Примерное время чтения: 9 минут
135

Жизнь перед жизнью

Считается, что второй триместр - самый безопасный и приятный период беременности.

Токсикоз первого триместра прекращается, угроза раннего выкидыша отменяется. В то же время гестоз - бич последнего триместра - еще за горами; и рано бить тревогу по поводу преждевременных родов.

В связи с этим снимается запрет 1-го триместра на некоторые косметические процедуры (эпиляция, электрокоагуляция и т. п.) и физические нагрузки.

Ворсинчатый хорион полностью перерождается в плаценту - и отлично фильтрует вещества, поступающие от мамы к ребенку. Поэтому диетические ограничения тоже становятся менее строгими.

Ах, как я хотела поскорее его увидеть! В конкурирующем издании прочитала, что первое УЗИ положено делать при сроке в 12 недель, - и просто с ума сходила. Время, всегда летящее со скоростью американского "шаттла", вдруг споткнулось на этапе беременности и, кряхтя, потащилось со скоростью черепановского паровоза.

Месяц разочарований

Первый триместр все никак не кончался, заветная 12-я неделя не наступала, доктор моя упорно зажимала направление на УЗИ - и я снова засомневалась: "А есть ли мальчик?"

В последний день 12-й недели - тютелька в тютельку - я явилась в кабинет к Анне Сергеевне с единственным вопросом:

- А мне не пора на УЗИ? - Я решила, что врач просто забыла об этой важной (для меня, по крайней мере) процедуре.

- Не пора, - был ответ. - УЗИ делаем в 16 недель.

Ну кто же будет спорить с профессионалом? Пришлось смириться и еще месяц посвятить созерцанию своего живота, который все никак не хотел расти. Вот так, с разочарований начался второй (по общепринятому мнению, самый благостный и спокойный) триместр беременности.

Дальше - хуже. Муж отказался пойти со мной на ультразвук. Он доставил меня к дверям Медицинского женского центра и смущенно пробормотал: "Я в машине подожду..." И этот человек обещал мне когда-то, что рожать мы будем вместе!

Все-таки я была права: все мужчины трусливы, лживы и безответственны! "Разведусь", - пообещала я себе и, громко хлопнув дверцей машины, отправилась на первое свидание со своим мальчиком.

- Мальчик, - подтвердил врач. Он ткнул пальцем в нечто на экране. Вероятно, ЭТО должно было означать мужское достоинство, но я, признаться, ничего особенного не разглядела. К счастью, все происходящее на экране фиксировалось и на видео - так что у меня еще будет возможность изучить все детали дома. Впрочем, я и так не сомневалась, что ношу в себе мальчика.

- Вот голова, - продолжал комментировать врач. - С мозгами.

Этот момент меня особенно волновал. Мозги на первом УЗИ рассматривают особенно подробно, потому что замутнения в затылочной части могут свидетельствовать о хромосомных нарушениях. Если подозрения возникнут, то придется сделать пункцию околоплодной жидкости. Точность этой диагностики - 100%, однако врачи стараются лишний раз к ней не прибегать, поскольку вероятность выкидыша после пункции - около 1%.

Я приподнялась на локтях и пристально уставилась в экран: два аккуратненьких полушария под черепушкой.

- С мозгами все в порядке? - уточнила я на всякий случай.

- Конечно, - и доктор посмотрел на меня так, будто это мои мозги вызывали сомнения.

16 недель - идеальное время для знакомства с собственным отпрыском: он уже полностью похож на человека, но еще достаточно мал, чтобы целиком умещаться под ультразвуковым датчиком и демонстрировать себя в полный рост. Ручки, ножки - все на месте, все брыкается. Я напряженно пыталась сосчитать количество пальчиков, а малец не давал, он бессовестно сжимал кулачки и дрыгал ногами. "Ну да, - решила я, - наверное, у него 6 пальцев. Или, наоборот, 4". Возмущенный таким предположением, мой мальчик стукнул ладошкой по экрану (то есть, вероятно, по тому месту живота, где задержался датчик) и дал мне возможность сосчитать пальчики. Пять. Наконец чудо-чадо повернулось к экрану лицом с огромными инопланетянскими глазами - и я почувствовала себя абсолютно счастливой:

- Нос у него не твой! - злорадно сообщила я мужу, садясь в машину.

- А чей?

- Мой!

Супруг внимательно изучил свою физиономию в зеркале заднего вида и вынес вердикт:

- Носы-то у нас с тобой одинаковые!

Повод для развода

И все-таки я была зла! По большому счету, меня предали! Я с завистью смотрела на других беременных, которые даже кровь сдавали под чутким присмотром собственных мужей, - и ненависть накапливалась.

Очередной разговор о подготовке к совместным родам наткнулся на пассивное сопротивление:

- Я боюсь, - признался муж.

- А я что, не боюсь?!!

- А у тебя выбора нет.

Постепенно меня стало раздражать все: внешность моего ненадежного мужчины, его голос, его запах. Я отказалась от секса... И даже поняла, что не хочу ребенка от этого человека.

...Несколько лет назад моя подруга сделала аборт, потому что "разлюбила отца ребенка". К сожалению, никто вовремя не объяснил ей, что столь резкая смена вкусов и высокая обидчивость - всего лишь симптомы гормональной перестройки в организме беременной женщины. И, к счастью, ее пример остановил меня у опасной черты. Я всего лишь наговорила гадостей любимому человеку, купила путевку в санаторий, купальник, чемодан косметики для беременных и уехала на три недели подальше от дома и работы.

Кстати, второй триместр - единственное время, когда можно отправляться в путешествие без особого риска: угроза выкидыша миновала, а роды еще не скоро.

Кто стучится мне в живот?

Во всех справочниках написано, что при первой беременности шевеление плода начинает ощущаться с 20-й недели. Не скажу, чтобы я совсем не рассчитывала на более ранний контакт с собственным ребенком, но, когда на 18-й неделе кто-то робко постучал пальчиком мне в правый бок, я предпочла обозвать свои ощущения "нервным тиком". Потом свалила все на "урчание кишечника". И тогда мой малыш, огорченный материнской бестолковостью, забарабанил настойчивее: "тук-тук-тук-тук-тук"... Я осторожно постучала пальчиком в том же месте, но снаружи. Чадо успокоилось и уснуло до следующего дня.

Я не удержалась и позвонила мужу. Он приехал, чтобы лично убедиться в происходящем, и - странное дело - я больше не испытывала неприязни. Наоборот, страшно радовалась, что мы не развелись, что мы вместе и наш мальчик ждет своего часа внутри меня.

Несомненно, это был мальчик! Во всяком случае, вел он себя, как типичный мачо: к вечеру начинал бузить и проявлять беспокойство, зато сразу после секса успокаивался и засыпал. Может, именно поэтому в начале второго триместра мои сексуальные желания и фантазии обострились до чрезвычайности. А может, это была очередная гормональная перестройка.

Из санатория мы вернулись вместе и свой второй медовый месяц провели уже дома.

Второе свидание

Тем не менее на второе УЗИ (на 24-й неделе) я опять отправилась одна. Не знаю, чем объяснялась мужнина упертость: суевериями, страхом, просто вредностью... Но сейчас я воспринимала его самоустраненность не так трагично, как раньше. Тем более что просматривать дома видеозапись (получив предварительный вердикт "все в порядке") он не отказывался.

Я думала, что мальчик подрос - и теперь его изображение будет еще более четким и внятным. Нетушки! Именно из-за того, что подрос, он теперь не умещался на экране в полный рост, а фрагментарные описания: "Вот коленка, вот локоть, вот позвоночник..." - меня не слишком-то удовлетворяли.

Доктор же, напротив, просто прилип к экрану, что-то вымеряя и высчитывая. На этом сроке, как мне объяснили, врачи просто "задвинуты" на исследовании опорно-двигательного аппарата и внутренних органов плода.

- Сердечко! - радовался врач, и компьютер рисовал кардиограмму.

- Вот желудок... Почки... - он проверил все по списку и, похоже, остался доволен.

Количество околоплодной жидкости его тоже устроило. Маловодье, как мне объяснили, мешает ребенку нормально двигаться и может свидетельствовать о патологии почек малыша. Многоводье - возможный признак инфекции. Мне оставалось лишь порадоваться собственной правильности. Но тут доктор все испортил:

- Тазовое предлежание, - констатировал он. Это означало, что рожать сама я не буду. А кесариться очень не хотелось.

- Ну вообще-то, - успокоил врач, - у парня есть еще 8-10 недель, чтобы перевернуться.

Эстетический вопрос

"Благоприятный" второй триместр беременности связан с массой чисто эстетических проблем.

5-6-й месяцы беременности - это время, когда наиболее интенсивно набирается вес. В обычной одежде становится тесно и неуютно - лучше всего раскошелиться на специальные "костюмчики для живота" (брюки или юбки с трикотажной вставкой-"набрюшником", свободные платья и сарафаны, комбинезоны).

Быстро увеличивающаяся масса тела обеспечивает дополнительную нагрузку мышцам и позвоночнику. Поэтому надо подобрать себе специальный комплекс упражнений (или просто заняться плаванием) и купить бандаж.

Стремительно растущий живот растягивает мышцы и кожу. Чтобы избежать растяжек, нужна специальная косметика и опять же бандаж.

Гормональные бури, происходящие в организме, странным образом влияют на пигментацию кожи. Веснушки становятся ярче, а родинки - крупнее, и их количество может увеличиться. Поэтому, во-первых, надо старательней прятаться от солнца, а во-вторых, сходить к косметологу и проверить, не переродилась ли какая-нибудь из родинок в меланому.

Гормональный фон в сочетании с пониженным иммунитетом делает беременную женщину беззащитной перед всякой гадостью типа папиллом, кондилом и себорейного кератоза. Самое неприятное, что эти новообразования могут появиться даже на сосках. После 16-й недели беременности их запросто удалит косметолог (при отсутствии угрозы невынашивания).

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно