Примерное время чтения: 4 минуты
118

Театр МГУ в дни войны

Есть в Москве театр, хорошо знакомый истинным театралам, - это студенческий театр МГУ. Театралы с большим стажем помнят его еще по довоенным спектаклям "Чайка" А. Чехова, "На всякого мудреца довольно простоты" и "Волки и овцы" А. Островского. Именно в этом театре состоялся дебют замечательных актрис Ии Саввиной и Аллы Демидовой.

Передо мной открытка 1946 года: "Люся, никогда не забывай наш театр в его трудные годы!"

Но разве можно забыть ночные репетиции на сцене холодного клуба, а потом выступления в воинских частях прифронтовой полосы и госпиталях!

Я играла Настеньку, бедную, гордую, скромную девушку с длинной русой косой. Наверное, для солдат моя Настенька была олицетворением любимой девушки из собственной довоенной юности, мирной и счастливой. После выступления раздавались возгласы: "Счастья тебе, Настенька, приезжай к нам еще!" Как это было трогательно, как врезалось в память!..

Вспоминается и гастрольная поездка по Можайской земле, только-только освобожденной от оккупантов, - через лес, поле, речку, в село со смешным названием Кулебакино. Село было разорено и сожжено, повсюду торчали обгорелые бревна и печные трубы. Возле чудом уцелевшего маленького сельского клуба валялся на сене рояль, почему-то перевернутый вверх ножками. Неподалеку стоял подбитый немецкий танк. На концерт собралось все село, женщины, многие с грудными детьми, ребятня, старики. Сидели в проходах, на подоконниках, а детишки даже на сцене, по краям которой стояли две коптящие керосиновые лампы. Мы играли веселые жизнерадостные сцены из водевилей, пели, читали стихи. Нашему успеху могли бы позавидовать и прославленные артисты. Это и понятно - люди настрадались, устали, просто соскучились по мирной жизни, шуткам, улыбкам. После концерта мы пешком отправились на станцию, опять через речку, поле, лес. Было очень холодно, и мы надели на себя поверх одежды наши театральные костюмы. Утра ждать не могли - репетиция! Не только пропустить, но даже опоздать на репетицию было для нас святотатством.

Когда наконец мы с трудом втиснулись в переполненный вагон поезда, то раздался смех - мы в темноте не заметили, что надели костюмы наизнанку, и теперь щеголяли театральными инвентарными печатями.

Прошли годы, и я вместе с сыном приехала уже на автобусе в современное Кулебакино. Узнать его было, конечно, трудно - поселок с чистыми улицами, садиками, игольным заводом, на месте старенького клуба - белый, с колоннами, типовой Дом культуры. Я подошла в магазине к пожилой женщине-продавцу:

- Вы жили здесь во время войны?

- Да, я тогда девчонкой была.

- А не помните, к вам артисты молодые из Москвы приезжали?

- Да как же! Мы их так долго потом вспоминали! Такое было событие!

Я призналась:

- Вы знаете, а я была одной из них...

- Милая ты моя! - воскликнула женщина, мы обнялись и даже поплакали.

Всего во время войны мы, студенты МГУ, дали более ста концертов. Впоследствии все участники театра-студии стали специалистами, каждый в своей области, но любовь к театру объединяла и физиков, и лириков. А некоторые навсегда связали с театром свою жизнь - Валерий Токарев стал режиссером, Татьяна Иванникова и Прасковья Иванова - профессиональными актрисами, Маргарита Ласкина - театроведом, Герман Дубасов - редактором журнала "Театр". Особенно хочется вспомнить талантливого актера и прекрасного человека Виктора Калинина. Он пришел в наш коллектив прямо с фронта, после тяжелого ранения, - впоследствии сыграл много хороших ролей в кино и на сцене Театра-студии киноактера. А известнейший журналист-международник, политический обозреватель Георгий Зубков, в студенческие годы лучший исполнитель роли Дорна в "Чайке" и один из самых активных участников студенческого театра, стал еще и драматургом.

Но и те, кто не стал профессионалом театрального мира, навсегда остались верны завету наших учителей - народных и заслуженных артистов РСФСР Н. Титушина, А. Чебана, К. Бабанина, Н. Ларионова: "Несите великое искусство театра в жизнь!" Они играли в народных театрах, ставили спектакли самодеятельных театральных студий. Вот и я, будучи искусствоведом, где бы ни работала, старалась разжечь в сослуживцах театральный огонек... И все мы с глубокой благодарностью вспоминаем наших наставников за то, что они раскрыли нам волшебный мир театра.

От Людмилы Корольчук, искусствоведа, Москва

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно