Примерное время чтения: 4 минуты
147

"Русских" в Москве всего 2000 человек

Столичные власти не позволили устроителям "Русского марша" 4 ноября пройти стройными колоннами по Москве, зато санкционировали митинг националистов рядом с памятником Льва Толстого, что стоит у проезда Девичьего поля. Знают ли "русские" великого русского писателя в лицо выяснял корреспондент "АиФ" Павел ЕРЕМИН.

В дни предшествующие празднику Народного единства националисты собирались устроить митинг в десять утра на станции метро "Комсомольская". Городские власти, почуяв беду, решили услать патриотов и им сочувствующих в парк, на проезд Девичьего поля к памятнику Льву Толстому. Однако об организационных изменениях знали не все участники марша, поэтому часть сторонников Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ) приехала все-таки на вокзал. Там их уже поджидали идеологические противники - "Антифа" со своим плакатом и листовками и бойцы ОМОНА. Встреча обошлась без инцидентов.

Собравшиеся люди уверены, что наводить русский порядок лучше с бритыми затылками.

К 12 часам митингующие собрались в парке возле Зубовской площади. "Встречающих" их было не меньше, чем на вокзале: около 15 автобусов с ОМОНом, водометы и преграждающие дорогу самосвалы. Прием "гостей" начался еще до начала митинга, милиционеры успели задержать порядка 200 человек. В основном все задержанные несли какую-либо националистскую символику. Под горячую руку попал один из журналистов, которого вскоре отпустили.

Спустя 15 минут после торжественного митинга все начали откровенно скучать. Выступавший лидер партии "Народная воля" Сергей Бабурин, увидев в толпе свастику сразу заявил, что "таким здесь не место". Националисты, которым было запрещено скандировать "Зиг Хаиль" и показывать припасенные свастики, начали по очереди лазить на памятник и размахивать флагом. Журналисты судачили о том, кто уже "получил по мордам", и кто гипотетически может получить (забегая вперед скажу, что это была корреспондентка "Мира Новостей" Мария Рунова). Позже журналисты, как и патриоты, нашли свою "высоту". Вся снимающая братия по очереди бегали в стоящую рядом девятиэтажку и снимали оттуда крупные планы. Милиционерам тоже было скучно. Вскинуть руку хотелось всем, но осмелились только некоторые

- Прикинь вся эта толпа ломанет, - говорил, отчаянно зевавший, курсант милиции другому - Я бы обоссался от страха и домой убежал. Видя откровенное разочарование присутствующих, лидер ДПНИ А. Белов решил подогреть толпу заявлением, что сразу после митинга его арестуют. Но задерживать его решительно никто не хотел. Было холодно, и все мечтали пойти домой.

Милиционеры тихонько материли собравшихся. Журналисты терпеливо ждали какого-либо движения. Сами митингующие разделились на два лагеря: на тех ждал "когда же Поткин (настоящая фамилия А. Белова - ред.) свалит" и на тех, кто стоял в первых рядах и изредка покрикивал "Слава России". Сделав положенные кадры с высоты шестого этажа, корреспондент "АиФ" провел опрос митингующих: "Знаете ли вы кому этот памятник?". Среди полученных ответов: три Лермонтова, два Гоголя, пятеро Горьких и один Салтыков-Щедрин. По оценкам правоохранительных органов всего на марше присутствовало около 2000 человек.

В общем, знания классической литературы патриотами можно оценить на твердое три. Не смотря не любовь к классике и отчаянный холод, чувство юмора у националистов было на высоте. На вопрос одной корреспондентки: "Куда вы идете?". Один крепыш весело подморгнул ей и улыбнулся стоящему рядом милиционеру: "Как куда!? Кремль штурмовать!". Конец мероприятия патриоты отметили запуском фаера и редкими криками: "Зиги-зиги!". Участники "Русского марша". Многие из настоящих "русских" не смогли ответить на вопрос: "Кому поставлен памятник?" Иногда митингующие все-таки выкрикивали заветное "Зик Хайль". Окончание митинга собравшиеся радостно отметили зажжением сигнальной ракеты

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно