3071

Горнолыжник без ног

ЕСТЕСТВЕННО, ни о каком геройстве Леша Мошкин, сын простого сибирского шахтера и воспитательницы детсада, не мечтал и ничем не отличался от своих сверстников. Разве что с шести лет посещал спортивную школу олимпийского резерва, где под руководством тренера Александра Ивановича Боровских учился кататься на горных лыжах. Впрочем, в эту школу в его родном Междуреченске с удовольствием ходят многие мальчишки.

В тринадцать лет Леша уже имел звание кандидата в мастера спорта и был чемпионом среди юниоров России. Но в самом начале зимних каникул, 2 января, произошла трагедия. Мальчик с друзьями решил прокатиться на товарняке. Лихо подцепился к последнему вагону, а рука вдруг соскользнула c обледеневшего поручня, и он полетел прямо под колеса...

В этот же день ему ампутировали обе ноги до колена. Как сказал потом специалист по протезированию в Новокузнецке, операцию провели не совсем удачно - сказалось посленовогоднее состояние врачей, поэтому пришлось долечиваться. Но Лешу волновал один-единственный вопрос - станет ли он на лыжи? Хирурги уходили от ответа, а протезист сказал: "Парень, с такой ампутацией люди кое-как ходят, а ты про лыжи думаешь". И тогда впервые после случившегося у него произошла настоящая истерика.

- Лыжи для меня были всем, я не мыслил своей жизни без них. Лишиться ног было не так страшно, как лыж, - рассказывает Алексей. - Очень важно, что никто из моих близких не говорил, что я попал в безвыходное положение. Меня здорово поддерживали родители, а тренер сказал: "Не беда, если на ногах не сможешь ездить, - научимся на руках. Но твои ноги все помнят, я знаю, они не подведут".

Ноги действительно хорошо помнили легкость мальчишечьих движений. Леша, надев протезы, сразу пошел на них. Мышечная память, а главное - огромное, не сравнимое ни с чем желание мальчика восстановить естественную способность двигаться помогли ему. В ноябре, после тренировок на роликовых коньках и велосипеде, он стал на горные лыжи. В течение двух лет наверстывал упущенное, пока вновь не достиг нормативов кандидата в мастера спорта.

- Ты тренировался каким-то особым способом?

- Нет, я катался и продолжаю кататься наравне со здоровыми ребятами, которые занимаются у моего тренера. А на соревнованиях вхожу в состав команд инваспорта. Но у нас те же трассы, те же повороты и прыжки, что у остальных горнолыжников, только нормативы различаются.

На первую свою Олимпиаду во Францию он поехал, когда ему шел семнадцатый год. Это был первый съезд сборной инваспорта СНГ по лыжным гонкам и горным лыжам, никто не ожидал их участия. Наши тоже не успели ознакомиться со всеми правилами, что и повлияло на результаты. Алексей вышел победителем в специальном слаломе, но из-за поломки подъемника опоздал на вторую попытку. Французы опротестовали его победу, и заслуженная олимпийская медаль прошла мимо него. А всего-то, как выяснилось, надо было вовремя оплатить апелляцию.

Эта ситуация, хоть и раздосадовала Алексея, но закалила его бойцовский дух. В следующем году на Олимпиаде в Лиллехаммере он завоевал уже две медали. Четыре года упорно тренировался, и на Олимпиаде в Нагано снова стал победителем в гигантском слаломе. Получил звание заслуженного мастера спорта, а Боровских - звание заслуженного тренера России. Администрация Междуреченска, где по-прежнему живет Алексей, выделила ему квартиру, он женился на любимой девушке. Профессиональному спорту, который его кормит, собирается служить еще очень долго, может быть, всю жизнь.

- Но тебе, наверное, нелегко заниматься таким делом? - продолжаю расспрашивать

Алексея.

- Почему же? С самого первого момента, когда я стал на протезы, я не чувствовал себя инвалидом. Единственное, чего я не делаю, - не бегаю, со всем остальным справляюсь не хуже обычных людей.

- Однако сегодня мы видим столько инвалидов, просящих милостыню, - и молодых, и старых. Многие нарочито подчеркивают свою неполноценность...

- Комплексы неполноценности снимают у психотерапевта. Но если у тебя есть желание жить полной жизнью и ты ставишь перед собой конкретную цель, то помощь врача не понадобится, потому что никаких комплексов не возникнет. Мой отец всегда учил меня: "Если не будешь первым - станешь последним".

- А если человек получает очень тяжелую травму, например, перелом позвоночника?

- У меня много товарищей по спорту, которые подтверждают, что можно нормально жить с самыми серьезными увечьями. Вот в нашей команде есть два парня-спинальника, Сергей Шилов и Михаил Терентьев, воспитанники московского тренера Ирины Громовой. Из-за травмы позвоночника ноги у них обездвижены, и зимой они катаются на лыжах наподобие колясок, где нагрузка идет на руки, а летом совершают марафоны по шоссе. На Олимпиаде в Лиллехаммере их никто не знал, а в Нагано они уже завоевали несколько медалей. Потому что у них есть огромное желание тренироваться, и они себя не считают инвалидами, не зацикливаются на своих физических недостатках. Захотели гулять - на колясках выезжают на улицу, есть ли пандусы, нет ли, бордюры, ступеньки - они все равно выедут на улицу и покатят в одном ряду с автомобилями. Им до фонаря, что о них думают, как посмотрят.

- Как достичь такого мироощущения? Что ты посоветуешь тем, кто тяжело переживает свое несчастье?

- У меня не так много опыта, чтобы раздавать советы. Но думаю, что человек обязательно должен обозначить перед собой цель, заняться интересным творческим делом - не спортом, так рисованием, резьбой по дереву, сочинением стихов - у кого к чему больше наклонностей. Не надо только плакать в тряпочку. Тем, которые ноют и жалуются на судьбу, я ничего не могу сказать - я таких просто не уважаю. Единственное, что я всем хотел бы искренне пожелать - таких понимающих родителей и верных друзей, как у меня.

На снимке: чемпионы Олимпиады в Нагано по горнолыжному спорту среди инвалидов Алексей Мошкин (стоит) и его друзья Сергей Шилов и Михаил Терентьев.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно