграть эту пьесу и на это жить.

И конечно, для деятелей Запада настоящий театральный бум, существующий в нашей стране, кажется чудом. Ведь интерес к театру говорит еще и об общем тонусе, нравственном здоровье общества, стремлении людей повысить свой культурный уровень.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно