Примерное время чтения: 10 минут
176

В. Клюжев: "Авторитарность работе не поможет"

Начался новый век, а люди по-прежнему продолжают решать свои проблемы далеко не мирным путем. Врачи - люди самой гуманной профессии - практически всегда находятся на передовой, ежедневно спасая человеческие жизни. О достижениях и проблемах ведущего лечебного учреждения Министерства обороны Главного военно-клинического госпиталя им. акад. Н. Н. Бурденко (ГВКГ) рассказывает его начальник - заслуженный врач РФ, генерал-майор медицинской службы, академик РАЕН, профессор Вячеслав Михайлович КЛЮЖЕВ.

Помощь, оказанная вовремя

- ВАШ госпиталь начал оказывать неотложную медицинскую помощь 296 лет назад, и сегодня он является головным учреждением, куда попадают раненые из горячих точек. Что нового в лечении появилось со времен, скажем, афганских событий?

- Система оказания помощи постоянно совершенствуется, что позволяет ей оперативно и адекватно реагировать на многообразный контингент больных, поступающих по неотложным показаниям. В настоящее время основными принципами организации неотложной специализированной медицинской помощи (НСМП) в Главном военно-клиническом госпитале им. Бурденко являются: своевременность, мобильность, адекватность, преемственность и госпитализация в профильные отделения. Ежедневно заступают на дежурство более 100 специалистов.

Особенностью Главного госпиталя и его огромным преимуществом является возможность в любое время дня и ночи собрать у постели раненого или больного необходимое число врачей практически всех клинических специальностей. В госпитале постоянно дежурит особая бригада. Она состоит из 26 врачей, обеспечивающих готовность 12 специализированных групп к выезду. В такую бригаду входят все основные специалисты: терапевты, хирурги, анестезиологи-реаниматологи, кардиореаниматологи, невропатологи, эндоскописты, урологи, травматологи. Каждая группа берет на себя наиболее тяжелых больных и пострадавших, проводя во время транспортировки в реанимобиле интенсивную терапию, включающую искусственную вентиляцию легких, коррекцию гемодинамики и обязательно непрерывный мониторинг жизненно важных функций организма.

- Расскажите о том, как доставляются раненые и больные из очагов боевых действий.

- Летающая операционно-реанимационная лаборатория госпиталя "Скальпель", оборудованная на самолете Ил-76 МД, может в любой момент совершить вылеты в районы боевых действий.

- А как вы проводите диагностику срочно поступивших больных?

- У нас работает диагностический комплекс, имеющий три центра: рентгеновский, функциональной диагностики и лабораторный (с тремя медицинскими лабораториями экспресс-диагностики). Приемное отделение занимает особое место в системе НСМП. Пока у нас функционирует смешанная система: часть больных (в основном кардиологические), минуя приемное, поступают непосредственно в специализированные отделения, а большая часть - вначале в приемное отделение для диагностики и неотложного лечения, а уже с установленным диагнозом переводится в профильные отделения.

При поступлении больных "с колес" немедленно проводится весь комплекс диагностических исследований для постановки окончательного диагноза (компьютерную и ядерно-магнитно-резонансную томографию, эхокардиографию, УЗИ и др.).

Врачи - самые большие противники войны

- В ГВКГ есть свой особый подход к организации неотложной помощи?

- Увеличение потока поступающих в отделение реанимации и интенсивной терапии заставили нас пересмотреть принципиальные взгляды на организацию работы. В настоящее время при сохранении центра анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии (ЦАРИТ) проводится специализация отделений внутри центра, т. е. вместо единого центра развертываются спецотделения для кардиологических, кардиохирургических, неврологических больных, а также для плановой, неотложной и гнойной хирургии.

В госпитале еще в 1975 году был организован первый в нашей стране центр анестезиологии и реанимации как многофункциональное подразделение для лечения находящихся в критических состояниях больных. Применяются различные методы интенсивной терапии (ГБО, детоксикация, квантовая терапия). О том, насколько эффективны эти лечебные мероприятия, говорят статистические показатели лечения большинства заболеваний, которые находятся на уровне показаний лучших медицинских центров.

- Вячеслав Михайлович, у вас проходят лечение военнослужащие и члены их семей, в каждом случае специалисты госпиталя стараются помочь всем, кому необходима помощь. С какими заболеваниями чаще всего приходится сталкиваться врачам?

- В госпитале работают 2,5 тысячи сотрудников, включая 850 врачей. Они днем и ночью оказывают высокоспециализированную медицинскую помощь. Что касается пациентов, то ежегодно в ГВКГ лечится около 18 - 19 тысяч больных и пострадавших, среди которых большинство страдают онкологическими заболеваниями (около 28%). Много пациентов с сердечно-сосудистыми, нефроурологическими и хирургическими заболеваниями. Из очагов боевых действий к нам доставляют раненых. Сотни раненых, доставленных в госпиталь за последние годы из зон вооруженных конфликтов, были возвращены к полноценной жизни. Кроме того, в мегаполисах идет настоящая "уличная война", жертвы которой тоже попадают к нам на лечение.

- Что вы имеете в виду?

- Я думаю, что люди, которые смотрят такие передачи, как "Дорожный патруль", понимают, о чем идет речь. К нам поступают и жертвы криминала, и те, кто пострадал в дорожно-транспортных происшествиях. Конечно, на войне больше минно-взрывных ранений, а характер ранения из оружия везде одинаков. И нам приходится оказывать помощь и тем, кто пострадал в горячих точках, и тем, кто пострадал в этой "уличной войне". Не исключены и теракты, с которыми нам, к сожалению, уже пришлось столкнуться и в новом веке.

Конечно, мы, врачи, самые большие противники войны, потому что столько человеческих страданий, сколько видим мы, не дай бог увидеть никому. Когда очень "тяжелый" пациент выкарабкивается, а потом и выздоравливает, встает на ноги - это самая большая награда для врача. Но люди военные служат Отечеству и, по большому счету, знают, на что идут, а вот когда страдает гражданское население, особенно дети, - это страшно. Вот когда нам доставили пострадавших у Дома правительства в Чечне, после теракта, и все они были в очень тяжелом состоянии, то в первые сутки было сделано очень много оперативных вмешательств. Оперировали почти всех после срочно проведенной сортировки, и никто из них не погиб, более того - многие уже выписались в хорошем состоянии.

- Вячеслав Михайлович, а какие ощущения вы испытываете, когда бываете в клиниках за границей или смотрите зарубежные фильмы, такие как "Скорая помощь", "Госпиталь Мэш" ?

- Честно говоря, фильмы смотреть некогда, но главное в военной медицине, в военно-полевой хирургии - это сортировка. Она все предопределяет, и организация этого процесса за рубежом хорошая. Но должен сказать, что там часто утеряно искусство врачевания, которое замещено коммерциализацией. Зачастую за воротами клиники пациент никого не интересует, мы же стараемся сохранить традиции русской врачебной школы. У нас ведь проходят лечение именно раненые, и устранение дефектов, связанных с этим, конечно, бесплатное. Много внимания уделяется и послеоперационной реабилитации, есть специальные отделения восстановительного лечения.

Слышать человеческое сердце

- А В КАКОМ возрасте вы впервые захотели стать врачом?

- Говорят, я начал "слушать" сердце своего деда в 2 года, конечно, я этого не помню. Но что точно могу сказать, что к 8-му классу школы меня интересовала медицина. Знаете, раньше были энциклопедии, к которым прилагались специальные пластинки с записью, например, тонов сердца. Я их любил слушать и уже в детстве мог на слух определить нормальное биение сердца. Наверное, сыграло свою роль и то, что еще в детстве, в 9 лет, я столкнулся со смертью - на моих руках умерла моя мама.

Позже в формировании моего характера и определении жизненного пути большое участие приняла моя вторая мама - Ираида Михайловна. Она была настоящим земским врачом в Вятской губернии и очень серьезно относилась к профессии. Надеюсь, это перешло и ко мне, и я также верен профессии, хотя в школе преподаватели пророчили мне техническую карьеру и хотели, чтобы я поступил в Бауманское училище. Когда я уезжал поступать в институт, отец дал мне 45 рублей, маленький чемоданчик и сказал: "Я твой выбор не одобряю, поезжай и, если не поступишь, домой не возвращайся". Но у меня все получилось, я поступил в Ижевский медицинский институт, где проучился 4 года, а позже профессор Лирман, полковник медицинской службы, оказал очень большое влияние на мою дальнейшую судьбу, которая и до сегодняшнего дня связана с военной медициной. Я служил в военно-воздушных войсках, а потом работал в различных госпиталях, на факультете руководящего состава в Военно-медицинской академии (г. Ленинград), в 1981 году пришел в Главный военно-клинический госпиталь в кардиологическое отделение.

Люди - наше богатство

- КАК НИ парадоксально, но в таком огромном многопрофильном лечебном учреждении совместную слаженную работу 25 отделений терапевтического профиля и 26 отделений хирургического профиля непосредственно обеспечиваете только вы и ваш заместитель по медицинской части - полковник медицинской службы, заслуженный врач России, профессор Вячеслав Николаевич Ардашев. Как вам это удается?

- Для такого учреждения авторитарный стиль руководства не подходит, здесь нужны другие подходы. К сожалению, так не бывает, чтобы все в коллективе были единомышленниками, но наш коллектив очень хороший и слаженный. В команде так и должно быть, если человек не вписывается, то коллектив его отторгает, как и в живом организме.

- Расскажите чуть больше о ваших коллегах - врачах ГВКГ.

- У нас работают замечательные люди. Среди наших врачей каждый четвертый имеет ученую степень. Так на сегодняшний день около 40 человек имеют степень доктора наук, 110 человек - кандидаты медицинских наук. Многие имеют звание профессора. Можно без преувеличения сказать, что "люди - основное наше богатство". Сохранить созданный научно-методический потенциал, научные школы, талантливых врачей-ученых для госпиталя и Вооруженных сил становится одной из главных задач. Трудно удержать доктора медицинских наук, профессора на должности с 15-20-тарифным разрядом и зарплатой на уровне водителя троллейбуса (5-7 тыс. руб. в месяц). Целый ряд наших специалистов ушли из госпиталя и возглавили крупные учреждения или подразделения в системе МЗ, РАМН, ведомственных или коммерческих структур.

Одно из значимых подразделений госпиталя - Центр сердечно-сосудистой хирургии. Именно здесь впервые в кардиохирургической практике была сделана резекция грудной аорты при прорастании ее стенки злокачественной опухолью легкого. Кроме того, у нас накоплен наибольший в РФ опыт операций аортокоронарного шунтирования на работающем сердце без аппарата искусственного кровообращения.

В настоящее время совершенно очевидно, что ни один крупный вопрос, касающийся оказания специализированной медицинской помощи, например больным ИБС, не может самостоятельно решить ни терапевт-кардиолог, ни кардиореаниматолог, ни эндоваскулярный хирург. Чтобы добиться успеха, они должны тесно сотрудничать, согласовывать свои действия и планы. К сожалению, такое сотрудничество далеко не всегда осуществляется на практике, и в первую очередь из-за отсутствия территориального и организационного единства врачей "родственных" специальностей.

- Какие новейшие достижения техники применяются в ГВКГ?

- Постоянно ведется работа по подготовке и использованию космической и телекоммуникационной связи в режиме телеконференций в целях экстренного и планового консультирования врачей по лечению раненых и больных в различных регионах России и других стран СНГ. У нас в госпитале очень много высококвалифицированных врачей практически всех основных клинических специальностей, развитая сеть и мощный парк современных компьютеров. Все вместе делает Главный военно-клинический госпиталь одним из самых подготовленных медицинских учреждений России к роли общегосударственного телекоммуникационного медицинского консультативного центра.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно