Примерное время чтения: 13 минут
827

Колин Фаррелл: грешник за решеткой

НА ХОЛОДНОМ полу главной тюрьмы Сиднея актер провел уже два с половиной часа. В узкое зарешеченное окно в конце длинного коридора он видел, что солнце на улице давно не светило. А за ним до сих пор не пришли и не выпустили на свободу! "Что за чертовщина!" - в сердцах крикнул Колин, ударив ногой по ржавой решетке. Бродяга рядом пошевелился: "Замолчи лучше. Сиди и припоминай свои грехи. Скоро тебе придется за них ответить, наркоман проклятый!" Сердце Колина заныло. Ему даже в голову не могло прийти, что когда-нибудь придется ответить за все, что он натворил в этой жизни.

ХУЛИГАНОМ и задирой Колин был с самого детства. Правда, в то время чету Фарреллов это не пугало. Имонн Фаррелл, отец актера и известнейший в Дублине футболист, игрок ирландской сборной "Shamrock Rovers", считал, что из его троих детей именно Колин продолжит семейное дело и станет первым голкипером страны.

"Не ругай его! Он нормальный, живой подросток", - частенько говорил Имонн жене, когда сын приходил домой с разбитым лицом или в рваной одежде. Через некоторое время семейство Фарреллов переехало из шумного, многолюдного Дублина в пригород столицы - Каслнок, и Колину стало не с кем драться. Парень долго не мог найти себе занятия по душе и от нечего делать пошел с младшей сестрой Кэтрин в драматический класс. Буквально за пару лет актерское мастерство настолько захватило Колина, что он вопреки желанию родителей бросил среднюю школу и начал сниматься в кино...

Прожигая жизнь

"ЗАКЛЮЧЕННЫЙ Фаррелл, на допрос", - раздался голос одетого в гражданское человека. Актер приехал в Австралию на четыре дня и уже на вторые сутки попал за решетку. "Да что могло стукнуть вам в голову, идиоты, чтобы арестовать меня вот так, запросто, без свидетелей, в чужой стране?" - начал было кипятиться актер, но через минуту замолк.

На самом деле было много причин. Но какая из них? Наркотики? Колин не злоупотребляет ими, но довольно часто позволяет себе расслабиться. "Я молод, у меня нет семьи, обязанностей, лысины и пуза, я могу развлекаться как мне вздумается!" - частенько объяснял в интервью Фаррелл, ни капли не стесняясь своего пагубного пристрастия.

Однажды он прочел в каком-то толстом глянцевом журнале блицинтервью со своей мамой. "Конечно, мне бы очень хотелось, чтобы мой сын исправился, - рассказывала женщина, - такое количество алкоголя, табака и наркотиков просто разрушает его, мне больно видеть, как он прожигает свою жизнь. Но я уверена: Колин взрослый и умный мальчик и, как только почувствует, что это его затягивает, тут же сможет завязать".

Колина передернуло от этого интервью, потому что раньше он даже не задумывался о том, как живет. "Пусть мать говорит, что хочет. Это моя жизнь, и я проживу ее так, как считаю нужным", - говорил он в следующем интервью.

А может, причина, по которой его держат здесь, - алкоголь? "Кажется, я вчера принял на грудь лишнего в том чудесном баре на углу возле гостиницы..." - пытался восстановить ход событий Колин. Но в этом нет ничего страшного. Если бы в этой стране было запрещено пить текилу или танцевать на столах в барах, его агент обязательно бы предупредил. Он же знает, что актер имеет обыкновение смертельно напиваться в каждом новом городе, где оказывается по работе. "Я ирландец, у нас так принято: чуть что не так, мы тут же идем в паб", - объяснялся Колин. Его пытались штрафовать, руководители съемочных групп регулярно проводили с ним "серьезные разговоры". Но ничего не помогало. Тем более на утро после шумной пьянки Колин был трезвым и серьезным, готовым к съемкам и на зубок знающим свою роль. Так какой смысл на него ругаться?

Особенно громкий скандал случился в Марокко на съемках "Александра". Колин настолько вошел в роль Александра Македонского, что, выпив лишнего, возомнил себя реальным хозяином окрестностей - пытался "строить" местных жителей, нагло приударял за девушками. Актрисе Анджелине Джоли, с которой Колин в то время как раз начал крутить роман, однажды пришлось тащить уснувшего в баре актера на своих плечах к отелю.

На следующее утро местные власти довели до сведения съемочной группы: если они и впредь хотят оставаться здесь, то им следует утихомирить актера и запретить ему появляться на территории, где могут быть местные жители! А Анджелина Джоли вместе с приемным сыном переехала с этажа, на котором жил Колин, в другую, фактически противоположную, часть отеля!

"Если ты хоть раз снимешь при мне штаны, я подам в суд", - эта угроза была единственным, что после того злополучного эпизода сказала Колину Анджелина. А ведь он всего лишь хотел продемонстрировать всем свой талисман - трусы в трилистник, которые неизменно приносили ему удачу. На этом роман Колина с Анджелиной закончился, так и не успев как следует разгореться.

В поисках любви

С ДЕВУШКАМИ отношения у Колина Фаррелла всегда складывались особенно - не зря же за ним прочно закрепилось звание "первого бабника Голливуда". Он параллельно приударял за Бритни Спирс и Деми Мур, а когда обе были готовы, наплевав на общественное мнение, броситься в объятия актера, утренние газеты Штатов вдруг вышли со скандальной фотографией на первой полосе - Колин в номере отеля в окружении двух крашеных блондинок определенного поведения.

"Милый мальчик, - однажды попробовал поговорить с сыном Имонн Фаррелл, - никакая женщина не смирится с тем, что она не единственная. Твоя "слава" сослужит тебе плохую службу. Я помню, ты как-то приводил к нам такую смазливую худышку... Как бишь ее... С таким смешным французским именем... Ты еще сказал, что думаешь жениться на ней..."

"Да-да-да, папа, все ясно, - прервал отца Колин. - Ее звали Амели. И мы действительно поженились".

В глазах отца Колин увидел слезы, но предпочел сделать вид, что не заметил их. Он знал, что сейчас начнется разбирательство, почему они никого не позвали на свадьбу, упреки, что Колин даже не соизволил познакомить жену со своими сестрой и братом.

По правде говоря, у самого Колина было очень мало времени на то, чтобы поближе познакомиться с Амели Уорнер. Они поженились, когда он еще не был любимцем женских глянцевых изданий и журналистов светских хроник, а она, юная актриса, только успела сняться в "Пере маркиза де Сада".

Все получилось как-то спонтанно, без особенно ярких, захлестывающих чувств. Но Колину нравилось, просыпаясь, видеть ее голову на своей руке, и он позволял Амели себя любить, готовить себе завтраки, собирать чемоданы в вечные командировки. Именно они, кстати, и стали причиной развода.

Брак Фаррелла продержался два года. Амели оказалась очень трогательной и домашней девушкой, а Колина захлестнула волна интересных предложений, новых сценариев, главных ролей. Амели сидела в их общей квартире, листала журналы и ждала мужа с очередных съемок. Колин не спешил возвращаться. Частенько после трудного дня он ехал не домой, а направлялся с друзьями в бары или публичные дома. На следующее утро снимки о его ночных похождениях оказывались в газетах.

Амели плакала в подушку, пыталась простить, ждала... А потом, в один прекрасный момент, когда вдруг случайно поймала взгляд Фаррелла, проходя мимо газетного киоска (он смотрел на нее с трех журналов сразу), поняла, что все это бессмысленно. И подала на развод.

Случайные люди

ОСТАВШИСЬ без жены, Колин не расстроился. Он снял новую квартиру в шикарном особняке с видом на тихую аллею и уже через две недели обнаружил у себя в шкафу девичьи вещи.

Модель Хэйзел Каресуоррен переехала к Колину без лишних вопросов и клятв. "Можешь тусовать, сколько тебе хочется, - спокойно сообщила она Колину, памятуя, что именно из-за этого распался его брак, - я тебя ни в чем не ограничиваю. Я сама часто уезжаю на съемки и могу понять, что значит жить ради работы".

Хэйзел действительно часто уезжала - они с Колином могли не встречаться месяцами, и о наличии в квартире девушки говорили только стопки неаккуратно сложенных футболок в шкафу и длинные волосы на стенках в ванной. Однажды актер и модель все-таки оказались дома вместе - и Колин с удивлением отметил, что у него нет и капли того чувства симпатии, которое он поначалу питал к Хэйзел. Следующим же утром за девушкой и ее многочисленными футболками приехало такси.

В это же время случился известный голливудский скандал, после которого Шон Пенн перестал подавать Колину руку, встречая его на премьерах и светских банкетах. Колин, однажды встретив в каком-то бутике Робин Райт, жену Шона, взялся проводить ее домой, а затем принялся ежедневно названивать, называя женщину "блондинкой всей своей жизни". "Он - сумасшедший мальчишка, чего ты хочешь?" - успокаивала мужа Робин.

Колин даже не расстроился, когда горничная Райт попросила его "больше не звонить по этому номеру". "Я привык никогда не расстраиваться из-за неудач и, тут же их забывая, идти дальше", - объяснил свои взгляды Колин журналистам. И на следующий вопрос: "Ну и как, получается?" - радостно ответил: "На все 100%!"

Главная роль

КИМ БОРДЕНЕЙВ сначала показалась самому Колину всего лишь очередной фотомоделью. Все те же кофточки в шкафу, стопки футболок, длинные волосы в ванной и многочисленные пузырьки на туалетном столике. Они так же редко встречались дома, им очень быстро стало не о чем говорить. Тем более в газетах возобновились публикации фото Колина то с одной, то с другой девушкой. Он перестал брать с собой Ким на премьеры, частенько не приходил домой ночевать и однажды решил подтолкнуть девушку к логичному решению.

"Знаешь, Ким", - начал Колин, когда они оба проснулись в одной постели. Удивительно, но Борденейв никогда не просыпалась лохматой или некрасивой. Едва открыв глаза, она уже выглядела как обычно на подиуме. "Знаешь, Ким, - повторил Колин, - в последнее время мы стали совсем чужими. Работа затягивает, мы не видимся, встречаемся, как квартиранты, снявшие из экономии одну комнату на двоих".

Ким сидела напротив на кровати в легкой бледно-розовой пижаме с длинными рукавами и большим красным бантом на груди и, приоткрыв рот, слушала Фаррелла. "Мне кажется, нам лучше расстаться", - подытожил он. "Ну да, да, - часто закивала головой девушка. - Решено: расстаемся. Но я тебе тоже хотела кое-что сказать. Мне кажется, тебе нужно знать, я жду ребенка, нашего малыша". Сначала Колин не поверил. Ким мучил токсикоз, но она старалась улыбаться. Собрала вещи и уехала. Месяца два Колин вообще не думал о Ким и будущем ребенке. Потом сообщил родителям о том, что скоро у них будет внук. Но тут же расстроил тем, что с внуком они, возможно, никогда и не увидятся. Где была Ким, Колин не знал, да это его и мало интересовало. Новые проекты захватили его с головой. А тут еще Оливер Стоун предложил Колину сыграть главную роль в "Александре".

Ребенок родился в июле 2004 г., когда Колин был в Марокко. Ким позвонила ему в конце съемочного дня и усталым, но довольным голосом сказала: "Это мальчик. Почти четыре кило. Он очень смешной и не похож ни на кого из нас, можешь представить? Я звоню, просто чтобы сказать, просто чтобы ты не волновался... Что с нами все хорошо. И со мной, и с ним". "Вот и чудесно, - ответил Фаррелл, - поздравляю тебя, Ким". Этим же вечером он напился в гордом одиночестве.

Осознание того, что у него теперь есть сын, никак не приходило. После того как бутылка текилы опустела, Колин на шатающихся ногах дошел до отеля, зашел в свой номер и, не раздеваясь, встал под душ. Холодная вода быстро сделала его трезвым. Он набрал номер агента и попросил забронировать ему билет на ближайший рейс до Лос-Анджелеса...

В больнице было чисто и тихо. На Колина надели бахилы, белый халат, шапочку, марлевую повязку и провели в палату к Ким. Она сидела у окна, красивая, уставшая, немного повзрослевшая с их последней встречи, и, качая в руках маленький сверток, говорила шепотом: "А когда-нибудь я познакомлю тебя с папой. Не думай, маленький, он очень хороший и любит нас. Просто папа очень занят и не может сейчас приехать". Колин молча подошел к Ким и обнял ее сзади, отогнув рукой краешек одеяла, чтобы получше рассмотреть сына. Из-под бледно-голубой шапочки на него смотрела его абсолютная копия - точно такой Колин сохранился на снимках у родителей. "Он великолепный, - сказал Колин Ким, - спасибо тебе". И, отвернувшись в угол комнаты, заплакал.

Свобода

ВСЕ ЭТО пронеслось в голове Колина, пока он сидел на холодном полу сиднейской тюрьмы. Мужчина лишь единожды раскаялся в своей далеко не праведной жизни - тогда, у Ким в больнице, глядя в ясно-голубые глаза новорожденного сына. Сейчас, среди озлобленных заключенных и надзирателей, у него не было ни малейшего чувства раскаяния - только злость и напряжение.

Внезапно в дверях появился его агент. "Колин, ты меня сейчас убьешь! Я не мог вытащить тебя отсюда четыре часа! И все потому, что эти болваны перепутали тебя с каким-то местным парнем, убившим свою квартирную хозяйку! Мне пришлось показать им "Особое мнение" и "Рекрута", чтобы доказать, что ты крутой актер!"

Железная дверь отворилась, и Колин оказался на свободе. "Я так и знал, что мне еще рано раскаиваться в своих грехах", - со смехом попрощался он с полицейскими. Двое из них попросили у Фаррелла автографы. Колин подписал какие-то дешевые журналы и вышел. Ему нужно было найти телефонную будку, потому что срочно хотелось услышать голос Ким.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно