92

Реформы - яд или лекарство?

РОВНО 15 лет назад, 15 ноября 1991 года, в России начались радикальные рыночные реформы.

В ТОТ день Б. Ельцин сформировал правительство, в которое вошли Г. Бурбулис, Е. Гайдар, А. Чубайс, А. Шохин, П. Авен и другие "молодые реформаторы". Одновременно президент подписал пакет из 10 указов и постановлений правительства о либерализации экономики. Отменялись ограничения на размер заработка, на покупку иностранной валюты, на внешнюю торговлю, отпускались (с 1 января 1992 г.) цены на товары и т. д.

Сегодня одни вспоминают этот перелом с благоговением, другие - с ужасом и проклятиями. А что думают участники и свидетели тех событий?

Егор ГАЙДАР, в 1991 г. - вице-премьер по экономике и финансам:

- СИТУАЦИЯ в стране к середине осени 1991 г. была сложной. Дело было даже не в том, что ВВП сократился почти на 10%, а добыча нефти - на 56 млн. тонн. Главной проблемой стал кризис снабжения крупных городов. Начинались продовольственные беспорядки - в Перми, Нижнем Новгороде... Последний раз такой провал с заготовкой зерна в России случился в 1917-1918 гг. Тогда мы получили революцию, Гражданскую войну, гибель миллионов. Надвигающуюся катастрофу надо было остановить.

Альтернативы реформам не было. Идею посылать в село продотряды всерьёз руководство страны не рассматривало. Накануне съезда народных депутатов в октябре 1991 года, когда была сформулирована и предана гласности программа реформ, Б. Ельцин провёл заседание Госсовета РФ, изложил то, что намечено. Завершая выступление, он спросил: кто не согласен с предложенными действиями? Была двухминутная пауза. Никто не возразил, промолчал и вице-президент А. Руцкой.

Самым опасным был указ о новом порядке экспорта нефти. Предшествующими правительствами коммерческим структурам были предоставлены квоты на продажу нефти за рубеж объёмом в десятки миллионов тонн. Выдавались они без какого-либо понятного и прозрачного принципа. При неразмороженных ценах цена на нефть в стране и за рубежом различалась в сотни раз. Понятно, о каких деньгах шла речь. С ноября 1991 года квоты распределялись в соответствии с объёмом добычи нефти производящими компаниями (этот принцип сохраняется и сегодня). Взятки, которые давались тем, кто работал в советском и российском руководстве, обесценились. Можно представить уровень недовольства и тех, кто давал взятки, и тех, кто их получал.

Все понимали, что реформы необходимы, но осознавали и то, что они будут непопулярными, политически убыточными, могут привести к массовым беспорядкам, а возможно, и к крушению режима. Надо отдать должное Ельцину - ответственность за последствия он взял на себя.

Юрий АФАНАСЬЕВ, в 1991 г. - сопредседатель Межрегиональной депутатской группы I Съезда народных депутатов СССР:

- Многие полагают, что 1991 год навсегда отделил историю СССР, которая осталась в печальном прошлом, от истории России, за которой светлое будущее. Оснований для такого деления вроде как много. Если выйти сейчас на улицу и сравнить её с той же улицей 15-летней давности, нетрудно увидеть, что люди стали красивее одеваться, ездить на лучших машинах, массово проводить отпуск на зарубежных курортах. Безусловно, всё это - заслуга в том числе 10 президентских указов, которые в 1991 г. подписал Борис Ельцин. Вот только чем дальше, тем очевиднее, что перемены эти оказались поверхностными.

Полагаю, что мы сильно переоцениваем значение тех событий. Несмотря на связанные с этим временем надежды, ельцинские реформы не пробудили народ и не привели его к свободе. Вместо того чтобы стать судьбоносными, они превратились в жалкий всплеск псевдореформ, которых у нас было предостаточно ещё со времен Хрущёва. Все вопросы, которые ставились в повестку ещё тогда, не то что не решены, но вообще выпали из повестки дня. До сих пор не проведены такие базовые реформы, как военная, жилищно-коммунальная, пенсионная, судебная, антимонопольная. Вместо этого принято достаточно указов и законов, которые дали зелёный свет всё набирающему силу разграблению России и паразитированию за её счёт. После относительно либерального десятилетия у нас продолжается ликвидация свобод слова, печати, собраний, сворачивается деятельность неправительственных организаций.

Всё чаще можно слышать, что мы возвращаемся в советские времена. Вряд ли это справедливо: вернуться можно туда, откуда ушли, а мы, похоже, никуда и не уходили: всё та же партия, всё тот же КГБ - изменились только названия. Без свободы можно хоть 10 раз вступить в ВТО, иметь гигантский профицитный бюджет и неимоверно разбухший Стабфонд - всё будет бессмысленно.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно