Примерное время чтения: 6 минут
194

Александр Лазарев и Светлана Немоляева. Семейные страсти

ОН ЛЕЖАЛ на операционном столе и больше всего просил Бога о том, чтобы он, этот самый Бог, дал ему возможность снова увидеть голубое небо, птиц, любимую женщину, сына, внучку, дышать полной грудью, которую через пару минут рассекут надвое, валяться на траве и радоваться любой мелочи. Бог был к нему милостив. Когда он очнулся в реанимации, то сквозь тяжелый туман скорее почувствовал, чем различил все в слезах лицо Светы, услышал успокаивающий голос врача Рената Сулеймановича, который сказал жене, что все показатели в норме. Словом, операция по шунтированию на сердце народного артиста России Александра Лазарева прошла успешно.

- Я ВСЕГДА говорил о том, что, кроме своей семьи, близких, человек сегодня никому не нужен. Не будь у меня такой семьи, да еще замечательного врача Рената Акчурина, ни за что бы тогда не выкарабкался. Наверное, есть тут и высшая сила, потому что меня кто-то ведет по жизни. Закончится это провидение, и для меня закончится все. Знаете, на моих глазах столько примеров было, когда человек на коне, вокруг поклонницы, интриги. В результате, растратившись на мелкое, он остается один, несчастный и одинокий. Молодость - прекрасное время, но, к сожалению, оно быстро проходит. Пока ты молод, кажется, что жестокость, равнодушие тебя никогда не коснутся. А теперь такая жизнь настала, что, как только давление скачет или сердце пошаливает, мы со Светой (супруга Александра Лазарева, актриса Светлана Немоляева. - Ред.) стараемся друг друга беречь, потому что есть такая поговорка: "Не жизни легкой надо просить, а смерти легкой".

Актёром быть опасно

- КОГДА сын Шурка решил стать актером, мы со Светланой были не против. Просто я его сразу честно предупредил - хочешь стать настоящим актером, знай, это опасно для жизни. Потому что все чувства, интимные мысли настоящий актер выставляет на потребу публике и, заметьте, сам получает от этого удовольствие. Но не каждому удается исполнить этот душевный стриптиз, раскрыть сердце, душу, выложить на стол все кишки. А если удается, организм может не выдержать. Но Шурку подобными предупреждениями было не запугать. Он ведь рос в театре, ходил по гримеркам, в школе учился напротив, после занятий приходил к матери в театр. Вертелся у актеров под ногами, даже играл Федю Лямина в спектакле "Леди Макбет Мценского уезда". И дома, конечно, варился в театральном соку. Так что запрещать было бесполезно. И я с удовольствием год занимался с ним перед его поступлением в театральное училище. Но Шурка никогда не кичился своей фамилией, и преподаватели на вступительных экзаменах даже не знали, что один из абитуриентов - сын артистов Лазарева и Немоляевой.

Все говорят, что внешне Шурка на меня похож. И это нормально - сын своего отца. Конечно, по характеру мы разные, он парень драматичного склада, неврастеничный, я же люблю юмор, гротеск. Но в чем-то сын повторяет мою судьбу, хотя и не замечает этого. Я, например, сейчас даже не представляю себя в качестве киноактера, хотя за сорок с лишним лет сыграл более пятидесяти ролей. А Шурка любит кино в любом качестве. Но у него уже есть театральные роли, и, надеюсь, в будущем их будет больше.

Мы вот со Светой в одном театре проработали сорок с лишним лет. Иногда нас спрашивают, мол, не надоело? Нет, это же наш дом, здесь мы со Светой познакомились, свадьбу отметили, переживали взлеты и неудачи. А сколько режиссеров работали с нами! Зачем бежать в "Ленком" к Захарову, когда Марк Анатольевич в нашем театре спектакль ставил? Николай Павлович Охлопков, Андрей Александрович Гончаров, Петр Фоменко, Сергей Яшин, Татьяна Ахромеева - какие имена! Сегодня наш худрук - Сергей Арцибашев. Так что скучно и неинтересно никогда не было. Сейчас стало модно играть в антрепризах. Поступают и мне такие предложения. Но я читаю пьесу и думаю: "А зачем мне это надо?" Для заработка? У меня в этом необходимости нет, мы люди скромные, на достойную жизнь хватает, а лишнего и не надо. Но я знаю многих актеров, которые участвуют практически во всех антрепризах, хотя далеко не бедствуют.

А я иногда так устаю, что думаю, пора бы на пенсию. Хотя формально я уже пенсионер. Но жить в забвении невозможно, поэтому, пока ноги держат и сердце бьется, буду бегать по лестницам родного театра и выходить на сцену. Уйду, наверное, тогда, когда почувствую себя ненужным. Светлана в этом вопросе меня полностью поддерживает, она еще более фанатично предана театру, чем я.

От судьбы бежать не хочется

- НЕСКОЛЬКО лет назад ехал я в лифте с одной балериной. Она меня спрашивает: "Саш, ты все на Светке женат? Какой же ты нелюбопытный". А это кому как на роду написано. И я, честно говоря, от такой судьбы никуда бежать не хочу. У нас в семье всякое бывало, жизнь есть жизнь. Мы ведь люди все творческие, темпераментные, так что дома такая дурь бывает, такие парадоксы. Света все время говорит Рязанову: поживите, мол, Эльдар Александрович, в нашей семье недельку, такой сценарий напишете! Это у нас с виду все прилично, а дома крик стоит и тарелки летают, прямо как в итальянской семье. Можно было разойтись, расстаться, как это модно в актерской среде. Но зачем? Я и сыну все время говорю: твое человеческое преимущество не в том, что ты будешь непостоянен, а в том, что будешь не похож на других. У него замечательная жена Алина, очень интересная, выразительная женщина, дочь, сын. Наверное, только с возрастом приходит понимание, что это и есть счастье. Света, например, говорит: если мне кто-то звонит, а я рассказываю, что все здоровы, спектакль прошел удачно, внук научился ходить, я чувствую себя по-настоящему счастливой. А по мне, так никакого успеха не надо, популярности, новых ролей и больших денег. Лишь бы все близкие были рядом и у них все было в порядке.

Скоро весна, как только потеплеет, мы поедем на дачу. Она у нас далековато от Москвы находится, поэтому постоянно там жить не удается. А летом любую свободную минутку используем, чтобы туда вырваться: там у нас никаких грядок нету, только цветы и грибы прямо на участке. Каждое утро собираем свежие грибочки. Но у артиста ведь нет понятия "отпуск", больше двух дней на даче мы не задерживаемся, к сожалению. Все время какие-то фестивали, гастроли. Мы иногда сидим со Светой и думаем о том, что в молодости, когда это было нужно, мы не были так востребованы, как сейчас, в 60 с лишним лет. Иногда даже тяготишься такой популярностью. Ведь еще раз хочу повторить: не в ней счастье.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно