Примерное время чтения: 13 минут
425

Кейт Уинслет. Непотопляемая

БАНКЕТ по случаю голливудской премьеры "Титаника" был в самом разгаре. Играла легкая музыка, звездные пары слонялись из угла в угол, официанты открывали все новые бутылки с шампанским. Веселились и отдыхали все, кроме агента Кейт Уинслет, который сведенными от напряжения пальцами набирал один и тот же номер и каждый раз получал сообщение о том, что абонент недоступен. Стоя в самом отдаленном углу зала, он напряженно улыбался на вопросы гостей по поводу отсутствующей Кейт и продолжал дозваниваться до своей подопечной.

"НУ ЖЕ, девочка, включи свой чертов телефон", - шептал мужчина в трубку и, услышав наконец-то долгожданные звонки, мысленно поблагодарил Господа Бога. "Кейт, что это значит?! - заорал он так, что стоявшие рядом люди вздрогнули от неожиданности. - Все ждут только тебя. Почему ты еще не на премьере?" Ответа не последовало, лишь тяжелое дыхание нарушало тишину на линии. "Дорогая, ну что случилось?" - чуть не плакал агент. "Я умерла", - на выдохе ответила Кейт и дала "отбой".

На самом деле умерла не Кейт, а Стивен Тредр. Стоя на краю его могилы и вглядываясь в лакированную крышку гроба, девушка чувствовала, что каждый глоток воздуха дается ей как последний. Казалось, над ее головой сомкнулась толща воды, которая давит на легкие и уносит ее все глубже. Когда кто-то из родных, аккуратно тронув девушку за плечо, попросил сказать что-нибудь о покойном, Кейт долго молчала, а потом вдруг запела. Ее голос звучал уверенно и громко, несмотря на то что слезы текли и текли по щекам. Эта была песня прощания, и Кейт чувствовала, как с каждым звуком из ее тела по капле выходит вся горечь и боль, которые она носила в себе с того момента, как узнала о болезни Стива...

...Это было слишком неожиданно и слишком жестоко. Спустя неделю после того, как Кейт и Стивен расстались, сказав друг другу положенные "останемся друзьями" и "прости за все", Тредр снова позвонил и настоял на встрече. Уинслет, пытаясь побороть дурное предчувствие, согласилась и, приехав в ресторан, обнаружила Стива изрядно выпившим. Он говорил невнятно и сбивчиво, смотрел на свои пальцы, нервно комкающие салфетку, после чего разразился рыданиями. Смысла большинства слов Кейт понять не смогла, но одно было совершенно ясно: у Стива рак костей и он умирает. Повинуясь какому-то внутреннему порыву, девушка взяла его за руку и, стараясь заглянуть в мокрые от слез глаза мужчины, сказала первое, что пришло в голову. "Я люблю тебя", - прошептала Кейт и по скривившимся губам Стива поняла, что именно он ей ответит. "Нет. Ты не любишь меня, - произнес мужчина, откинувшись на спинку стула. - Ты просто меня жалеешь. Хотя, знаешь, мне плевать на это. Ведь я умираю". Из ресторана каждый поехал к себе домой, и той же ночью Кейт, рыдавшая пятый час подряд на кухне, пообещала себе, что будет со Стивом до конца. И дело было даже не в том, что девушка чувствовала за собой какую-то вину или хотела исправить допущенную ранее ошибку. Просто Стив, со всеми его недостатками и странностями, по-прежнему был важным для нее человеком, ее первым мужчиной и первой любовью.

Просто жена

ПЕРВЫЙ взгляд, брошенный Стивом в сторону Кейт на съемочной площадке телесериала, был полон любопытства и недоумения. Перед ним стояла круглолицая 16-летняя девчонка, которая заливалась румянцем после каждого комплимента и слишком громко смеялась каждой, даже не смешной шутке. Стивен Тредр, будучи опытнее и старше Кейт на целых двенадцать лет, с первых минут общения понял, что приглянулся ей. Когда спустя несколько недель Уинслет, стараясь выглядеть уверенной и спокойной, предложила зайти к ней в гости, Стив не удержался и пошутил: "Неужели родители разрешают тебе приводить друзей домой в столь поздний час?" Кейт вспыхнула и, с вызовом глядя в глаза мужчине, ответила: "К твоему сведению, я уже взрослая и живу отдельно". По поводу самостоятельной жизни Уинслет не наврала, а что касается взрослости... Стив стал ее первым мужчиной. Кейт, для которой все происходящее за закрытыми дверями спальни казалось удивительным и странным, тянулась навстречу уверенным рукам Стива, поражая его своей пылкостью. По вечерам Уинслет, подрабатывавшая официанткой в ресторане, бежала сломя голову в их маленькую квартирку на окраине города, чтобы приготовить к приходу своего Мужчины ужин и успеть подкрасить губы. Вернувшийся с очередного неудачного кастинга Стив шутя хлопал по попе суетившуюся на кухне Кейт: "Знаешь, малышка, из тебя выйдет отличная жена". Уинслет всерьез подумывала о свадьбе, надеясь, что уже очень скоро ей не придется разрываться между съемками и работой в ресторане: она станет "просто женой" и будет счастлива.

На протяжении двух лет все было идеально: совместные поиски работы, общие победы и поражения, на ужин - один на двоих сандвич. Конец идиллии положил звонок от агента, который сообщил Кейт, что ее выбрали из 175 девушек для съемок в фильме "Небесные создания". Успехи Уинслет на кинематографическом поприще заметно превосходили достижения Стива, который застрял на уровне сериалов и рекламы.

Уинслет, сыгравшая свою первую роль в пять лет, выросла в стопроцентно артистической семье: дед и бабушка были владельцами небольшого театра в Рединге; отец, мать, две сестры и дядя - все занимались актерством. Для Кейт играть было все равно что дышать. Стивен же после успеха картины "Небесные создания" впал в глубочайшую депрессию и выходил из нее лишь для того, чтобы покритиковать Кейт за опоздание и слишком яркую помаду. Девушка как могла пыталась убедить Стива, что он не должен опускать руки, но в скором времени поняла: их отношения рушатся и спасти их может только чудо.

К сожалению, а может быть, к счастью, чуда не случилось. Подруга Кейт, выслушав очередной слезный монолог Уинслет, подвела черту под пятилетним романом: "Он слишком мал для тебя. Если ты позволишь Стиву повиснуть у тебя на шее, ты ему не поможешь, а утонешь сама".

Решение было принято - осталось только сообщить Тредру о том, что теперь они чужие люди. Разговор закончился взаимными извинениями, переходящими в упреки. А спустя две недели раздался звонок, который не поставил точку, а, наоборот, положил начало новым отношениям между Кейт и Стивом.

"Оскар" на двоих

УИНСЛЕТ, с упорством сумасшедшей донимавшая режиссера "Титаника" Кэмерона просьбами о роли, в итоге получила долгожданное предложение. Она с самого начала знала, что Кэмерон своими бесконечными кастингами проверяет ее на стойкость, но, оказавшись перед необходимостью оставить больного Стива и уехать на съемки, всерьез задумалась. Тредр, сильно изменившийся за время болезни, возможно, впервые за всю историю их отношений повел себя благородно. "Ты должна ехать, - сказал он подруге. - Если ты пообещаешь мне, что в этом фильме будешь играть за нас двоих, я пообещаю дожить до того дня, когда тебе будут вручать "Оскар". Только давай договоримся, что это будет немного и мой "Оскар"..." Уинслет пообещала Стиву сделать все от нее зависящее и отправилась на съемки "Титаника".

Несмотря на данное слово, Стивен не дожил до премьеры "Титаника", принесшего Кейт долгожданную награду, совсем немного...

Работа над картиной оказалась трудной как физически, так и морально. На пару с начинающим актером Леонардо Ди Каприо Кейт играла сотни дублей в день, часами не вылезала из ледяной воды, практически не спала, заучивая тексты, и жутко комплексовала... Странно, но именно на фоне молодого красавчика Лео недовольство Уинслет собственной внешностью усилилось. Она никогда не была худышкой и с самого детства носила прозвище Пузырь.

Первой ролью на широком экране для Кейт стало участие в рекламном ролике, где 12-летняя Уинслет сыграла "Сахарную Пышечку". Девушке казалось, что со временем признание ее профессиональных достоинств должно было стереть из памяти все детские страхи и унижения, бесчисленные попытки сесть на диету или скрыть полноту корсетом. Но при мысли о том, что ей придется раздеться перед камерой, актрису бросало в дрожь.

Ди Каприо, пользовавшийся славой бабника, вел себя по отношению к Кейт на удивление корректно. Началом их дружбы стал разговор перед съемками сцены, в которой Уинслет должна была позировать художнику Лео, имея на себе из одежды одно бриллиантовое колье. "Послушай, подруга, - произнес Лео тоном, не терпящим возражений, - ты постоянно думаешь: "Я - жирная". Поверь мне, ты сильно преувеличиваешь собственные недостатки, но у меня нет ни сил, ни времени переубеждать тебя. Так что давай договоримся: ты перестаешь переживать по поводу собственной внешности, а я обещаю тебе, что не буду смотреть на твой живот во время завтрашних съемок".

Тон, которым юноша произнес эти слова, заставил Кейт улыбнуться, и потом каждый раз, когда кто-нибудь из журналистов задавал ей вопрос по поводу романтических отношений между ней и Ди Каприо, актриса вспоминала этот разговор и с улыбкой отказывалась давать комментарии. Тем более что Кейт действительно была влюблена. Но не в Лео, как казалось многим, а в Джима Триплтона.

Игра в семью

ДЖИМ был старше Кейт на два года, работал помощником режиссера и на фоне звезды Уинслет смотрелся довольно жалко. Познакомившись на съемках, девушка влюбилась и ровно через одиннадцать месяцев после смерти Стива сама предложила Триплтону руку и сердце. В знак согласия Джим надел ей на палец простенькое золотое колечко. Церемония проходила в обстановке повышенной секретности: 170 гостей узнали о месте проведения свадьбы в самый последний момент. Разумеется, это была игра, но игра, безумно приятная для романтически настроенной Кейт. Выбор молодоженов пал на церковь близ фамильного особняка Уинслет в Рединге, и Уинслет сделала все, чтобы потом не пожалеть о поспешном решении: заказала шикарное платье от Александера Маккуина, обезвредила папарацци, устроила в церкви настоящую оранжерею из белых и желтых роз. Каково же было ее разочарование, когда по прошествии нескольких месяцев семейной жизни она поняла, что история повторяется...

Признаться себе в том, что муж ревнует ее к успеху, Кейт не могла. Она пообещала, что будет с Джимом, "...пока смерть не разлучит их", и сдаваться без боя не собиралась. Появившаяся на свет дочка Миа, по расчетам Уинслет, должна была укрепить их союз. Актриса в каждом интервью говорила о том, как прекрасен брак и как они с Джимом любят друг друга. Но это не помешало Триплтону подать на развод спустя десять месяцев после рождения Мии. Джим не объяснял причин, не выдвигал условий - он просто не смог смириться с выпавшей ему ролью "второго" плана, о чем и сообщил Кейт в довольно грубой форме. К нереализованным амбициям добавились сплетни о том, что Уинслет закрутила интрижку с Дагрэем Скоттом, с которым они вместе снимались в фильме "Загадка"...

Вдоволь нарыдавшись в опустевшем доме, Кейт подписала все необходимые бумаги и предупредила своего агента, что на время отходит от светской жизни. Премьера фильма "Энигма", где актриса сыграла одну из главных ролей, прошла без Уинслет. Несколько месяцев добровольного одиночества убедили ее в том, что идея с замужеством была не самой лучшей. Сердце успокоилось, обида на мужа и на саму себя прошла. "Это невероятно ужасно. Но у меня все хорошо", - сказала Уинслет в своем первом интервью после развода.

Идеальная пара

К МОМЕНТУ, когда Кейт познакомилась с режиссером Сэмом Мендесом, она уже сыграла в провокационной картине "Перо маркиза де Сада", только что закончила работу над "Айрис" и успела заявить прессе: "Для того чтобы стать актрисой, недостаточно просто похудеть. У меня есть грудь и бедра, которые созданы для вынашивания детей. И я горжусь этим!" Она больше не обращала внимания на комментарии таблоидов по поводу ее фигуры и с юмором относилась к тому, что одна из брокерских контор в Лондоне начала принимать ставки на вес, который она наберет в ближайшее время. В свои 26 лет Кейт Уинслет была абсолютно уверенной в себе и самодостаточной женщиной. Такой ее впервые и увидел Сэм...

Кейт плохо спала той ночью - дочке Мие нездоровилось, - и поэтому пребывала в том самом настроении, когда могла нагрубить человеку и сама этого не заметить. Сэм долго смотрел на девушку и, чувствуя, что не имеет смысла медлить, решил подойти и познакомиться. На комплименты актриса реагировала сдержанно, от предложения встретиться на неделе и попить кофе не отказывалась, но и соглашаться не торопилась. Чувствуя, что мужчина явно ею заинтересовался, Кейт миролюбиво произнесла: "Прости меня, но, по-моему, мы встретились не в самое подходящее время". "Ошибаешься, - тоном, в котором не было ни тени улыбки, ответил Сэм, - мы встретились именно тогда, когда и должны были. Мы ведь с тобой родились в одном и том же городе, а познакомились только сейчас..."

Рядом с ним Кейт чувствовала себя удивительно спокойно. Мендес не терроризировал ее глупыми упреками, не доставал ревностью, не душил запретами. В свои 35 лет он снял "оскароносную" "Красоту по-американски" и пребывал в том умиротворенном состоянии, когда мог спокойно творить, не опасаясь, что его забудут. Спустя несколько месяцев романтических отношений Сэм уговорил Кейт переехать в его лондонский особняк. За этим последовало предложение пожениться. "С чего ты взял, что это хорошая идея?" - спросила девушка. "Все просто, - улыбаясь, ответил Мендес, - мы идеально подходим друг другу". Свадьбу сыграли на Карибских островах в компании троих друзей и дочки Уинслет Мии. Таблоиды узнали о том, что Сэм и Кейт поженились, только через месяц после торжества. А уже в следующем году на свет появился маленький Джо Мендес.

Рождение ребенка сделало Кейт еще мягче и уступчивее, особенно в вопросах работы. Она не гналась за ролями, не донимала режиссеров просьбами о пробах. Сэм полностью поддерживал жену, одинаково спокойно принимая как периоды активной работы, так и время полного погружения в семью.

Роль в картине "Вечное сияние страсти" досталась Кейт без каких-либо усилий с ее стороны. Актрисе предстояло сыграть дуэтом с Джимом Керри, и съемки должны были начаться через пару недель.

Уложив детей спать, Кейт и Сэм читали сценарий, который им обоим однозначно нравился: это была история семейной пары, которая решила стереть из памяти все плохие моменты совместной жизни с помощью волшебного прибора. "А ты бы хотела так?.. - спросил Сэм, глядя на жену испытующим взглядом. - Забыть о тех ошибках, которые ты совершала до нашей встречи? Встретиться со мной, будучи человеком без прошлого?" "Нет, конечно, - ответила Кейт, не отрывая глаз от листа с текстом. - Человек начинает ценить воздух только после того, как побывает на самом дне океана и досыта нахлебается соленой воды".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно