Примерное время чтения: 8 минут
272

"ГОРЯЧИЕ ТОЧКИ" ПЛАНЕТЫ. Ливанский узел противоречий

Многие наши читатели спрашивают, почему в Ливане сохраняется напряженная обстановка и после того, как с его территории ушли израильские войска. Разве национальная армия и служба безопасности не могут навести порядок?

СООБЩЕНИЯ о том, что в Ливане снова и снова стреляют, не сходят со страниц печати уже многие годы. И сейчас обстановка в этой арабской стране так накалена и запутана, что вряд ли кто-нибудь возьмет на себя смелость предсказать, когда же наконец там прекратится кровопролитие и снова воцарится мир.

Хотя, казалось бы, для этого есть все основания: существует правительство национального единства, воссоздана национальная армия, есть комитеты по координации действий политических сил, комиссия по примирению и т. д. Порой создается впечатление что жизнь вот-вот вернется в нормальное русло - и вдруг дьявол смерти и разрушений опять берет верх.

Причина подобного развития событий в том, что в ливанский конфликт оказались втянутыми различные по своему характеру внутренние и внешние силы; страна уже длительное время является объектом прямого вмешательства со стороны Израиля, США и ряда других государств, живет в обстановке неутихающего противоборства политических и религиозных группировок.

ГЛУБОКИЕ КОРНИ

Исторически сложилось так, что на небольшой территории, занимаемой Ливаном (10,4 тыс. км"sup"2"/sup"), живут представители более полутора десятков религиозных направлений, общин, сект. Причем многие века - как во времена османского, так и затем французского колониального господства - власти стремились к тому, чтобы сторонники различных религиозных убеждений не объединялись, а, наоборот, жили обособленно. Поэтому с момента предоставления Ливану в 1943 г. независимости власть в стране стала создаваться на основе конфессионализма, то есть не по партийному, а по религиозному принципу. На этой же основе шло формирование государственного аппарата, офицерского корпуса, а следовательно, и расходование бюджета. Это вело не только к укреплению клановости в ливанском обществе, но и обостряло классовое неравенство и политические антагонизмы, хотя казалось, что феодально- религиозные рамки постепенно разрушались, в стране образовалось несколько десятков политических партий.

С годами критика конфессионализма становилась все острее. Он подвергся атакам как со стороны левых партий, так и некоторых религиозных группировок. Одни требовали его ликвидировать, другие - только, пересмотреть пропорции представительства в органах власти. Дело в том, что численное соотношение между различными религиозными общинами со временем изменилось, а структура органов управления осталась той же, что и в 1943 г.

Тогда было определено, что в стране больше всего, католиков-маронитов (им был отдан пост президента республики). После них следовали мусульмане-сунниты - они получили место премьер-министра, потом шииты (место Председателя парламента) и т. д. К началу 70-х годов стало ясно, что шииты вышли. по численности на первое место, оставаясь в своей массе самой обездоленной частью населения. Марониты переместились на третью позицию, вместе с тем по-прежнему значительно опережая другие общины по своей роли в крупном бизнесе, политической сфере, уровню жизни, образованности. Не будем забывать, что внутри каждой из общин идет процесс классового расслоения, и когда социальный взрыв стал неминуем и в 1975 г. произошла вспышка гражданской войны, феодальная верхушка сумела придать ей религиозную окраску.

"САМИМ ОПРЕДЕЛЯТЬ СВОЮ СУДЬБУ"

Но это не единственный элемент ливанского кризиса. С 1948 г., то есть с момента создания государства Израиль, на ливанской территории появились палестинские беженцы. После того, как в 1967 г. Тель-Авив захватил Западный Берег Иордана, Газу, Восточный Иерусалим, то есть все палестинские земли, число беженцев в Ливане значительно увеличилось. С начала 70-х годов там же разместились основные центры и боевые отряды Организации освобождения Палестины. Отношение к ним различных ливанских сил было неодинаковым.

Так, левые партии и ряд мусульманских группировок поддержали борьбу палестинцев против Израиля. Маронитская партия "Катаиб", увидев в палестинском присутствии нарушение религиозно-общинного баланса в пользу мусульман (палестинцы в основном сунниты), потребовала удаления ООП с ливанской территории и изгнала беженцев с той части страны, которая оказалась под ее контролем. Когда же в июне 1982 г. Израиль напал на Ливан, захватил его южную часть и Западный Бейрут, "Катаиб" сотрудничала с агрессором прежде всего на антипалестинской основе.

Отпор агрессору наряду с палестинцами оказывали боевые дружины левых партий, в том числе коммунистов, а в Бейруте и долине Бекаа - еще и сирийские части. Позже затяжная оккупация, произвол захватчиков привели к тому, что и шииты активно включились в партизанские действия.

В рядах борцов оказались и члены таких экстремистских организаций, ориентирующихся на Иран, как "Хизб алла" ("Партия аллаха") и "Аль-Джихад аль-Ислами" ("Священная война ислама"); и члены возглавляемого Н. Берри движения "Амаль" ("Надежда"), занимающего по многим вопросам умеренные позиции. Возглавил борьбу Ливанский патриотический фронт сопротивления, который вынудил в конце концов израильтян покинуть захваченные земли.

Надо сказать, что американские, французские, итальянские подразделения, введенные под флагом "многонациональных сил", еще раньше вынуждены были убраться из Ливана под ударами партизан и диверсионных групп. В целом движение против оккупантов приняло довольно широкий размах, объединив в своих рядах различные силы.

На совещании арабских компартий, состоявшемся в июне с. г., из этого факта был сделан такой политический вывод: "...Вынужденное решение Израиля об отводе своих войск из Ливана свидетельствует о том, что Тель-Авив и Вашингтон не всесильны, и арабы сами могут определять свою судьбу в соответствии с патриотической волей".

ЧТО ПРЕПЯТСТВУЕТ ЕДИНСТВУ?

И вот в тот самый момент, когда стало ясно, что израильские войска уходят из Ливана, стали происходить неожиданные события. В Западном Бейруте и его окрестностях вспыхнули бои. Сначала между отрядами "Амаль" и суннитской партии "Мурабетун". Речь шла о том, кому господствовать в этой части столицы. Амалевцы взяли верх и вскоре потребовали, чтобы обитатели трех расположенных там палестинских лагерей (Сабра, Шатила, Бурдж аль-Бараджна) сдали оружие. Те поначалу отказались. Возникли бурные дебаты, и достаточно было небольшого инцидента, чтобы в середине мая заговорили пушки и автоматы.

Бои были затяжные, жестокие. Вмешательство Сирии помогло их остановить, но лагерь Сабра уже был взят штурмом, бульдозеры стали сносить его с лица земли. Жителям сказали: уходите. Но уходить-то им некуда. Их земли уже много лет назад захвачены Израилем. По приблизительным подсчетам, в этих трек лагерях было около 60 тыс. человек. Примерно 25 тыс. вытеснены в долину Бекаа и ждут своей дальнейшей участи.

Едва затихли бои в палестинских лагерях, как началась прискорбная история с захватом американского пассажирского самолета. До сих пор не ясно, члены какой шиитской организации совершили этот пиратский акт. Тем более что в обмен на американских заложников они потребовали освобождения 766 узников израильской тюрьмы Атлит, среди которых имеются представители различных ливанских группировок. Однако известно, что заложники оказались в конце концов под контролем Н. Берри и вмешательство Сирии помогло их освобождению.

Но все эти события не смогли затмить конфликта, продолжающегося на юге Ливана. Состоит он в том, что, уходя, израильтяне передали контроль над приграничным районом своим наемникам из марионеточной армии Лахада (она насчитывает около 2 тыс. человек, в основном христиан). Они мешают изгнанным во время оккупации ливанским крестьянам-мусульманам и обосновавшимся там палестинцам вернуться в свои деревни. На этой почве происходят бесконечные стычки. Время от времени в них вмешивается Израиль. Так эта страна пытается обеспечить себе пресловутый "пояс безопасности".

Какую же роль играет во всем этом ливанская армия? Известно; что в ходе гражданской войны 1975 - 1976 гг. она практически развалилась, но в 1983 - 1984 гг. восстановлена, и ее численность составляет 30 - 35 тыс. солдат и офицеров, а по некоторым данным - и того больше. Восстановлена она на принципах конфессионализма, но для контроля над ее командованием создан специальный комитет, состоящий из представителей нескольких партий.

Однако функции армии весьма ограниченны. Ей поручено охранять дороги, ведущие из Бейрута на юг и на восток, правительственные учреждения и резиденцию президента: Следить за порядком на "зеленой линии", разделившей Бейрут на восточную и западную часть. Причем в восточную часть армейские подразделения не допускаются, там господствуют отряды "Катаиб".

Безопасность Западного Бейрута доверена шестой бригаде, сформированной в основном из шиитов, которая вместе с отрядами "Амаль" вела штурм палестинских лагерей. В соответствии с договоренностью между политическими лидерами страны, армия не может вмешиваться в конфликты, вспыхивающие между различными ливанскими группировками, даже если дело доходит до перестрелок, не направляют ее и на юг для отпора израильтянам.

Считается, что таким образом, поставив солдат и офицеров в стороне от политики, удастся сохранить боевой дух воинских частей, уберечь их от нового распада в условиях продолжающихся в Ливане межобщинных столкновений.

Сейчас, когда Ливан снова оказался под угрозой американского вторжения, стране особенно необходимо национальное единство и сплоченность. В борьбе с оккупантами ливанцы смогли показать свой вольнолюбивый непреклонный характер. Не меньшая воля нужна и для того, чтобы навести порядок внутри страны, покончить с раздорами, прийти к подлинному национальному согласию, чтобы начать восстановление экономики, избавиться, наконец, от уязвимости перед внешними опасностями.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно