Примерное время чтения: 12 минут
194

Йя-йя, натюрлих!

КАТЯ и Таня лежали на шезлонгах филейными частями кверху. Филеи были хороши, один лучше другого. Для конспирации на носах у девиц болтались темные очки, а в руках - книжки. То есть книжка была у Тани, а у Кати - так, кажется, меню из ресторана.

Катя и Таня были заняты делом. Они следили за рослым молодым человеком, сложенным, как Ван Дамм, но только сантиметров на двадцать повыше, отчетливо арийской наружности.

- Давай будем звать его просто "бог"! - заплетающимся от счастья языком пролепетала Катя и нервно залистала ресторанное меню.

Таня только хмыкнула и надвинула очки поближе к переносице.

- Слишком красивый. Я бы к такому даже не подошла.

- А я подойду! - решительно заявила Катя и завертела загорелой попой - пыталась встать, должно быть.

Отель пять звезд, все включено, Турция! Загорелые боги прямо перед носом играют в волейбол! Ура!

- Стыдно, - забрюзжала Таня и застенчиво зарылась в книжку, которую держала вверх ногами.

- Стыдно, когда дети на соседа похожи, - фыркнула Катя и потащила подругу за собой. - Смотри, у них матч закончился. Пойдем за ним проследим!

Следили за "богом" прямо до душевых рогаликов, установленных на пляже. Бог влез под один, Катя - под соседний, а Таня переминалась с ноги на ногу рядом, пытаясь провалиться сквозь землю.

- Вы выиграли! Поздравляю! - сияя, выплюнула Катя вместе с водой.

Бог пробормотал что-то хорошо поставленным голосом.

- Ну вот, ну вот, - запричитала подруга, - он немец!

Конечно, немец. Кому еще в Турции взяться?

- Ю а чемпион! - поднапряглась Катя, учившая в школе французский, и выпятила пышную грудь, авантажно обтянутую мокрым купальником. - Ю вин!

- Йес, - с достоинством ответил "бог" и скрылся под полотенцем.

- Не беги, не беги за ним, - напутствовала Таня, пытаясь усмирить прыть подруги, - а то он поймет, что мы за ним ходим!

- Не могу! - с легкой одышкой сопела та. - Уйдет!

"Бог" ушел недалеко: у бассейна его поймала за ногу какая-то соплячка лет шестнадцати, так что красавец чуть не шлепнулся.

- Халё, Дитер! - пропела соотечественница и затрещала что-то на языке Шиллера и Гете.

- Его зовут Дитер! - млела Катя, прячась за барной стойкой. - Какое прекрасное имя!

- Да тебе оно было бы прекрасным, даже если бы он был Акакий Акакиевич, - скептически хлюпала Танька, ныряя в пина-коладу.

- Он не может быть Акакием Акакиевичем! - романтически ныла Катя.

После трех коктейлей на брата охотницы расхрабрились и стали таращиться на красавца-немца без всяких ширм и предлогов.

- А по-моему, он вообще аниматор. Чего это он все время ходит в синих шортах, а на руках у него детишки гроздьями виснут?

- Это не шорты, это плавки. Они просто похожи на форму аниматоров! - не сдавалась Катя, исходя слюной.

- ...Или это его дети, - задумчиво продолжала Татьяна, прикурив сразу две сигареты, - очень по возрасту подходит... Только жены не видно...

- На аниматора я согласна, а на женатого - нет! - Катя решительно выхлебала четвертую пина-коладу и приняла низкий старт.

- Вот пойди у него и спроси, - посоветовала добрая подруга и махнула официанту насчет новой порции.

"Бог" Дитер, поиграв на солнце загорелыми трицепсами и широчайшей мышцей спины, подхватил пару ребятишек и потащил их на водные горки.

- Пойдем вместе, - умоляюще взвыла Катя, - случай больно уж подходящий!

Пока карабкались за Дитером по ступенькам, Таня брюзжала, как будто внутри у нее была подсевшая батарейка "Дюраселл".

- На него все девки из отеля западают, не видишь, что ли? А он ни на кого внимания не обращает! И куда ты лезешь, Катька?!

- На горку! - пыхтела подруга, - От меня не уйдет. Я его сделаю... Сорри, Дитер, из ит ё чилдрен?

Загорелого красавчика этот вопрос явно застал врасплох. От неожиданности он даже выпустил детей, и те покатились вниз вверх тормашками, радостно визжа.

- Ноу, ноу! - ответил он на ломаном английском.

Правда, не настолько ломаном, как у Кати.

- Они не мой дети. Они есть дети мой брат! Я есть дядя!

- Слава богу! - выдохнула Катя на чистом русском и улетела в бассейн вслед за племянниками Дитера.

Следом за ней свалилась Таня, а ей на голову - мускулистая тушка немца. Танина прическа превратилась в нечто напоминающее сопревший укроп, а тушь, которой девица тайно пользовалась даже на пляже, потекла ровными струйками по направлению к подбородку.

- Убью негодяя! - заорала она, стукнув кулаком по воде.

Дитер заржал, как племенной жеребец, и отправился вылавливать "дети его брат".

С тех пор они отдыхали вместе.

Точнее, так: по утрам Дитер вместе с племянниками и мамой, аккуратной спортивной старушкой, отправлялся завтракать. Если Катя с Таней уже пилили тупыми ножами свои омлеты и генетически модифицированную ветчину, немецкое семейство присаживалось за соседний стол.

На пляже Дитер педантично проводил полчаса с родственниками, а потом переносил свое синее, под цвет шортов, полотенце и крем поближе к русским подругам. Дальше троица не расставалась до ужина.

Таня, как самый англоговорящий товарищ, взяла общение на себя.

- Что у тебя за книжка, Дитер? - светски интересовалась она, указывая на его разноцветный томик в мизинец толщиной.

- Это книга об истории России, - важно отвечал красавец, шевеля ногой, чтобы лучше было видно мышцы внешней поверхности бедра, - я читаю только интеллектуальную литературу.

- А чем ты занимаешься в Германии? - чинно продолжала Таня.

- Я работаю секьюрити в ночном клубе, - напускал туману Дитер.

- Ага, вышибала! - радовалась Катя, которая любила мужчин "конкретных" профессий, и принималась отчаянно кокетничать. - Как ты думаешь, сколько мне лет?

- Двадцать три или двадцать два, - мельком взглянув на нее, говорил немец, - ты - бейби.

Кате было двадцать четыре, но она активно кивала: - угадал.

- А мне? - неосторожно вступила в игру Таня.

- Двадцать девять, - твердо резюмировал тот.

Таня вспыхивала ненавистью - ей только что исполнилось двадцать восемь, к тому же она раз в неделю посещала косметичку.

- Видишь ли, я - секьюрити, значит, физиономист, - нечутко пояснял Дитер, разминая кубики обезжиренного пресса. - Я все время проверяю паспорта. Так что точно могу сказать. Конечно, мог бы соврать, что тебе двадцать семь, чтобы было приятно... Но я честный.

- Урод! - морщилась Таня.

- Красавец! - восхищенно хлопала ресницами Катя.

Из-за Катиной нежданно вспыхнувшей страсти им пришлось здорово пересмотреть распорядок дня. Никакого мирного сна под зонтом - сплошной волейбол, водное поло или, по крайней мере, дартс. Катя пыталась увлечь Таню под лозунгом "Подруга ты мне или кто?" и на футбольное поле, но та подняла такой визг, что даже Дитер решил перенести матч на следующий день.

Потом Кате все-таки удалось развести немца на романтику, и они стали уединяться. Дитер доверял Кате все самое дорогое: любимый тренажер в местном спортзале, диетический салат за ужином, а однажды даже разрешил собственноручно развесить его знаменитые шорты-плавки на балконе номера...

Однако "до дела" все не доходило.

Ночами они бродили по пляжу и уже целовались на грязных шезлонгах. Потом Катя ломилась в номер, который они с Таней занимали на первом этаже.

- Я же тебе говорила, что балкон оставлю открытым!!! - ревела от ярости разбуженная подруга.

- Ну, я забыла! - легкомысленно махала рукой Катя. - Да подожди, подожди, ты не спи, послушай! Представляешь, он мне заявляет: "Я знаю, чего ты хочешь, но этого не будет! Потому что ты - в Санкт-Петербурге, а я - в Кельне". Ему что, жалко? Гад, а?

- А по-моему, порядочный парень, - злобно ворчала Таня, разбавляя себе виски колой из мини-бара, - пытается нести ответственность.

- Да я его что, жениться заставляю? Он - вышибала, он должен мыслить односложно и ясно. Секс на отдыхе. Курортный роман. Секси рашен гёл. Ай вонт ю. Нау!

- Может, он настроен на серьезные отношения, - продолжала ехидничать Таня, которая категорически не видела для себя в этом пятизвездочном отеле ни одного завалящего Дитера.

- Так я - со всей нашей загадочной русской душой! Хочешь серьезных - пожалуйста!

- Относись к этому проще, - вредничала подруга.

- Не могу. Я влюблена, - шумно вздыхала Катерина.

Платоническая стадия курортного романа длилась ровно три ночи. Все эти три ночи Катя с завидным постоянством пыталась влезть в номер то через закрытый балкон, то через запертую дверь, забывая, что именно ее соседка оставила открытым. Таня вскакивала в темноте, нервничала и потом не могла заснуть. Из-за активной спортивной программы днем она осунулась и похудела - килограмма на полтора. Катя же, напротив, цвела и хорошела, а ночи без сна шли ей только на пользу и добавляли загадочного блеска в глазах.

Утром четвертого дня она, опоздав на завтрак, плюхнулась к сердитой Тане за стол и засияла, как лампочка в 1000 ватт.

- Йес! - произнесла она гордо.

- Неужели завалила мальчика? - мрачно и вяло полюбопытствовала подруга.

- Йя-йя, натюрлих! - обнародовала Катя и торжествующе огляделась вокруг. - Ну, спрашивай!

Таня усиленно заковырялась в миске с мюсли и скорчила страшную гримасу.

- Не буду.

Катя увлеченно принялась сооружать некий макет из бутылочек с кетчупом и горчицей.

- У него - вот такой! - заявила она, любуясь шатким творением рук своих.

Таня мельком глянула на конструкцию и содрогнулась.

- Катька, ты что, дети же вокруг!!! - горячо зашептала она.

- А я что? Я ничего... - умиротворенно промурлыкала Катя.

Оставшиеся три дня Таня страдала, как монашка, по ошибке попавшая в притон садомазохистов. Во-первых, помимо воли ее взгляд постоянно падал на синие шорты. Во-вторых, она слишком старательно пыталась его отвести. В-третьих... В-третьих, ей приходилось постоянно слушать изречения Дитера, которыми раньше он потчевал только Катю и только в темное время суток.

- У нас ничего не получится. Ты в Санкт-Петербурге, а я в Кельне. Моя бывшая девушка была модель, и у нас тоже ничего не получилось.

- Она что, тебя бросила? - ядовито уточняла Таня.

Дитер поворачивал голову, поигрывая сильно развитыми мышцами шеи.

- Нет, она просто все время была в отъезде!

- Какой он хорошенький, да? - влюбленно шептала Катька.

После ужина они поехали погулять в Сиде, и в тамошнем баре Дитер, твердо обняв Катю за талию, снова занудил про Кельн и про Питер, а потом предложил заплатить по счету всем по отдельности.

- Жлоб, - негодовала Таня.

- А ты заметила, какие у него синие глаза? - зачарованно шуршала мелкими долларами Катя.

Тем же вечером Дитер строгим голосом запретил Кате курить и сообщил, что, возможно, приедет в Россию на Новый год.

- За твои деньги, - хмуро пообещала Таня.

- Тебе не кажется, что он начал строить серьезные отношения со мной? - ахала Катя.

День, когда Дитер скрылся в туристическом автобусе вместе с чемоданами, племянниками и маман, был счастливейшим днем в Таниной жизни. Даже несмотря на то что от ее собственного отпуска оставалось меньше суток.

Катя куксилась и даже всплакнула. Свои сигареты она подарила Тане.

- Дура, - злилась та. - Он - в Кельне, ты - в Питере!

- Ты ничего не понимаешь! Я его люблю!

- Потому что у него член, как телефонная трубка?! - негодовала подруга.

Катя продержалась ровно до "Пулкова". Пройдя паспортный контроль и найдя свой слегка потрепанный чемодан среди остальных, не менее потрепанных, она стрельнула сигаретку у толстого мужика со славно загоревшей лысиной.

- Ты чё? - оторопела Танька, которая почти поверила в "натюрлих" русско-немецкой любви.

- Да пошел он! - Катя смачно втянула в себя порцию никотина и закашлялась. - Я тут подумала: в самом деле! Я - в Питере, он - в Кельне...

"АиФ. Дочки-матери" продолжает конкурс рассказа. Победители получат ценные призы, а авторы всех опубликованных историй - гонорар 3500 руб. Текст должен быть неожиданным и занимать не более 5 стандартных машинописных страниц. Не забудьте оставить свои координаты: точный почтовый адрес, паспортные данные и ИНН (бухгалтерия у нас строгая). Редакция оставляет за собой право не вступать в переговоры и переписку с авторами.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно