Примерное время чтения: 7 минут
271

Богатые и знаменитые не только плачут...

ДЖОНАТАН Свифт приехал ночью в гостиницу. Поскольку все комнаты были заняты, хозяин предложил ему половину постели, на которой уже спал фермер, приехавший на несколько часов раньше. Свифт согласился и лег. Сосед проснулся и, увидев рядом с собой незнакомца, решил поделиться с ним своей радостью и стал подробно рассказывать о том, как он ловко устроил свои дела на ярмарке.

- Что касается меня, - перебил его Свифт, - так мне не так посчастливилось: мне удалось только шестерых вздернуть.

- Как вздернуть? - удивился сосед. - Кто вы такой?

- Я палач и еду в соседний город повесить десятерых господ с большой дороги.

Не успел Свифт закончить, как фермер скатился с постели и бросился в конюшню. Там он и провел остаток ночи.

***

АРТИСТ Михаил Геловани очень вжился в образ Сталина. Знаменитый диктор Юрий Левитан с кинорежиссером Чиаурели, зная, что артист относится к этому образу очень серьезно, решили его разыграть. Чиаурели позвонил Геловани и сказал:

- Миша, Сталину так понравился фильм "Клятва", что он решил дать тебе Сталинскую премию в размере не 100 тысяч, а значительно больше. Сегодня по радио в 12 часов будет объявление.

Геловани сказал:

- Но у меня нет радио.

Чиаурели на это и рассчитывал:

- Ничего. Я поднесу трубку к своему репродуктору, и тогда ты услышишь. Левитан сидел рядом и ждал назначенного часа. В нужный момент они позвонили Геловани, и с командой "Слушай" на проводе раздался до боли знакомый голос Левитана: "За создание эпохального фильма присудить Сталинскую премию за фильм "Клятва" режиссеру Чиаурели в размере 400 тыс. руб."... Художнику такому-то - 285 тыс., композитору такому-то - 382 тыс. руб., а за особый вклад в этот фильм присудить Тамаре Макаровой рубль двадцать пять".

И повесили трубку. А Геловани начал звонить во все Верховные Советы, во все организации радиокомитета с вопросами: что это был за указ? Почему его не назвали?

***

ОДНАЖДЫ Конан Дойл разыграл десять своих приятелей, весьма уважаемых людей, таким образом: он послал всем телеграммы с одинаковым текстом: "Все раскрыто, немедленно беги". В течение суток все они покинули пределы страны.

***

ХУДОЖНИК Ван Дейк как-то собрался в гости к Франсу Халсу. И поскольку они еще не были лично знакомы, решил разыграть знаменитого портретиста. Придя к Халсу, он представился иностранцем и попросил срочно написать его портрет, но сказал, что времени у него немного - не более трех часов.

Халс согласился, и вскоре портрет был готов. "Иностранцу" портрет понравился, и он сказал:

- Ну, теперь я понял, что живопись - дело легкое! Так быстро, оказывается, можно написать портрет! Давайте поменяемся ролями, теперь я попробую написать ваш портрет.

Ван Дейк встал к мольберту. Когда портрет был закончен, Халс посмотрел на работу и в полном недоумении пробормотал:

- Но этого не может быть. Так рисовать под силу только Ван Дейку!

***

В ГОСТЯХ Альфреда де Мюссе попросили что-нибудь прочитать. Он прочитал свое новое стихотворение "Не забывай". Находившийся тут же Россини, обладавший феноменальной памятью, решил подшутить над поэтом и как бы невзначай спросил:

- Чьи это стихи? Я что-то не припомню автора...

- Ваш покорный слуга, - ответил Мюссе.

- Да полноте, - лукаво сказал Россини, - я их еще в детстве знал наизусть. И без малейшей запинки слово в слово повторил только что услышанное стихотворение Мюссе.

***

КАК-ТО Бертольт Брехт получил от знакомого по почте пакет, который состоял лишь из оберточной бумаги, а в середине была записка: "Дорогой друг! Я жив и здоров, чего и тебе желаю".

Через некоторое время этот знакомый получил посылку - тяжелый ящик. Ему пришлось везти его с почты на извозчике, потом с трудом тащить ящик на свой четвертый этаж.

Когда он наконец открыл ящик, то увидел, что в нем лежит огромный камень с запиской: "Дорогой друг! Посылаю тебе тот самый камень, который ты снял с моего сердца своим письмом".

***

КОНФЕРАНСЬЕ Борис Брунов очень любил разыгрывать своих коллег. На одном из концертов знаменитый балалаечник Михаил Рожков после выступления положил свой очень дорогой инструмент к себе в футляр и вышел из грим-уборной. У Брунова тоже была балалайка, но дешевая. И вот он, улучив момент, положил в рожковский футляр свою балалайку, а дорогущую спрятал в шкаф.

Когда Рожков вернулся в комнату, то увидел такую картину: Брунов шумно ругался с артистами: "Да кто ты такой?" - "А ты кто?" - "Ты - такой растакой, я тебе!.." - "Да ты мне?.." - "Да если хочешь знать..." Брунов в гневе открыл футляр, схватил балалайку и швырнул ее в артиста. Тот удачно увернулся, и инструмент разбился о стену.

У Рожкова шок. Он, не зная, что сказать, только делал звучные вздохи, а потом в ужасе выдавил одну букву: "А-а-а!"

Брунов начал смеяться и вернул хозяину целую и невредимую балалайку, за что тот стал его от всего сердца благодарить.

***

ПРИЕХАВ в один город, Александр Дюма сообщил приятелям о том, что завтра собирается в книжный магазин. Узнав об этом, книготорговец уставил все полки книгами Дюма. Увидев это, писатель очень удивился:

- А где же другие книги?

- Другие?.. - растерялся продавец. - Проданы.

***

К ЗНАМЕНИТОМУ микробиологу Коху зашел в лабораторию молодой врач и застал его за столом, на котором над спиртовкой кипела кастрюля.

- Угадайте, что у меня здесь? - озорно спросил хозяин.

- Стрептококки, - ответил гость.

- Нет.

- Холерный вибрион?

- Нет.

- Туберкулезные палочки?

- Тоже нет... Сосиски, юноша, сосиски.

***

ОДНАЖДЫ к Мейерхольду привели человека и представили как английского режиссера Олди. Якобы он с десантом высадился где-то в Мурманске и перешел на сторону красных. Театр у него левого толка. Одет господин был весьма сомнительно: галифе, кожаное кепи и трость. Мейерхольд был тоже интересно одет: рыжий свитер, солдатские сапоги, вьющиеся седые волосы венчала ярко-красная феска.

Олди по-русски не понимал, говорил немного по-немецки. Мейерхольд целый час ему рассказывал на немецком языке, что такое революционная режиссура, актерская биомеханика. Закончил он своей знаменитой фразой о том, что режиссер - это дирижер спектакля. Олди внимательно слушал, а потом предложил поговорить на чистом русском языке. Господин Олди оказался одесситом Леонидом Утесовым.

***

В 1965 ГОДУ на телевидении снималась передача "В гостях у Утесова". Хозяин принимал гостей - видных актеров столицы. В гостиной был поставлен кипящий самовар, и Утесов после каждого выступления артиста предлагал ему чашку чая. Во время последней репетиции он сказал Борису Филиппову, директору Дома литераторов:

- Вот когда ты закончишь читать свои воспоминания, я тебе скажу: "Вам полагается тоже чай, но без лимона, потому что вы читали по бумажке". Филиппов согласился, но в перерыве забежал в буфет и купил лимон. И вот уже прямой эфир, очередь дошла до Филиппова, он прочитал свои воспоминания, и Утесов сказал условленную фразу. А Филиппов ответил:

- Я не рассчитывал на вашу любезность и пришел со своим лимоном. - И вытащил из кармана лимон.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно