Примерное время чтения: 11 минут
262

Агриппина Стеклова не хотела быть актрисой

Известный актер Владимир Стеклов талантлив не только на экране и сцене. Он еще и талантливый папа и дедушка. Его младшей дочери Глафире только три года, а внуку (сыну старшей дочери Агриппины) - восемь лет. Сегодня Агриппина Стеклова - одна из ведущих молодых актрис театра "Сатирикон". Кстати, в спектакле "Жак и его господин" она играет вместе с отцом. Снималась в "Мелком бесе" вместе с сестрами Кутеповыми.

Детские спектакли

- Граня, ты хорошо помнишь свое детство? Какие-то яркие эпизоды?

- До третьего класса я жила на Камчатке. Родители из Кинешмы переехали работать в Петропавловск-Камчатский. С трех лет меня оставляли одну дома. Родители уходили на спектакль и говорили: "Зазвенит будильник, достанешь из-под подушки в кастрюле кашу или картошку. Поешь и ляжешь спать". А я, как только они уходили, устраивала под дверью целые программы, собирая весь подъезд, крича: "Да что ж такое? Родители непутевые - ребенка бросили". После того, как я давала себе и всему подъезду разрядку, спокойно уходила, ела картошку и ложилась спать. И как-то одна соседка сказала то ли маме, то ли папе: "Может быть, нам стоит забирать Гранечку, когда вы уходите? Она так плачет. А у меня такая же девочка..." Родители были в шоке: "Как плачет? Она нам говорит, что все нормально". И как-то мама, сказав, что они ушли, осталась за дверью и все это лицезрела во всей красе. Была небольшая взбучка. Но после этого меня стали оставлять у соседей.

- Воспитывая своего сына Даню, ты отталкиваешься от своих детских ощущений, от того, как общались с тобой?

- Конечно, что-то я делаю интуитивно, что-то вспоминаю. Наверное, не всегда бываю права. Стараюсь разговаривать с Даней спокойно, не повышать голоса, поскольку считаю, что дети, с которыми родители все время разговаривают на повышенных тонах, - несчастные дети... Я и сама очень эмоциональный человек, но для меня крик - это крайняя мера. Потом ругаю себя, думаю: "Я такая некрасивая в этот момент. Зачем кричу таким мерзким голосом?" Ведь он - маленький мужчина - смотрит на кричащую женщину и понимает, что это его мама. Помню, как в детстве папа меня успокаивал, когда я обижалась. Он начинал показывать на меня пальцем и настолько глумливо смеяться, что у меня моментально высыхали слезы, и я говорила: "Закрой рот свой, за-крой рот, за-кро-й!" Вся моя энергия была направлена на то, чтобы он просто заткнулся. А он истерически смеялся надо мной (вот это я хорошо помню) и говорил: "Как бишь тебя - Маланья?" Я орала: "Я Га-ня, Га-ня". И, естественно, забывала уже, отчего плакала. Данила, когда я проделывала с ним это, тоже очень злобился на меня, и вся его энергия уходила на то, чтобы я прекратила. Так что папа - крупный педагог. А у мамы был свой специфический прием. Она говорила: "Раз ты такая плохая девочка, значит, я тебя плохо воспитала, поэтому бить тебя бессмысленно, в этом моя вина. Значит, я буду бить себя". И начинала изображать самоизбиение. Это тоже действовало безотказно. Я говорила: "Мамочка, сделай со мной что хочешь, только с собой ничего не делай".

- Я не раз видела тебя вместе с папой и всегда поражалась, сколь нежные, дружеские и какие-то многогранные отношения у вас...

- Обычно людей интересует больше, какие у меня отношения с папой, потому что его знают. Это нормально. Но мне так хочется сказать о маме, а не получается. А у меня потрясающая мама. Если папа у меня достаточно сложный человек и его либо обожают, либо ненавидят, то мама у меня из разряда редких людей, которых любят все. Мне кажется, ее любит весь мир. Она открытый, бесконфликтный, самоотверженный и очень жертвенный человек. Она очень молодая бабушка, и ради нас с Данилой она от многого отказалась. Мама так рада моим успехам... А за мои неудачи переживает больше меня. У нас никогда не было кризисов в отношениях с ней. Мама всегда была мне самым близким человеком, подругой. Мама первой узнала о том, что у меня будет Данила. Она сказала: "Все беру на себя". Я родила на втором курсе института, совсем не вылетев из обоймы. У меня с папой сложные отношения, потому что меня такая гамма чувств разрывает. С мамой отношения проще... Просто потому, что она - женщина.

- Делится ли папа с тобой своими проблемами?

- Он может долгое время держать что-то в себе, а потом неожиданно поделиться. Мы много говорим о работе. Помимо детей это одна из самых волнующих тем. Папа очень переживает за меня. Он первый человек, с которым я делюсь этим. И я безумно волнуюсь за него, когда у него вдруг что-то не складывается, или радуюсь, когда получается. Он очень многое чувствует. И поэтому иногда он вольно или невольно поддерживает меня. В папе есть еще одно, как мне кажется, замечательное качество - близкий человек для него всегда прав. Я сама такая. Даже если я буду чувствовать, что мой близкий человек в чем-то не прав, все равно буду до конца его оправдывать. Папа тоже всегда оправдывает меня и защищает от всех.

Театральная семья

- Знаю, что ты уже в детстве выходила на сцену... Сходны ли те детские ощущения со взрослыми, актерскими?

- Еще на Камчатке я выходила с другими детьми в спектакле "Эшелон", а в Москве уже в 12-13 лет меня занял режиссер В. Портнов, который сделал "Порог", в спектакле "Быть или не быть?". В нем играл молодой Сергей Колтаков, только что закончивший институт. У нас были трепетные отношения, но все это я все равно воспринимала как детскую игру. Мне было интересно, но это был естественный природный импульс театрального ребенка, выросшего за кулисами. Никакого страха тогда не было. Сейчас я испытываю гораздо большее волнение и страх, особенно перед премьерой. Если ты вообще пребываешь в состоянии успокоенности, надо уходить из профессии. Каждый раз нужно играть, как в последний. Я же не знаю, что со мной будет завтра. И зритель будет смотреть сегодня, он в другой день не придет. Поэтому я должна сделать все, на что способна.

- Когда ты заканчивала школу, знала, что пойдешь в театральный вуз? Вы как-то обсуждали с родителями эту тему? Мама и папа хотели этого?

- Я не хотела быть актрисой практически до окончания школы. У меня даже были какие-то вялые попытки к поступлению на филфак МГУ. Но поступать не стала. Закончив школу, поняла, что больше мне нечего делать. Не потому, что ничего не умела: никто ничего не умеет в 17 лет. Просто у меня не было никаких устремлений и целей. И я поняла, что ничем больше не хочу заниматься, кроме театра. А с другой стороны, нельзя сказать, что я была одержима. Нет, все получилось как-то само собой.

- А что в тебе изменилось после рождения сына?

- Я в принципе стала другой: выросла, стала женщиной. Может быть, это даже скорее почувствовали окружающие. Близкие люди мне говорили, что я даже внешне изменилась. И сама это чувствовала. Данила перевернул всю мою жизнь, хотя сразу после его рождения я еще этого не поняла.

- Как Даня реагирует на тебя в театре, на сцене?

- Это все равно что спросить у детей врачей или учителей, как они реагируют на то, что их родители каждый день делают операции, лечат зубы или учат детей. Даня относится к моей профессии как к моей работе. Для него мама в театре - мама на работе.

- Ты говорила, что у тебя была подростковая гордость за папу. А как воспринимает Даня то, что его дед - известный артист?

- Он очень непосредственен в этом, забавен. Папа приобретал известность параллельно с моим взрослением, а Данила уже родился с фактом его известности. Когда они идут вместе и папу узнают, то Данила, конечно, воспринимает это с восторгом, но внутренним. Он достаточно сдержанный, что, наверное, свойственно мужчине.

Мамина школа

- Как обстоят у Дани дела в школе? Я знаю, что и ты и папа весьма нелестного мнения о своих школьных годах... Не передалась ли эта "любовь" к школе генетически?

- Действительно, папа всегда говорил и говорит, что есть две самые страшные вещи на свете: школа и армия. Абсолютно согласна! Правда, я не могу ничего сказать про армию, но школу я ненавидела люто и ненавижу до сих пор. Наша "любовь" друг к другу была взаимной. Сейчас Даня пошел в первый класс. Я всячески оттягивала этот момент. Но пока у него все складывается хорошо. Мне кажется, что школа его даже как-то организовала. Он повзрослел, стал более самостоятельным. Конечно, какие-то проблемы есть: и возрастные, и индивидуальные. Но мне кажется, что подобное возникает почти у каждого ребенка: это невнимание, неусидчивость, рассеянность. Я думаю, что это все решаемо. Но радует уже тот факт, что пока он учится с удовольствием.

- В чем проявляется его самостоятельность?

- Он стал более ответственен за себя, даже на уровне похода в магазин. Я не очень давно решилась отпускать его одного, хотя магазин находится недалеко от дома. И сейчас он сам вызывается пойти за продуктами, бегает в магазин "на время", постепенно становится мужчиной. Хотя, конечно же, он пока еще маленький ребенок, за которого я безумно волнуюсь, переживаю.

- В кого Даня пошел характером?

- Не знаю. Мне кажется, что каждый человек индивидуален и уникален в своем роде. Не могу сказать, что у нас куча проблем. Но порой он чересчур самостоятелен, упрям, решителен, твердо стоит на своем, что в каких-то ситуациях - несомненно хорошо, в каких-то - плохо. Он отстаивает себя в школе, что, в общем-то, правильно, но опять же не всегда. Например, защищать свой авторитет среди друзей - посредством убеждений или кулаков (это зависит от ситуации) - это одно. А выяснять что-либо с девочкой - совсем другое. В нем только формируется мужчина. И поэтому все понятия - еще только в зачаточном состоянии, на интуитивном уровне.

- Вы отдыхаете вместе с Даней?

- Не всегда, к сожалению, хотя отпуск - это единственное время в году, когда я могу полноценно принадлежать ему. Но, увы, не всегда возможности совпадают. Что-то может мешать, например мой отпуск в сентябре. Но в дальнейшем мне очень хотелось бы регулировать этот момент. Я считаю, что дети должны отдыхать с родителями.

Мы и так мало уделяем им времени. Я сужу даже по себе. Мне всегда хотелось быть с родителями. И Данила этого хочет безумно. Да, у него своя жизнь в школе: куча друзей, дикое количество интересов, увлечений. И даже когда я появляюсь в школе, то долгое время не могу найти его. Кто-то говорит, что Даня на английском, кто-то - что он занимается музыкой (он учится играть на боб-флейте). А оказывается, что он на резьбе по дереву. Он неожиданно увлекся этим. Что-то делает с корягой, которая ему приглянулась. Но с полной ответственностью говорю, что он с удовольствием убирает со мной квартиру или готовит. Все, что он делает со мной, он делает с удовольствием.

- А что ты сама делаешь по дому с большим удовольствием?

- Все - когда в охотку и для кого-то. Но, признаюсь, что со мной рядом мужчина, который блистательно готовит. Так что в этом отношении меня балуют. Как, собственно, и во многом другом.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно