67

17 лет Господь смирял мою гордыню

Глядя на этого спокойного, добродушного человека, никогда не подумаешь, что Алексей ШАРКОВ - очень уважаемый в прошлом в определённых кругах вор-рецидивист, отбывший в местах не столь отдалённых семнадцать с половиной лет.

Не зарекаюсь

- АЛЕКСЕЙ, за какие "заслуги" такой серьёзный срок отмотали?

- Воровство, драки... Последний раз в 1994 году на восемь лет осудили. Ко мне в квартиру залез какой-то мужик, я его застал, ну и наказал по-своему.

- Как наказали? Бритвой по горлу и в колодец?

- Да нет, что вы. Посадил в подвал и стал разбираться, что к чему. На восемь лет наразбирался. Думаю, Господь попустил, чтобы это произошло за мои прошлые грехи.

- Расскажите о своём детстве.

- О детстве? Да ничего особенного. Мать почти не помню, она в основном в больницах всё время проводила, с головой какой-то непорядок был. Отец троих поднимал. А чуть подрос, меня в детский дом определили, потом интернат... С самого раннего детства я не дружил с правоохранительными органами, очень серьёзное противостояние у нас было.

- Чем же вы так друг другу не полюбились?

- А за что их любить? Говорят одно, а делают совсем другое. У самих вор на воре сидит, в коррупции погрязли, а простому человеку, который на три копейки украл, тут же срок.

- Первый раз вас в каком году посадили?

- В 1981-м. Мне 21 год исполнился. Конечно, я и сам не ангел был... Семнадцать с половиной лет Господь смирял мою гордыню. За эти годы согласно воровской иерархии стал не последним человеком...

- Вором в законе?

- Нет, рядышком. С ворами на равных был. Меня уважали, к моему мнению прислушивались...

- А потом на вас вдруг снизошло откровение, и вы поняли...

- Понял, что там пустота. А жизнь, которой я живу, ведёт в тупик.

- Что же на вас так повлияло?

- Когда в зоне начали строить церковь, я не мог отделаться от ощущения, что где-то её уже видел. Не знаю где, может, во сне. И я посчитал, что Господь мне знак подаёт, направляет, что ли.

Стал потихоньку захаживать, песнопения очень мне нравились. А ещё... Везде обман, везде ложь, а тут, в церкви, чистота, порядочность, мата не услышишь.

Очень много мне дали беседы с куратором нашей зоновской церкви отцом Василием. Я увидел человека, который может меня спасти. Стал тянуться к нему и в ответ ощутил искреннюю, непоказную любовь к себе с его стороны. Именно отец Василий привил мне любовь к людям.

- Всем?

- Всем.

- А как такое возможно? Одно дело - любить родных, близких, а человека, который вам, к примеру, на ногу пребольно наступил, его ведь обматерить хочется, а не любить.

- А потерпеть надо. Бывает, гнев действительно выплеснется не по своей даже воле, но потом обязательно следует сказать: прости меня, пожалуйста. Тогда и на душе будет комфортно, дела будут ладиться, и спать будешь спокойно.

- А как ваши друзья по зоне отнеслись к происходящим с вами переменам?

- Воспротивились поначалу. Я ведь был одним из них, а тут от тела их к другому пристал. А потом, когда увидели, что меня не сломать, что я уверенно встал на путь православия, многие изменили отношение. Зауважали. Сейчас даже иногда встречу случайно кого-нибудь из тех, с кем сидел, он обязательно спросит: ну как ты, до сих пор в церкви? Да, отвечаю. Ну, молодец.

- А чем вы сейчас занимаетесь?

- Постоянная моя работа - электрик в госпитале. А так служу в двух церквях: в Спаса на городу в субботу, воскресенье и праздники. А в будние дни в церкви Михаила Архангела.

- Служите? Так вы что, священнический сан приняли?

- Да нет, я пономарём служу. Батюшке помогаю. Чего он скажет, то и делаю. А ещё поступил в этом году в педагогический институт, сдал экзамены за первый курс. В общем, что не успел в молодые годы, когда сидел, сейчас навёрстываю.

- Кем себя в будущем видите?

- Как Бог даст, так и будет. Я теперь не зарекаюсь.

- Семья у вас есть?

- Освободившись после последней отсидки, я какое-то время пожил в Рыбинске на подворье у отца Василия. Надо было адаптироваться к свободной жизни. А потом приехал в Ярославль, прижился здесь, женился, венчался, ребёночек народился. Сейчас ему одиннадцать месяцев.

- Что бы вы могли пожелать молодым, которые сегодня мечтают (во многом благодаря нашему перевернувшему все нравственные ценности с ног на голову телевидению) о воровской романтике?

- Ребята, никакой воровской романтики не существует. Всё под властью коррумпированной милиции. Не идите туда, а идите к Богу, к православию. Только там спасение. Остальное - пустота.

- А что значит: всё под властью милиции? Вы хотите сказать, что самые главные бандиты у нас - это милиция?

- Да, это всем известно. Где-то с 80-х годов милиция курирует весь криминальный мир. Ни для кого это не секрет.

- Ну есть, наверное, и среди них приличные люди. И православные милиционеры есть...

- Бог им в помощь, коли так.

- Алексей, последний вопрос: если к вам сейчас залезет кто-то в квартиру, вы его в погреб уже не будете сажать?

- Зачем? Я ему так скажу: раз тебе нужны мои вещи, возьми их, брат.

Не моя заслуга, а Бога

Я встретился с отцом Василием, заведующим в Ярославской епархии отделом по работе с управлением исполнения наказаний.

- Отец Василий, расскажите, как вам удаётся наставлять злодеев на путь истинный? В частности, Алексея Шаркова?

- Не моя заслуга, а Бога. Бог к Алексею, видно, сильно благоволил и сподвиг его стать одним из активных духовных просветителей своего учреждения. Я полагаю, что это действительно особая милость Божья ему.

Чего греха таить, есть люди, особо поражённые грехами, которые для достижения своих корыстных целей не брезгуют никакими средствами. Прикрываясь церковью, наводят тень не только на себя, но и на других. Иной начинает в церковь ходить и через неделю-две говорит мне: "Я вот, батюшка, молюсь, а ты за меня перед начальством похлопочи, чтобы мне срок скостили".

А вот Шарков, наоборот, мне говорил: "Батюшка, я не пойду на условно-досрочное освобождение, мне надо закончить ремонт церкви, крышу перестелить, так что я до конца досижу".

Смотрите также:

Также вам может быть интересно