Примерное время чтения: 8 минут
116

Православные патриархи России (часть 2)

Окончание. Начало в N 9

После отмены патриаршества на Руси Петром I более двух веков Православная церковь вынуждена была жить в неестественных условиях административного управления со стороны Священного синода, состоявшего в основном из светских чиновников, как правило, мало озабоченных духовными проблемами. Понадобился антигосударственный переворот в феврале 1917 года, чтобы церковная общественность опомнилась и попыталась вернуть устроение церкви в традиционные рамки, понимая, что низложение Помазанника Божия произошло в результате расшатывания религиозных устоев общества. Нужен был авторитетный патриарх, который в рушившемся мире сумел бы сохранить Церковь во что бы то ни стало.

Несгибаемый Тихон

15 (28) АВГУСТА 1917 года в Москве открылся Поместный собор Российской Православной церкви, работавший с перерывами более года до 7 (20) сентября 1918 года. Заседание 28 октября ознаменовалось вынесением исторического постановления о воссоздании патриаршества в России. Уже через неделю 5 ноября 1917 года Собором был избран патриарх. Им стал (по жребию, вынутому у великой святыни России - Владимирской иконы Божией Матери) выдающийся иерарх митрополит Московский Тихон (Белавин).

Патриарху Тихону сразу же пришлось действовать в совершенно новых политических условиях, наступивших после Октябрьской революции 1917 года. 20 января 1918 года был принят декрет "Об отделении церкви от государства и школы от церкви". Государственной политикой новой власти на долгие годы стал воинствующий атеизм. Церковь ответила специальным Соборным постановлением по этому поводу, в котором, в частности, призывала верующих: "Лучше кровь свою пролить и удостоиться венца мученического, чем допустить веру православную на поругание. Мужайся же, Русь Святая! Иди на свою Голгофу!" Велика роль патриарха Тихона и в разработке "Определения о правовом положении Церкви в государстве". Принятое Собором в 1918 году, оно, кстати, не отменено по сей день и является программным для РПЦ. В нем, в частности, утверждаются как незыблемые для Российского государства следующие положения: "Православная Российская Церковь занимает в Российском государстве первенствующее среди других исповеданий публично-правовое положение, подобающее ей как величайшей святыне огромного большинства населения и как величайшей исторической силе, созидавшей Российское государство". Конечно, богоборческая Советская власть не только не признала этого документа, но и повела жестокую борьбу с его составителями, в первую очередь с патриархом Тихоном. Тем более что он выступал с бесстрашным обличением злодеяний богоборцев. И личной проповедью, и твердым исповеданием христианской Правды, неустанной борьбой с внешними и внутренними врагами Церкви патриарх Тихон вызвал лютую ненависть представителей новой власти. Его то заключали в тюрьму, то содержали под "домашним арестом" в московском Донском монастыре. А 25 марта (7 апреля) 1925 года, судя по всему, физически устранили во время лечения от стенокардии в частной клинике Бакуниных на Остоженке.

Около 300 тысяч верующих провожали страдальца в последний путь. Первосвятителя погребли в Донском монастыре. В феврале 1992 года здесь состоялось торжественное обретение его мощей: ранее, в 1989 году, патриарха Тихона причислили к лику святых.

Глава Церкви в ГУЛАГе

МЕСТОБЛЮСТИТЕЛЕМ Патриаршего Престола был утвержден митрополит Крутицкий Петр (Полянский), на которого еще при жизни указал как на преемника Первосвятитель Тихон. Но, не успев по-настоящему войти в курс патриарших дел, он был арестован и 12 лет, вплоть до мученической кончины, провел в заточении и ссылке, однако не отказался от местоблюстительства. Во "временное исполнение обязанностей" главы Церкви вступил митрополит Нижегородский Сергий (Страгородский) как Заместитель Патриаршего Местоблюстителя. В этом качестве данный иерарх был вынужден пойти под давлением властей на драматический шаг - подписание так называемой Декларации о лояльности Церкви государству от 16 (29) июля 1927 года.

Не имея за собой необходимой поддержки сколько-нибудь единой народной воли в противоборстве с врагами веры и отечества (как это проявилось, например, в эпоху Смутного времени), ни часть иерархов, ни митрополит Сергий не усматривали никакого духовно оправданного смысла в своем противостоянии "народной" власти. Ведь ее "законность" признала, будучи вполне достойна подобной власти, большая часть российского народа.

"Декларация" вызвала немало новых внутренних расколов в Церкви и, конечно же, в дальнейшем нисколько не послужила спасению от гибели ни отдельных епископов, ни священства, ни мирян, отправляемых целыми вагонами в ГУЛАГ. Но документ этот все же создал хотя бы некое подобие официального признания Православной Церкви со стороны государства - признания ее как законно существующего религиозного сообщества.

В 1937 году митрополит Петр был расстрелян (канонизирован как священномученик в 1997 г.). Права и обязанности Патриаршего Местоблюстителя перешли к митрополиту Сергию.

Прозрение "вождя"

ЗАМЕТНЫЕ изменения в положении Церкви в России произошли на гребне всенародной беды во время Великой Отечественной войны. Сталин словно прозрел, увидев ту огромную потенциальную силу, что таилась в народно-патриотических традициях Русской Церкви.

4 сентября 1943 года в Кремле состоялась историческая встреча трех митрополитов - Московского Сергия (Страгородского), Ленинградского Алексия (Симанского), Киевского Николая (Ярушевича) - с главой правительства

И. В. Сталиным, который выразил своим собеседникам намерение возвратить Церкви попранные ранее гражданские права.

Тогда же Сталиным было принято решение о проведении Архиерейского собора. Он состоялся уже через четыре дня! 8 сентября Собор избрал митрополита Сергия патриархом.

В последующие месяцы большое число архиереев и священников было выпущено из лагерей на свободу. Началась подготовка к открытию Богословского института, возобновилось издание "Журнала Московской патриархии".

Но патриарху Сергию довелось управлять Церковью в первосвятительском сане совсем недолго: 15 мая 1944 года он скончался.

На волне новых репрессий

ОЧЕРЕДНОЙ Поместный собор избрал 2 февраля 1945 года нового патриарха. Им стал блокадник, перенесший вместе со своей паствой жестокие тяготы многомесячной осады Северной столицы, митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (Симанский).

Первое десятилетие правления Алексия I оказалось относительно благоприятным для жизни Церкви. В стране открылись духовные академии и семинарии, готовившие достаточное число клириков. На свободу начали выходить и уцелевшие представители старого епископата и священства. В епархиях открылось и действовало около 14 тысяч храмов.

Однако после прихода к власти Н. С. Хрущева положение РПЦ вновь резко ухудшилось. Около половины церквей было насильственно закрыто. На верующих обрушилась очередная волна репрессий. Наиболее "строптивые" священники опять попали все в те же лагеря. И хотя после отстранения от власти Хрущева давление на РПЦ несколько ослабло, государство оставалось по своей духовной сути атеистическим и лишь вынужденно терпело Церковь, не будучи в силах уничтожить ее.

Последний "советский" иерарх

ПОСЛЕ кончины весной 1970 года Алексия I на Патриарший Престол был избран митрополит Пимен (Извеков).

Приняв монашество еще в 17-летнем возрасте, будущий Первосвятитель проявил себя как благочестивый и достойный монах и в дальнейшем управлял такими известными монастырями, как Псково-Печерская обитель и Троице-Сергиева лавра.

При патриархе Пимене Церковь все так же продолжала находиться под мощным прессом государственного атеизма. Исподволь власти, как и прежде, закрывали храмы: с 1971 по 1981 год прекратили существование приблизительно 270 приходов. Всего же в России к 1981 году сохранилось 7007 действующих храмов. Сокращалась и численность духовенства, по сути, постоянно подвергавшегося надзору и травле со стороны так называемых уполномоченных по делам религии (фактически негласных сотрудников Комитета госбезопасности).

По случаю 1000-летия крещения Руси с 5 по 12 июня 1988 года состоялись юбилейные торжества. В эти же дни прошли заседания Поместного собора, на котором его участники приняли новый Устав Церкви. Были также общецерковно прославлены девять новых святых, издавна почитавшихся русским православным народом: святители Макарий Московский, Игнатий Брянчанинов и Феофан Затворник, преподобные Андрей Рублев, Максим Грек, Паисий Величковский и старец Амвросий Оптинский, благоверный князь Димитрий Донской и блаженная Ксения Петербургская.

Патриарх Пимен отошел ко Господу 3 мая 1990 года с радостью в душе о начавшемся возрождении Церкви в России.

Под знаком возрождения

ПОСЛЕ кончины Пимена преемником его на Первосвятительском Престоле стал Святейший Патриарх Алексий II (Ридигер). Он родился 23 февраля 1929 года в Таллине. С 1961 по 1986 год владыка Алексий являлся постоянным правящим архиереем в Эстонии (с 1968 года в сане митрополита Таллинского и Эстонского), а с 1986 года - митрополитом Ленинградским и Новгородским, с одновременным поручением управления Таллинской епархией. Торжественная интронизация его (возведение на патриарший престол) состоялась 10 июня 1990 года.

В период патриаршества Алексия II постоянно расширяется пастырская, наставническая деятельность и во вновь создающихся храмах, и в тех российских святынях, что буквально чудом продолжали существовать в десятилетия государственного атеизма, - таких, например, как Троице-Сергиева лавра и Псково-Печерская обитель, воспитавших в своих стенах немало достойных служителей Христовых.

Велика роль Алексия II в духовном сдерживании противоборствующих сторон во время нынешней российской смуты, в недопущении гражданской войны, особенно в 1991 и 1993 годах. В наши дни Церковь зачастую остается единственным сдерживающим фактором в жестком противостоянии интересов различных слоев расколовшегося общества.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно