Примерное время чтения: 8 минут
69

Владимир Путин сложил ответственность за мир во всём мире на Международный олимпийский комитет

Во вторник заядлому горнолыжнику Владимиру Путину пришлось выйти на заснеженный склон не в удовольствие, а исключительно по делу. В Сочи принимали оценочную комиссию Международного олимпийского комитета. И чтобы убедить членов комиссии в преимуществах Красной поляны перед южнокорейским Пьенчхоном и австрийским Зальцбургом, на алтарь было положено всё: и безупречная горнолыжная «поступь» президента, и краснодарское гостеприимство, и, наконец, даже российские ракеты, танки и боевые самолеты…

На прошедших выходных перед комиссией МОК с инспекций в Красную поляну нагрянул глава Министерства экономического развития и торговли Герман Греф. «Понимаете, мы должны все сделать не так, как делаем обычно», — гипнотизировал он местных ответственных лиц. И на пути к только что сданному, но ещё не открытому для широкой публики «газпромовскому» комплексу «Вилла Лаура» беспощадно придирался к каждой мелочи. «Кто убирал дорогу? — возмущался Греф качеством уборки снега. — Я хочу ему объяснить на простом русском языке, что это — варварство».

Саму делегацию МОК, измотанную длинным перелетом из Южной Кореи, встречали в новом аэровокзальном комплексе сочинского аэропорта. Его строили еще в советское время с расчётом на прием 15 миллионов пассажиров в год. Стройку, замороженную в середине 90-х, возобновил владелец «Базового элемента» и один из самых богатых россиян — Олег Дерипаска.

Впрочем, в прошлом году аэропорт «переварил» около миллиона пассажиров. Через несколько лет эта цифра может вырасти до 3-4 миллионов человек в год. Поэтому большую часть нового терминала планируется использовать под торгово-выставочный комплекс. Пока же реконструкция продолжается, а к приезду комиссии МОК были открыты 2 телетрапа. По одному из них члены комиссии и вышли из рейсового самолёта. В терминале их ждали детишки в горнолыжных костюмах, казачий хор и фуршет.

На следующий день, во вторник, комиссия закопалась в бумагах сочинского заявочного комитета с планами строительства олимпийских объектов и новых дорог. А многочисленные журналисты в предвкушении невероятных кадров и сногсшибательных впечатлений потянулись на Красную поляну, куда «навострил» лыжи прилетевший накануне в Сочи президент Путин.

В ожидании главного горнолыжника страны о преимуществах Сочи журналистам под бесплатный глинтвейн рассказывал глава Олимпийского комитета России Леонид Тягачёв. Несмотря на то, что многие объекты будущей олимпиады существуют пока только в виде компьютерных рекламных роликов, главный олимпийский чиновник России демонстрировал олимпийское спокойствие: «Мы уже сможем показать, что у нас тут не киностудия Мосфильм, у нас тут уже коё-что работает».

По соседству с небольшим павильоном, где от снега пряталась ожидающая президента публика, исправно гудел механизм австрийской канатной дороги. Вокруг ползали специальные бульдозеры с широкими гусеницами, которые трамбовали снег на аккуратных склонах, туда-сюда сновала охрана на снегоходах.

Впрочем, главное преимущество Сочи перед конкурентами, по словам г-на Тягачёва, вот в чем. В Пьенчхоне многие объекты тоже существуют пока только на бумаге, но уже сейчас ясно: они будут «размазаны» по достаточно большой территории. Зальцбурге для приёма Олимпиады, по большому счёту, готовы и сейчас — инфраструктура для зимних видов спорта и размещения многочисленных туристов там развивается ещё с позапрошлого века. Но это, одновременно, и недостаток — объекты старые. А кроме того, раскиданы в пространстве ещё сильнее: санно-бобслейную трассу предлагается использовать вообще соседскую — в Германии. В нынешнюю тёплую зиму Зальцбург столкнулся с ещё одной проблемой: там почти не было снега.

В Сочи же, благодаря федеральной программе развития курорта (то есть, предусмотренным в ней 195 млрд. рублей бюджетных денег) первые международные соревнования, например, по сноуборду, можно будет проводить уже в следующем году. На дорогу между олимпийской деревней и самыми дальними спортивными объектами будет уходить не более 50 минут. Даже несмотря на то, что «деревня» будет окажется в субтропиках (на побережье в Имеритинской долине) — а трассы и трамплины в горах, на которых иногда и летом лежат снежные шапки.

Между тем, борьба за спасение действительно заповедных окрестностей Красной поляны, накануне приезда высоких гостей зашла в решающую стадию. Экологи писали президенту письма, а самые радикальные выходили на демонстрации в самом Сочи. О накале страстей, пожалуй, можно было судить по надписям на заборах. Одна из самых неспортивных гласила: «Fuck olimpic games!»

Вопрос о сохранении природы задали и Владимиру Путину, когда в окружении ребятни из сочинской горнолыжной школы он скатился к поджидавшим его уже на склоне журналистам. «Это очень важно, и мы наладили контакт с экологическими организациями», — ответил президент и добавил, что этот контакт позволит найти баланс между требованиями защитников природы и туристами, желающими покататься на лыжах.

Владимир Путин, как выяснилось на импровизированной пресс-конференции на склоне «Виллы Лауры», тоже нисколько не сомневается: заявка Сочи на олимпиаду по всем показателям лучше конкурентов. Хотя президент отдает себе отчет: «Спорт — это борьба». И до конца быть уверенным в том, что какая-то случайность не помешает дойти к финишу первым, конечно же, нельзя.

Ответив ещё на несколько вопросов, Владимир Путин занял место в кабинке с сиденьями, оригинально расположенной спереди «горнолыжного бульдозера». По соседству устроилась ребетня. Вернувшись на гору, вся компания, в которой, кроме того, оказались Леонид Тягачёв и управляющий делами администрации президента Владимир Кожин, снова «под камеры» съехала вниз. Когда тяга теле- и фотокорреспондетов к эксклюзивной картинке была удовлетворена, Владимир Путин тоже зашёл в павильон выпить глинтвейна. И, заодно, поставить в неудобное положение своего давнего приятеля — известного австрийского горнолыжника, олимпийского чемпиона Карла Шранца: «Скажи Карл, Сочи — лучшее место для олимпиады». Австрияк Шранц на секунду задумался. «Катить бочку» на родной Зальцбург ему было не с руки, но и он вынужден были признать, что Сочи подойдет для проведения олимпийских игр идеально.

Тем временем, задача-максимум, естественно, — добиться тех же слов от чиновников МОК. Окончательное решение о месте проведения Олимпийских игр 2014 будет оглашено 4 июля в Гватемале. А пока в фешенебельном сочинском санатории «Русь» впечатление на членов комиссии пытались произвести министры российского правительства — глава Минприроды Юрий Трутнев, глава Минтранса Игорь Левитин, вице-премьер правительства Александр Жуков. Глава МЭРТ завалил аудиторию цифрами и планами. А вот играть на эмоциях членов комиссии предстояло уже лично президенту Путину. Лукавить насчёт значимости наследия, которое оставит после себя олимпиада для страны (разговоры о наследии, как пояснили знающие люди, — «пунктик» всех оценочных комиссий МОК), не пришлось. По словам президента, в огромной, но северной стране России Сочи — это уникальный, но пока ещё слабо развитый уголок: «Вне зависимости от того, будет здесь олимпиада или нет, мы будем развивать Сочи, прежде всего, для своих граждан».

Казалось, тут можно было бы поставить и точку. Она, видимо, и стояла в листочке, от которого Владимир Путин решительно оторвался, чтобы добавить кое-что экспромтом: «Спорт объединяет людей. И мы потратим миллиарды долларов не на снаряды и ракеты, боевые самолеты и танки, а на то, чтобы люди могли протянуть друг другу руку…»

На плечи членов оценочной комиссии МОК неожиданно легла ответственность не только за место проведения олимпиады 2014 года. Теперь на них, без преувеличений, лежит ответственность и за мир во всём мире.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно