Примерное время чтения: 7 минут
177

Захлебнуться адреналином (21.12.1999)

Высота - 4 тысячи метров. Ледяной ветер врывается в кабину самолета сквозь открытый люк. Едва страх успевает нахлынуть откуда-то из живота и комком подступить к горлу - шаг в никуда сделан. Пара кувырков, жуткая паника (сейчас я умру), и наконец инструктор пристегнулся к тебе четырьмя "карабинами". Ты паришь в воздухе, окунаясь в облака (полный кайф), затем, словно пробка от шампанского, хлопает раскрывающийся парашют. Вот и земля. Только что-то не держат ноги...

45 ДОБРОВОЛЬЦЕВ - впервые в жизни прыгавших с парашютом - принимали участие в этом эксперименте, проведенном Медицинским институтом города Ганновера. Во время прыжка на локтевом сгибе каждого парашютиста находился катетер, через который в специальные контейнеры поступала кровь для дальнейшего исследования ее состава. В первые же секунды концентрация адреналина увеличилась в 6-7 раз. Также кровь обогатилась целым коктейлем из других гормонов: норадреналина, кортизола и дофамина (которые при определенных условиях вызывают состояние эйфории и обезболивающий эффект), и увеличилось количество клеток, отвечающих за иммунитет. Таким образом было подтверждено, что в состоянии острого страха организм мобилизует все свои силы, вплоть до того, что вооружается на случай возможных ранений клетками-киллерами для борьбы с инфекцией.

Страх - не что иное, как защитная реакция, и ее механизм мы унаследовали от первобытных предков. С одной стороны, он необходим - иначе не выжить. Однако, если бояться долго и сильно, это тоже не жизнь. Ни по качеству, ни по количеству. Помните, что стало с чиновником Червяковым? "Пришел домой, лег на диван и умер". Говорят, Чехов описал вполне реальный случай из врачебной практики.

Пресловутым адреналином, которого человеку иногда так хочется впрыснуть в кровь , что он придумывает все более и более изощренные способы, иногда можно и захлебнуться. Особенно если здоровье "не очень", а "очень" оно сегодня, пожалуй, мало у кого.

Резкое увеличение концентрации гормонов стресса подвергает нагрузке функции всех жизненно важных органов, в первую очередь - наиболее уязвимую сердечно-сосудистую систему, - говорит чл.-корр. РАЕН, д-р мед. наук, профессор, нейропсихиатр Евгений Шапошников. Так что "умереть от страха" - это не присказка, а горькая реальность. Инфаркт, остановка сердца, нарушение мозгового кровообращения вплоть до инсульта - можно испугаться и до такой степени.

Известны даже случаи, когда у самоубийц, выбрасывающихся из окна, смерть наступает до того, как они упадут на землю и разобьются.

Парадоксально, но факт: человек хочет уйти из жизни и в итоге умирает от страха за мгновение назад бывшую ненужной жизнь.

ШРАМЫ В ДУШЕ

Рана, которую нанес ножом поклонник-психопат известной теннисистке Монике Селеш, была размером в несколько сантиметров и быстро зажила. Последствия душевной травмы она ощущает до сих пор. Два года Моника практически не выходила на улицу, ее мучали постоянные приступы страха, о продолжении спортивной карьеры не могло быть и речи.

Отдаленные последствия экстремальных стрессовых ситуаций впервые начали изучаться в США у ветеранов вьетнамской войны. На Всемирном съезде психотерапевтов в этом году посттравматическому стресс-синдрому (ПТСС) было уделено особое внимание. Человек, страдающий неконтролируемыми приступами страха, депрессией, нарушениями сна, теряет работоспособность, происходит дезадаптация во всех областях его жизни. Исследования, проведенные в США с помощью компьютерной томографии, показали, что у некоторых страдающих ПТСС происходят дистрофические изменения в клетках мозга: гиппокамп (отдел, отвечающий, в частности, за память) уменьшается в объеме на 5-10 процентов. А синдром развивается приблизительно у каждого пятого, пережившего экстремальную психотравматическую ситуацию.

Особенно страдают дети, психика которых наиболее ранима. "После взрывов в Москве некоторые дети и подростки до сих пор боятся засыпать", - говорит профессор Е. Шапошников, несколько дней работавший на месте трагедии на Каширском шоссе, оказывая помощь жителям соседних домов и родственникам погибших.

Своевременность и квалифицированность комплексной социальной и медико-психологической помощи пострадавшим уменьшает риск развития отдаленных последствий.

На данный момент этим занимаются разрозненные медцентры, службы различных ведомств, отсутствуют четкие инструкции. Единой государственной координирующей программы нет.

ОЙ, МАМОЧКИ!

Когда человек в его первобытном имидже "хомо эректус" продирался сквозь лесную чащу и натыкался на саблезубого тигра, у него вставала от страха шерсть дыбом, и он в рамках борьбы за выживание либо убегал от опасности, либо шел в атаку. Когда сегодняшний "хомо сапиенс" проезжает мимо атомной электростанции, у него тоже идет мороз по коже и в животе плохеет. Это нормально. Проехал - и отлегло. Правда, от всего не убежишь. Учитывая изобилие потенциально опасных объектов, созданных во благо человеку и вопреки природе, не говоря уже о наших ближних, от которых в любой момент можно ожидать чего угодно, страх вполне можно считать современной народной болезнью. Не то чтобы в каменном веке у людей было опасностей меньше - просто задачи были конкретнее: не дать себя съесть в буквальном смысле, не замерзнуть и т. д. К тому же до неврозов они просто не доживали.

Сейчас - ситуация иная. Все чаще людьми овладевает страх, надуманный нашей психикой, страдающей от перегрузок и изобилия раздражителей и порой уже неспособной адекватно оценивать реальность, он называется фобией. Их масса: клаустрофобия и агорафобия- боязнь замкнутого и открытого пространства, социофобия - боязнь общества, арахнофобия - когда человек панически боится... пауков. Также в качестве фактора, вызывающего патологический страх, выступают самолеты, лифты, инопланетяне, смертельные болезни (прежде всего рак и СПИД), половые акты, бытовая грязь и "кишащие в ней микробы", мыши, крысы и змеи, темнота, высота и гроза и даже почему-то компьютеры. Казалось бы - какая блажь. Тем не менее конфронтация с причиной страха вызывает у этих людей физические недомогания: учащенный пульс, дрожь, тошноту, усиленное потоотделение - вплоть до сердечного приступа или гипертонического криза. Тем, у кого они выражены в значительной степени, приходится порой изменить всю свою жизнь - чтобы избегать ситуации, которой они боятся.

КОСИМ ТРЫН-ТРАВУ

Ученые уже давно пытаются создать эффективное средство от страха. Найден ген, отвечающий за повышенную "трусость", и даже удалось вывести мышей, которые ничего и никого не боятся. Есть немало препаратов психотропного действия, правда, большинство имеют серьезные побочные эффекты. Например, вызывают лекарственную зависимость. Психотерапевтическое лечение использует множество методик, смысл которых сводится к тому, чтобы победить страх разумом: укрепить механизмы психологического самообладания, разобраться в ситуации и переработать психотравму, а также нейтрализовать психосоматические проявления фобий (от дрожи в коленках до гипертонического криза). Занятие долгое и нудное и далеко не всегда успешное. К тому же часто требующее применения лекарств, которых мы опять же боимся.

Имеется, конечно, и популярный народный рецепт - принять на грудь для храбрости. Действует наверняка - правда, временно и с тенденцией к увеличению дозы. Можно увлечься и забыть, с какой целью принял.

"Задавить" навязчивый страх можно любым осознанным целенаправленным действием, особенно - физической работой.

Отвлекает, а главное, как утверждают ученые, снижает концентрацию стресс-гормонов в крови. Кстати, может, никакая она не волшебная, трын-трава, а весь секрет заключается в том, что просто нужно регулярно косить?

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно