Примерное время чтения: 3 минуты
81

Если не посадят, то сожрут

В АПРЕЛЕ 1999 г. в наше учреждение на Крайнем Севере (п. Ревда Мурманской области) ОЮ 24123 - колония строгого режима, поступили первые ВИЧ-инфицированные осужденные. Согласно УИК Российской Федерации ст. 101 п. 2 они, как и больные открытой формой туберкулеза, алкоголизмом и наркоманией, должны содержаться в специальных лечебных учреждениях. Все мои попытки как начальника медчасти данного учреждения доказать это привели к одному: если еще раз кто-то заговорит на тему ВИЧ, будет "очень плохо".

Везде от меня отмахивались как от назойливой мухи. Наше учреждение отдаленное, постоянно не хватает медикаментов. Инструментов одноразового да и многоразового использования практически нет. Оборудование морально и физически устарело еще лет 15 назад. Сотрудники работают в перчатках (гуманитарная помощь), срок годности которых истек еще 3 года назад.

Кроме того, в настоящее время в уголовно-исполнительной системе повышение и надбавка к должностному окладу положены только вольнонаемным и аттестованным медработникам, которые работают в специально созданных для этих целей учреждениях, больницах, отделениях и т. д. в течение всего рабочего времени. В остальных случаях при работе с ВИЧ-инфицированными оплата труда производится за фактически отработанное время.

У меня вопрос: почему же не создаются специальные исправительные учреждения, ведь по закону именно там должны содержаться осужденные с диагнозом ВИЧ? Ведь для больных открытой формой туберкулеза созданы больницы и вложены огромные средства, судя только по нашей области. Однако туберкулез - болезнь излечимая, а СПИД неизлечим.

В течение всего рабочего времени ни один врач (я точно знаю, так как мой врачебный стаж 28 лет) не может работать только с больными, так как у него масса других обязанностей.

Почему же наше руководство нарушает закон: содержит ВИЧ-инфицированных в учреждениях, не предназначенных для их содержания, и при этом не желает платить людям, которые работают с такими больными и постоянно рискуют своим здоровьем и жизнью, а также здоровьем и жизнями своих родных и близких?

Почему не учитывается тот факт, что 99% преступников, отбывающих наказание, - наркоманы или бывшие наркоманы, убийцы, грабители, одним словом, люди, которые понимают, что им терять нечего, от чего более вероятным становится не случайное или ввиду небрежности заражение, а преднамеренное. У нас содержатся 40, а в области более 200 ВИЧ-инфицированных, и никого это не волнует.

Что касается их лечения - лечим, чем можем, но можем немного. Так, больные должны 1 раз в 6 месяцев обследоваться врачами центра СПИД с проведением расширенного анализа крови (мы можем сделать только общий), увы, таких осмотров не проводилось с 1999 г.

А может быть, все дело в том, что Крайний Север считается у руководства ГУИН благоприятной зоной для ВИЧ-инфицированных?

Очень надеюсь, что мое письмо не останется без внимания, хотя и понимаю, что меня ждет: если не посадят, то сожрут. Поэтому добровольно вычеркиваю себя из списков сотрудников УИС. Но этот беспредел больше терпеть нет сил.

С уважением, начальник медчасти учреждения ОЮ 24123 Владимир Г л у д и н, Мурманская обл.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно