Примерное время чтения: 8 минут
221

БАРЬЕР НЕСОВМЕСТИМОСТИ. ЧЕТЫРЕ СУДЬБЫ ИСКАТЕЛЕЙ "РАЯ"

НЕ ПРОХОДИТ и дня, чтобы "Голос Америки" не сообщил об очередной "удачно сложившейся", "счастливой" судьбе кого-нибудь из бывших советских граждан, обосновавшихся в США - этой "процветающей" стране западного "рая". Не жалея ярких красок, живописуют успехи новоиспеченных американцев, "наслаждающихся роскошной жизнью".

Находятся и легковерные люди, которые принимают за чистую монету эти сказки, твердо веря в то, что "везде хорошо, где нас нет". Странно, что им не приходит на ум мысль, что капиталистический "рай" беден на добрых дядюшек и тетушек, готовых поделиться с ближним. Жестокая действительность капитализма такова, что каждый - сам за себя и процветают те, кто лучше других умеет работать локтями.

И поэтому закономерно, что совсем по-иному, чем "Голос Америки", описывает судьбы искателей "рая" американская печать в расчете на "свою", "западную" аудиторию, которая ведь не поверит сказкам о "беззаботной жизни" в Америке.

Так, в сентябрьском номере журнала "Ньюсуик" помещена статья о жизни в США бывших советских граждан, выехавших в Израиль под предлогом воссоединения с родственниками, но "очутившихся" в Соединенных Штатах. Стремясь выглядеть объективным, журнал взял несколько разных судеб - счастливых и несчастных. Давайте посмотрим глазами "Ньюсуика", как же "устроились" в США те, кто в свое время поверил в возможность "красивей жизни".

СУДЬБА ПЕРВАЯ - "СЧАСТЛИВАЯ"

"Яков Смирнофф, в США уже 8 лет, - пишет "Ньюсуик". - Начинал прислугой в баре при гостинице, "испытывал" на клиентах анекдоты и шутки, привезенные из России, отбраковывая те, что не вызывали смеха у американцев. Сейчас он выступает в Нью-Йорке в модном клубе "Каролина" на Манхэттене. Его шутки пользуются успехом у публики".

Далее приводятся три образчика "остроумия" Якова Смирноффа (так, на американский манер, с двумя "ф", перекроил свою фамилию этот "комик"). Вот они, с позволения сказать, "шутки":

"Мне больше нравятся американки. Они умеют делать такие вещи, о которых русские девицы и не мечтают, - принимать душ".

"Пища здесь другая. Вы знаете, что такое "шведский стол" ("ешь все, что сможешь") по-русски? Тебе дают один кусочек хлеба и говорят: "Вот все, что можешь съесть".

"В России в отличие от Америки опасно бросить в ответ обидчику: "Твоя мать ходит в солдатских сапогах". Там женщины их так-таки носят - и могут сделать вам больно".

Такие вот пошлые "шуточки", пропитанные злобой ко всему советскому, оказывается, вызывают восторг у американских обывателей. А их автор делает на этой вульгарщине деньги. И немалые, судя по всему.

Как утверждает "Ньюсуик", "теперь у Якова Смирноффа дом в Голливуде, "мерседес" и "роллс-ройс". Его ближайшая цель - выступить со своей программой в Белом доме".

Вот оно, воплощение "чисто американской мечты"! Деньги, роскошные автомобили, завтрак у президента. И совсем не важно, как сделаны деньги - на предательстве или порнографии, "чистым" предпринимательством или "грязным" вымогательством - победителей не судят. И не так трудно представить, что за "программу" подготовит Смирнофф для хозяев Белого дома, - ведь шовинизм и антисоветизм у них в чести.

Что ж, по американским меркам - первая судьба "удачная". А остальные? Приведем их по "Ньюсуику".

СУДЬБА ВТОРАЯ

Цитируем: "Александр Черкасец еще в детстве, проведенном в России, признавался матери, что когда- нибудь он окажется в Америке. Несмотря на то, что ему говорили в школе, - пишет журнал, - он считал Америку "оплотом истины и справедливости". В 1979 г. в возрасте 30 лет выехал в США, обосновался в Нью- Йорке. Устроился таксистом и вскоре начал убеждаться, что его мечта рассыпается. Он искал, как он признается, "нечто близкое к идеальному обществу", но не нашел его".

"Я не знал, что в Нью-Йорке тысячи людей с покрытыми язвами ногами бродят по улицам со своими пожитками, не имея крыши над головой, без всякой надежды на помощь", - признается Черкасец.

"Хотя ему нравилось, что в книжных магазинах можно купить все что угодно, его просто шокировала порнография. Свобода слова, которая так привлекала его когда-то, превратилась в извращенную вседозволенность", - рассказывает журнал.

"Порнография - не элемент свободы, а плевок в лицо человека. А наркомания? Я из своего такси столько раз видел, как наркотиками свободно торговали на улицах. Куда же смотрят полиция и ФБР?" - удивляется Черкасец.

"В США он начал понимать, что совершил "что-то постыдное, решив покинуть СССР". "Это все равно что родиться в одной семье, а потом уйти в другую... Вы бросаете свою семью и не можете не чувствовать при этом стыда".

СУДЬБА ТРЕТЬЯ

"Лев Халиф живет на пособие по безработице - это 372 долл. в месяц (что это мизерная сумма, говорит хотя бы тот факт, что даже за скромную квартиру в сегодняшней Америке надо платить 400- 500 долл. в месяц. - А. Ш.), и поэтому он поселился в доме, где ютятся только бедняки. У подъезда калека просит милостыню, рядом - чернокожие и цветные дети гоняют мяч на бетонированной площадке. В Москве Халиф, как он утверждает, был поэтом, и его книги пользовались популярностью. В Америке печатался исключительно в русскоязычной прессе, имея небольшую читательскую аудиторию и еще меньший доход. "Я не хочу принижать Америку, - говорит он, - но разница в отношении к литературе в России и в США - день и ночь. Там очень любят поэзию. Здесь я ожидал найти свободу и возможности для самовыражения - продолжает он, - а оказывается, в Америке вы вынуждены писать на темы, интересующие рынок. Первый издатель, с которым я встретился здесь, предложил мне написать книгу о гомосексуалистах. Я ответил, что меня это не интересует - мне нравятся женщины. Другой издатель предложил мне написать "что-нибудь веселенькое". Здесь так много вульгарности, литературного хлама. Я не могу писать на потребу здешней публике. Поэтому я бедствую и очень нуждаюсь в деньгах. Оказалось, что я никому не нужен. В Америке до меня вообще абсолютно никому нет никакого дела".

СУДЬБА ЧЕТВЕРТАЯ

Аркадий Фишман, 47 лет, в Москве работал до отъезда в 1979 г. врачом-онкологом. Пытаясь устроиться на работу в США по специальности, лишь накопил несколько ящиков писем с отказами. Изучил английский язык, успешно сдал квалификационные экзамены для врачей-иностранцев, но так и на смог выдержать конкуренции с американскими врачами при приеме на работу. (Дело в том, что он не смог преодолеть дискриминационные барьеры, установленные в США для врачей - выходцев из других стран. - А. Ш.) В 1983 г. Фишман и 33 других безработных врача из числа выехавших из СССР направили жалобу в комиссию по обеспечению равных возможностей при приеме на работу. Жалобу отклонили. Сейчас получил контракт на один год работы в больнице в пригороде Нью-Йорка. Отправил уже сотни запросов с просьбой принять на работу еще на год, но безрезультатно. "Я думал, что здесь больше возможностей для работы, - печально говорит он, - я думал, что чего-нибудь достигну. Но увы!"

Итак, четыре судьбы. Одна - по западным стандартам "счастливая", но какой ценой? Ценой грязных "шуток" на потребу обывателю, ценой потакания пошлости и омерзительного глумления над страной, в которой вырос.

Три других без преувеличения можно назвать трагедиями. Это трагедии людей обманутых, искателей "красивой жизни" на "том берегу". Как легко они отмахивались - "это все пропаганда", когда им говорили о реальных, без прикрас, буднях западного мира. Теперь они на себе почувствовали разницу между красивыми картинками "райской жизни", нарисованными "радиоголосами", и суровой реальностью общества, где всегда прав сильнейший, а слабый лишен всяких прав, если у него нет денег.

Хотя "Ньюсуик" приходит к заключению, что у новоиспеченных "американцев", мол, "все в конечном итоге образуется", против этого свидетельствуют факты, свидетельствуют сами люди, заплатившие дорогую цену за свою ошибку, в том числе и те, о ком рассказывает журнал. Просто действительность правдивее и убедительнее, чем оптимистичный вывод журнала.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно