454

Нонна Мордюкова: "С Тихоновым мне было скучно"

"МОЛОДАЯ гвардия", "Простая история", "Председатель", "Женитьба Бальзаминова", "Бриллиантовая рука", "Комиссар", "Родня", "Мама"... Перечислить все фильмы, в которых снялась всенародно любимая актриса Нонна Викторовна Мордюкова, попросту невозможно. Признание актриса получила не только у нас, но и во всем мире.

"За стакан соли отдавали гардероб"

- ДАВАЙТЕ обо всем по порядку. Детство - каким оно было у Нонны Мордюковой?

- Родилась я на Кубани, в станице Отрадное. Мои родители были те самые коммунисты, за счет которых жила Россия. Честные, рваные, холодные, худые... Но - с красными знаменами: "Мы всего добьемся! Наша страна самая сильная". Под этим лозунгом и жили. (Я потом все это повторила в картине "Комиссар".) Тогда были коммунисты не такие, как этот... рыжий, как его? Зюганов. Сейчас мы все побросали, все ненавидят слова "комсомол", "пионер". А между прочим, многое надо было оставить. Нельзя жить, разинув рот. Сейчас с неопрятно застегнутой ширинкой ходят по Думам... Нечистые, дурно пахнущие, глупые депутаты. Один клоун и развлекает только - Жириновский... Я не верю этим думцам, и народ не верит.

А тогда люди и в армию, и в бой шли, вытаращив глаза. Ско-олько было добровольцев в Великую Отечественную войну!!! Как мальчишки и дядьки хотели на фронт! Плакали около военкоматов, чтоб взяли. И мы, пятнадцатилетние девчата, тоже с ними ревели...

Во время Великой Отечественной войны жили мы на оккупированной территории. Отец без ноги вернулся с фронта. Голодали сильно. Немцы, когда отступали, все, что можно было, подчистую, увезли с собой. И зерно, и кур, и сало. Лазили по погребам, знали, где люди продукты прятали. Они тоже бедствовали, Германия ведь тоже была разрушена, там у них свои дети сидели голодные. Наши солдаты давали им тарелку горячего супу. Вообще, немцы попадались и добрые иногда - давали нам соли...

- Соль была дефицитом?

- Невероятным!!! Обеспечение в войну порушилось, и за стакан соли отдавали гардероб, пальто новое... Дети маленькие вставали утром из постельки и первым делом спрашивали: "Мама, сегодня пышки с солью?"

Спали мы знаете на чем? У нас были мешки из-под сена, и на них мы ложились покатом на полу. А кровать - это парадная вещь. Там спали отец, мать и маленький ребенок какой-нибудь. Детей у нас было много - шестеро, я самая старшая (вообще мама родила девятерых, но трое умерли).

Какой ни давало государство приказ, обязательно выполняли люди. Ночью работали. Помню, собирали зерна подсолнухов в станице. Шляпки у подсолнуха перестоят на солнце, и, когда комбайн их убирает, зернышки выскакивают. Ведро можно было набрать за полчаса. Принесешь ящик зернышек - учетчик отмечает гвоздем по стене палочку. 10 ящиков - 1 трудодень. Так на голубом глазу и работали. Посреди ночи объявлялся обеденный перерыв. Лежим, на локти уперлись и спокойно зернышки лузгаем. Мы их ели вместо обеда, завтрака и ужина... И никто не спрашивал, почему работаем ночью, никому в голову не приходило, что это ненормированный рабочий день.

Мы не знали, что в мире творится. Народ фантазировал, как мог. Помню, два деда сидят на калорифере, нанизывают червяков на удочки и говорят: "Вот, ить твою мать! Шо эта Амэрика гаукаеть и гаукаеть все? Амэрика богатая, красивая! Еще бы не жить этой Амэрике! Они от Керчи прокопали тоннель до самой Амэрики, и шо самое лучшее, то туда от нас переправляется". И поэтому якобы Америка такая богатая...

С детства пишу "бузу"

- Я ЧИТАЛА, что ваша мама, несмотря на то что родилась в деревне, была прирожденной артисткой...

- Мама - это была пламенная моя подруга. Все другие дети были маленькие, а со мной она любила пофилософствовать... Режиссер Алексей Денисович Дикий говорил: "Да, ваша мама - это личность". Герасимов, многие актеры меня спрашивали: "Когда Ирина Петровна приедет?" Она на любую тему могла говорить. А как пела! Меццо-сопрано... Мама с 10 лет пела в церкви на клиросе, у нее был абсолютный слух. Да у нас вся семья музыкальная была.

Когда я уже закончила институт и папа умер, маме нужно было операцию делать от рака. Я ее перетащила сюда, чтоб здесь оперировать. Сделали операцию в городе Нальчике. Никогда не забуду маму - с вымученным лицом, но улыбающуюся... Мы с ней зашли в туалет, она руки вымыла так тщательно, с мыльцем, и говорит: "Дочка! Разве тут дадут умереть?! Ты посмотри, какой уход". Она верила, что от этого все зависит. В станице ведь - нищета, бурьян... А тут такая больничка - после ремонта, чистенькая, светлая.

Мама моя мечтала: "Ничего, дети, вот куплю валенки с галошами, на курорт съездию, и заживем!" Ни валенок с галошами она так и не купила никогда и на курорт, конечно, не поехала...

Когда вышел первый фильм - "Молодая гвардия", мама не то что гордилась, она ходила с высоко поднятой головой! Она сидела и смотрела все сеансы. В день показывали по два фильма, и мама на второй сеанс надевала телогреечку, чтоб не простудиться, и стояла у дверей. Я говорю: "Ну чего ты стоишь?" - "Я помогаю". Знаете, как она помогала? "Вот тут проходите", "Мальчик, раздевалка здесь", "Сюда прямо по лестнице пойдете, там будет кино", "А вот пошла моя дочка Нонна Мордюкова, она играет главную роль". Люди на нее смотрят, никак не поймут - что это за тетка. А я решила: "Ну пускай, раз она получает от этого удовольствие". Мама никак не могла понять, как это Дом кино не развалится никак, когда такая толпа пришла... Она мне говорила: "Видишь, дочка, сколько народа пришло. Уважают твой труд". Открытки с моими фотографиями продавались уже по всему Союзу, и мама сто-олько накупила их!

- Вы не так давно выпустили две книги...

- Я всю жизнь собирала истории, они и напечатаны в книгах. Примерно с 5-го класса на клочках бумаги записывала интересные фразы и эпизоды. Как мимо гриба белого человек не может пройти, так я собирала интересные случаи. Как-то Сергей Федорович Бондарчук (мы родом из одной станицы, и наши мамы были подругами с детства, а я дружила с его младшей сестрой Тамарой, ныне покойной) пришел ко мне в гости, когда мама приехала. А я сижу на полу, ноги по-турецки, и передо мной куча бумажек из мешка. Он погладил меня по макушке и говорит: "Что это?" А мама: "Да это... Буза. Пыше, пыше шось. А-ай!" А он: "Ирина Петровна, ты напрасно так говоришь! Если бы я сейчас не запустился с "Войной и миром", то, не читая, заключил бы договор на постановку фильма по историям, записанным на этих бумажках". Все знали, что я рассказчик неплохой. Как запишешь историю, так все кишки рвут от смеха до утра.

Перед съемками многих моих кинокартин я начинала бумажки свои рыть. Очень часто в роли есть "дырки". Сценаристы всегда грешат. Так я на эти "дырки" делала заплатки эпизодами из жизни. Мы снимали картину "Журавушка", где Люся Чурсина играла главную роль, а я - второстепенную. И так плохо был характер у моей героини выписан! Я вообще не хотела эту роль играть, но снимал картину мой друг Коля Москаленко. И он меня умолил со слезами: "Ты мой талисман, мое счастье, должна мне помочь". Я опять погрузилась в свои бумаги. И пошло-поехало. Нюрка работает птичницей, ворует яйца. Дома кучу их наварит и загоняет в рот целиком яйцо. Ну что тут такого смешного? И тогда я придумала несколько "штрихов к портрету", например чернобурку. Там есть эпизод, где Нюрку арестовывают за воровство. Приехал милиционер на мотоцикле с коляской. Я приоделась - белые носки надела, туфли на каблуках, а в руках лисица-чернобурка. Ведь это интеллигентное дело - в город ехать. Хоть и в тюрьму, но все равно почетно!

Как я самолет угоняла

- В КОММУНИСТИЧЕСКИЕ времена люди просто обязаны были вступить в партию, чтобы продвигаться в карьере...

- В партию я так и не вступила и не собиралась даже. Как-то секретарь горкома партии говорит мне: "Нонна Викторовна! Вы должны вступить в партию". Я не знала, что ответить, и молчала, как баран. Посмотрела в окно - листья с клена падали, дождь шел... Он мне опять вежливо: "Вы принадлежите народу - не себе".

Я могла вступить в коммунисты еще тогда, когда поступила в институт кинематографии. Списки собирали, кто хочет подать заявление на испытательный срок. Но я воздержалась. Потому что унюхала, что как только увольнение, так приказ: коммунистов не трогать. Или, например, комната освобождалась, так ее в первую очередь давали коммунистам. Или же категорию актерскую повысить... И все лезли, лезли, продираясь сквозь колючую проволоку, только бы вступить в партию. А я сижу и думаю: а я не по коммунистическому билету, но выдвинусь в актрисы высшей категории. Я хотела своим трудом всего добиться. И выдвинулась! Я снималась у многих именитых режиссеров. Лучше всего мне работалось с Григорием Чухраем, с Сергеем Аполлинариевичем Герасимовым... Хороших режиссеров найти очень трудно. Бывает, смотришь и думаешь: "Болван ты, болван. Как же ты получил право снимать картины?!" Но у меня чутье было, я увиливала от плохих режиссеров, чувствовала еще на уровне переговоров: "Не мой человек". В искусстве должна быть совместимость - надо, чтобы все сложилось, как в кубике Рубика...

Вот про меня говорят: "У Мордюковой крутой нрав". Дело в том, что иногда тебе дают сценарий, а в нем - бред сумасшедшего... И как только ты отказалась от роли, тут же стрелы летят: "Да она ненормальная. Что вы хотите, это ж Мордюкова". Так говорят, чтобы оправдать себя.

Когда шли съемки картины "Мама", Эльдар Рязанов не выдержал, позвонил: "Что вы там снимаете?" Я говорю: "Да ничего, картинка такая. Не очень нравится мне этот сценарий, но я все-таки пошла, думаю: может, можно что-то сделать... И потом, денег заработаю - давно не снималась". Он отвечает: "А то говорят, что у вас там Мордюкова в главной роли самолет угоняет". Я: "В том-то все и дело. Я из-за этого самолета и сниматься не хотела. Все задавала вопрос: "Зачем самолет угоняется?" - "Просто так". Ну как это так - вне сюжета?! Зато Мордюкова самолет угоняет! Я говорила: "Я сразу же, хоть завтра пойду сниматься, если только вы мне объясните, зачем угоняется самолет".

- Вы в последнее время достаточно мало снимаетесь...

- Говорят, что последние 10-15 лет я отказываюсь от ролей. Ну такую чепуху журналисты пишут! Не буду лгать - я хотела бы сниматься. Вот у Володи Меньшова снялась в картине "Ширли-мырли". Эпизод вроде, но все равно с удовольствием работала. Скучаешь по своей профессии. Мне безумно нравится сам процесс съемок, подготовка к роли. Пока сделаешь все, как надо... Но сейчас нет интересных предложений. Да и не может быть. Все сидят без работы. Вы поймите: каждый режиссер тоже тщеславие имеет. Хотел бы снять такой фильм, чтобы ого-го-го! А сценариев нету. Никто не знает, что писать.

У меня сейчас как у актрисы трудный переходный период. Быть просто бабушкой мне неинтересно. Всегда любовный лейтмотив украшал мои роли. Трудно представить, чтобы за мной в кино не плелся мужчина.

- Российский кинематограф потихоньку оживает... Что из последних наших киноновинок произвело на вас впечатление?

- Вот "Азазель" недавно смотрела. Не пойму я... Все это действительно иностранно. В хорошем смысле слова. Но надо, чтобы душа болела, чтобы заволноваться за кого-то, за какую-то идею... Сегодня очень много сериалов... Я признаю только односерийный фильм. Как выдох, как выстрел. Вот тогда это моя кинематография. А когда посадят актера на завалинку... 10 лет одну и ту же картину смотреть... Если чернила разбавить водой, то это уже не чернила.

Мы обнимались по закоулкам

- У КАЖДОЙ актрисы есть роль - мечта...

- Ой... Больная это для меня тема... Моя самая большая мечта в молодости была - сыграть Аксинью в "Тихом Доне". Пропащая это для меня роль!.. Элина Быстрицкая понравилась зрителям. Но многие другие актрисы мечтали сыграть Аксинью. Сколько заявок было! Но когда решит режиссер, то его ни танком, ничем не собьешь. Как еще Быстрицкая здоровается со мной, не знаю: я, как распалюсь, начинаю показывать, как она сыграла и как бы надо было сыграть... Например, показывать с экрана, как Аксинья с Григорием целуются, - нельзя, это неправильно. Целоваться на людях у казаков не принято. Поцелуи - это как бы частица совокупления. Это стыдно при посторонних делать. Вот когда парень с девушкой останутся наедине в тиши ночной, они, может быть, и похлеще что-нибудь припекут...

Сейчас по телевизору такое показывают! Скотоложество, например. Недавно включила ночью телеканал, а там дамочка с обезьяном сношаются. Что же такое происходит?!

Раньше чистота в отношениях была. На Кубани есть военно-морское училище имени Гагарина, где учили на морских летчиков. И мы с морячками погуливали при луне. Положит он руку на талию, осторожненько так, пока идем к дому. Но если на два сантиметра ниже талии рука опустится, то это все, свидание закончено. Мы считали, что это уже как полез, пристает с грязными намеками.

- Первый поцелуй помните?

- Помню, как сейчас! Мы катались зимой на катере, когда я училась в 10-м классе. Капитаном был Колька Горский. Колька говорит: "Нонка, иди, я тебя немножечко погрею, а то ты вся синяя". Военной курткой меня прикрыл, прижал и... поцеловал. Я: "Ой, ты что?" И меня смех разобрал. Говорю: "Пусти. Я лучше померзну". - "Нет, не пущу". Пришла домой, а у нас висело маленькое кругленькое зеркальце на стене. Взглянула на свои губы... Мне казалось, что что-то произошло, наверное, они, губы, теперь другие - я ж поцеловалась! Смотрю - ничего, не изменились. Но я все равно довольная была. А потом Кольку забрали на войну. И убили.

У нас, у сельских людей, так и осталась привычка скрывать чувства от глаз посторонних. Когда учились во ВГИКе, все мы по закоулочкам обнимались. Со Славкой Тихоновым, который потом стал моим мужем, тоже по лестничным клеткам целовались...

- Сейчас молодежь, что называется, продвинутая... А какие раньше были ухаживания?

- Парень говорил девушке: "Предлагаю тебе руку дружбы". А я: "Дам ответ до завтра". Лежишь вечером в постели и думаешь: "Кого же выбрать?" Если девушка отвечала кому-то: "Я согласна", паренек говорил: "Ну, пошли в столовую". Шли, ели вареную картошку. Голод закончился, когда карточки отменили. Мы покупали буханку хлеба, садились за стол с друзьями, по большому ломтю отрезали. Из поллитровой банки пили кипяток, без сахара и заварки, конечно. Мы с девчатами знали, как подчепуриться. Нам в институте педагоги сильно краситься не разрешали. Краска у нас хитрая была. Черные чернила смешиваешь с кусочком мыла и все это завариваешь в консервной баночке на газочке. Когда застынет, пожалуйста - тушь готова. Берешь щеточку зубную и кончики ресниц подкрашиваешь. А румяниться свеклой можно. Но чаще всего мы брали траву такую, пагоду, которой потрешь щеки - и они трое суток горят. А губная помадка у нас была такая, бледно-бледно-розовая. Мы ее покупали со стипендии, все ведь дешево было. А хочешь другого цвета помаду - у подружки возьмешь, накрасишься.

- Я знаю, что вы не очень любите говорить о своем бывшем супруге - актере Вячеславе Тихонове... Но так хочется поговорить о любви...

- Ой, любовь, любовь... Куда ж без нее? Женщина не может быть счастливой без своего единственного рядышком... Ради любимого мужчины на что только не пойдешь... В послевоенные времена все было в большом дефиците, как сами понимаете... Когда мы со Славкой Тихоновым встречались, я, бывало, лягу спать и думаю: вот бы сшить ему на "молнии" куртку из черного вельвета, как бы ему шло! Еле-еле через знакомых купила-таки отрез, и пошли мы со Славкой к портнихе. Тетка уперлась: "Мужчинам не шью". Но я ее умолила. И фасон нарисовала сама. Куртку она сшила, а воротник-то женский сделала! Даже фотография осталась... На 3-м курсе мы со Славкой поженились. Комнату нам дали. О Тихонове мама говорила: "Ни в коем случае не уходи от него". Она видела в нем семьянина: все у него по правилам, все хорошо. Тихий такой. Я отвечала: "Мама, но мне скучно. Он неразговорчивый... Его надо нянчить, с ложечки кормить..." А она: "Это - самый лучший отец". Может быть, мама была опытнее меня, понимала, что такие, как Тихонов, для семьи и нужны. Вот он построил двухэтажную дачу, безумно семью свою любит. И хозяин такой! А мне пришлось все делать самой. Правда, дачу я не построила... Как только мама умерла, мы через пару дней после ее похорон со Славкой Тихоновым и расстались...

Сегодняшний день

- ПЕНСИИ вам хватает?

- Народные артисты сейчас не очень легко живут. Когда я себя хорошо чувствовала, то могла на концертах заработать. Братьям и сестрам помогала... Но сейчас, на старости лет, стала болеть. Прямо полоса болезней у меня, сестра со мной мучается. Она от моих слез уже не знает, куда деваться...

На продукты мне в принципе пенсии хватает. Да я и не ем особенных деликатесов. Сейчас много заморских фруктов появилось. Но ананасы я не люблю, хотя запах мне очень нравится, поэтому покупаю иногда ананас и нюхаю. Цитрусовые тоже не воспринимаю. Все-таки все, что наше, - вкусно. Скорее грушку купишь или яблочко съешь с удовольствем, чем какое-нибудь манго. Знаете, я, когда была в Китае, пробовала тамошние яблоки, груши, виноград... Но там совсем все не такое, как у нас, даже есть не хочется.

- Где живут сейчас ваши братья и сестры?

- Я всех своих близких в Москву перетаскала. Кого в Химки, кого в Люберцы. Младший брат Васенька, самый наш любимый, работает самолетным мастером в гражданской авиации в Быкове, там же и живет с семьей. После него идет Анечка, библиотекарь. Потом Людмила - портниха. Работает на предприятии, где шьют спортивные костюмы. Еще сестра Катаева Наталья - художник высшей категории по костюмам в объединении "Экран". Наташа вышла замуж за Петю Катаева, сына писателя Петрова. Помните, Ильф и Петров? На самом деле Петров был Катаев. Но так как был уже писатель Валентин Катаев, он взял псевдоним Петров. Петя Катаев, муж Натальи, рано умер. Чудесный человек был. Хороший оператор. Снимал все картины режиссера Татьяны Лиозновой - "Три тополя на Плющихе", "Семнадцать мгновений весны" и другие. Еще один брат - военный, но он уже на пенсии. Так что мои близкие недалеко от меня живут, слава богу...

- У вас есть внук... (От брака сына Нонны Викторовны Владимира, трагически погибшего, и актрисы Натальи Варлей. - Ред.).

- Мы не общаемся. Почему - это мое дело личное. Есть причина. Чтобы это рассказать, надо много слез лить...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно