Примерное время чтения: 8 минут
285

Секреты Бонапарта на столе у Александра I

220 лет со дня рождения светлейшего князя А. И. Чернышева

13 января 1786 года (по новому стилю) родился светлейший князь, генерал от кавалерии Александр Иванович Чернышев. Около 4 лет в период, предшествовавший началу Отечественной войны 1812 года, этот молодой аристократ (в ту пору не имевший звонких титулов) был личным представителем Александра I при Наполеоне. Благодаря ему, а также нескольким его коллегам - военным агентам в европейских государствах - русское правительство знало о планах и намерениях, военных силах и боевых возможностях наполеоновской монархии все или почти все.

Франция накануне вторжения Великой армии в Россию тоже вела активную разведку будущего противника и театра военных действий. Но русская секретная служба переиграла шпионов Бонапарта по всем статьям...

Злосчастный бал

НА ТОРЖЕСТВАХ по случаю бракосочетания Наполеона с австрийской принцессой Марией Луизой в марте 1810 года посол "лоскутной" монархии князь Карл Шварценберг давал пышный бал в своем парижском особняке. Из-за оплошности лакея внезапно загорелся шелковый занавес, огонь перекинулся на мебель, начал пожирать дубовый паркет, и в считаные мгновения танцевальная зала, полная гостей, превратилась в огненное море.

Если бы не самообладание русского гвардейского офицера с флигель-адъютантским аксельбантом, жертв было бы множество. Но офицер мигом организовал команду добровольцев, начавших эвакуацию, сам раз за разом бросался в бушующее пламя и спас жизни нескольких высокопоставленных особ,в частности, жен наполеоновских маршалов Нея и Дюрока.

Разумеется, они не замедлили изъявить благодарность своему спасителю со всей любезностью, на которую только способны француженки. Маршалы тоже рады были принимать у себя отважного гвардейца, не слишком переживая по поводу перспективы оказаться рогоносцами...

Кавалергарда век недолог...

ЗВАЛИ смельчака Александр Иванович Чернышев. 25-летний полковник после Эрфуртского свидания двух императоров 1808 года являлся личным представителем Александра I при Наполеоне. Он происходил из почтенного московского рода и был сыном генерал-поручика, сенатора И. Л. Чернышева. Образование и воспитание Саша получил домашнее, под руководством аббата Перрона. С рождения он, в традициях дворянства того времени, был записан в лейб-гвардии Конный полк.

Юный дворянин Чернышев так понравился умом и благородными манерами восшедшему на престол Александру I на коронационной церемонии в 1801 году, что тот взял его к себе в камер-пажи. Правда, лакейская должность (даже в Зимнем дворце) романтичному юноше, прекрасному наезднику и фехтовальщику, была совсем не интересна, и по его желанию государь в следующем году перевел Чернышева корнетом в Кавалергардский полк.

С этой прославленной частью будущий похититель Бонапартовых секретов прошел военные кампании против французов в 1805 - 1807 годах, отличился при Аустерлице, Вольфсдорфе, Гейльсберге и Фридланде, заслужил полную грудь боевых орденов и золотую шпагу "За храбрость". На этом известная широкой публике часть подвигов отважного кавалергарда заканчивается, а начинается секретная и куда более важная, поскольку речь идет о разведке и закулисной дипломатии...

"Вечный почтальон"

В 1808 ГОДУ Александр I отправил кавалергардского штабс-ротмистра Чернышева с секретным посланием к Бонапарту, который уехал в Испанию подавлять разраставшуюся "гверилью" - народное восстание против оккупантов-французов. Александр Иванович догнал Наполеона в Байонне, а попутно собрал очень интересные сведения как о численности и состоянии французских войск, так и о тактике действий "гверильясов" (что потом пригодилось русским партизанам в Отечественную войну 1812 года).

В ходе австро-французской войны 1809 года Чернышев снова был при Наполеоне и стал свидетелем битв при Асперне и Ваграме. Причем в последнем сражении, как утверждают биографы Александра Ивановича, якобы подал Бонапарту некий ценный совет, за что император французов наградил его орденом Почетного легиона.

Не забывал Чернышева милостями и русский государь: в июне 1809 года тот был пожалован во флигель-адъютанты, а 9 декабря того же года произведен в ротмистры. В этот период он часто курсирует между Петербургом и ставкой Наполеона с конфиденциальными посланиями двух властителей, за что в свете заслужит ироническое прозвище "вечного почтальона".

Правда, салонным острякам было неведомо, что предмет их насмешек являлся не просто курьером, а выполнял и ответственнейшие дипломатические поручения. Такой стала, например, его поездка весной 1812 года в Стокгольм к шведскому наследному принцу Карлу Юхану. Прежде чем стать таковым, Карл Юхан, как известно, был наполеоновским маршалом Жаном Батистом Бернадотом. Готовясь напасть на Россию, Бонапарт твердо рассчитывал, что вознесенный им в свое время "из грязи в князи" новый правитель Швеции присоединится к сколачиваемой антирусской коалиции и нанесет с севера удар по Петербургу.

Чернышев был знаком с Бернадотом, и они говорили друг с другом вполне откровенно. Вопреки ожиданиям Бонапарта, теперешний Карл Юхан через Чернышева дал Александру I надежные гарантии самых добрососедских намерений.

"Кудрявый жуир, веселый повеса

И В ПЕТЕРБУРГЕ, и в Париже у кавалергарда Чернышева была репутация хищного светского льва. Рослый красавец с густой вьющейся шевелюрой, неистощимый рассказчик и острослов, мастер утонченных комплиментов, он пользовался чрезвычайным успехом у дам всех возрастов и завел обширнейшие знакомства среди парижской знати. "Легкомысленному донжуану" из России очень симпатизировала сестра Наполеона королева Неаполитанская, а другая его сестренка, Полина Боргезе, как поговаривали, и вовсе состояла с Чернышевым в любовной связи.

Репутация легкомысленного повесы и неисправимого ловеласа служила прекрасной ширмой, за которой скрывались проницательный ум и необычайная изобретательность талантливого разведчика, день за днем целеустремленно добывавшего всевозможную информацию о будущем грозном противнике России.

Если бы Наполеон знал, о чем рассказывают "светскому льву" Чернышеву его собственные маршалы и прочие приближенные, их жены, наконец, члены его собственной семейки! Он бы пришел в ужас, если бы в руки ему попало хоть одно донесение молодого флигель-адъютанта в Петербург. "Зачем не имею я побольше министров, подобных этому молодому человеку!" - начертал на одном из сообщений Чернышева из Парижа Александр I.

Что же такого секретного сообщал своему государю его представитель во Франции? Например, он нарисовал психологические портреты почти всех наполеоновских маршалов, участвовавших в походе на Россию. Раскрыл намерение Бонапарта разгромить русских в первом же генеральном сражении (желательно еще в приграничной полосе) и продиктовать условия мира, которые обязывали бы Александра I возобновить континентальную блокаду Англии и заставляли русских принять участие в замышлявшемся походе в Индию. Давал точную и подробную характеристику состояния французской армии. Наконец, пересылал в Петербург со срочным курьером сводки данных о численности и дислокации вооруженных сил Франции.

Эти сводки раз в две недели составлялись для Бонапарта в единственном экземпляре, и завоеватель верил, что утечки информации быть не может. Но сотрудник Военного министерства Франции по фамилии Мишель, как раз и занимавшийся составлением этого архисекретного документа, был агентом Чернышева. Он тайно снимал со сводки копию, и порой она успевала к Александру I одновременно с подлинником, попадавшим на стол Бонапарту...

Вот почему переход Великой армии через Неман совсем не стал для России неожиданностью. В Особенной канцелярии (первом органе русской военной разведки, созданном военным министром М. Б. Барклаем-де-Толли) на основе присылавшейся Чернышевым "императорской" сводки и других донесений агентов составлялась точная карта всех перемещений французских войск, где вовремя обозначались все изменения в концентрации и маршрутах следования наполеоновских корпусов.

Идет война народная, священная война...

С МАРТА 1812 года, со времени своего отъезда из Парижа с очередным посланием Бонапарта Александру I, полковник Чернышев неотлучно находился в свите царя. На четвертый день войны, когда литовская знать восторженно встречала Бонапарта в Вильно, а преисполненный радужных мечтаний завоеватель высокомерно отверг здесь привезенное генерал-адъютантом А. Д. Балашовым предложение о мире, трое приближенных русского государя - адмирал А. С. Шишков, граф А. А. Аракчеев и флигель-адъютант А. И. Чернышев - подали Александру докладную записку. В ней предлагалось обратиться к русскому народу с манифестом о всеобщем ополчении, придававшем борьбе с Наполеоном характер народной, священной, отечественной войны...

Прочитав записку, император Александр обнял и поцеловал Чернышева.

Россия услышала манифест своего государя, и дубина народной войны начала лупить по хребту "просвещенного" завоевателя со все возрастающей силой. Кстати, кавалергард Чернышев тоже стал прославленным партизаном, причем по масштабности, смелости и продолжительности операций в неприятельском тылу превзошел, пожалуй, всех...

Но это уже другая история.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно