Примерное время чтения: 9 минут
125

Шанель в сетях

КОГДА очередной Катин роман закончился нервным: "Ты извини, все у нас как-то слишком серьезно, а я ну совсем не готов" - она поступила точно так же, как и всегда. Разрыдалась, в смысле. Но на это ее хватило не очень-то: всего три дня - и кран закрыт. Потому что подушка окончательно отсырела, а кому приятно спать в болоте? Вот Катя и решила браться за дело. Хватит с нее Запудривателей Мозгов. Ей нужен мужчина серьезный, положительный и по возможности состоятельный. Что она, хуже Бриджет Джонс?

Искать Катя стала не где-нибудь - в Интернете. Были забыты квартальный отчет и текущие платежки - девушка попала в цейтнот. Анкету для сайта знакомств она составила творчески, с огоньком. "Могу валяться три часа в ванной и думать о Ван Гоге. Могу вырезать из кабачка Бэтмена и запечь его в соусе карри. Могу за полчаса собраться в Турцию. В тебе ищу чего-то большого (ведь счастья должно быть много!) и светлого (после 11 сентября побаиваюсь арабов), а главное - готовность ответить на мою любовь, мощную, как локомотив из "Анны Карениной", и крепкую, как недозрелая антоновка".

Письма посыпались как из рога изобилия. Тем более что фотку Катя тиснула ну самую авантажную: три года назад, у Мавзолея Ленина, с лицом строгим, печальным и тонким, в мини-юбке и на шпильках. Разделавшись с сорока сексуальными маньяками и дюжиной иностранцев (языкам Катерина обучена не была, не пристало хорошенькой девушке голову чем попало забивать), она вступила в плотную переписку с Германом, Вовиком и Александром Петровичем.

Герман оказался писатель не хуже Виктории Токаревой. Его письма были длинны и щедро живописали предыдущие 35 лет Германовой жизни со всеми печалями, радостями и любовными разочарованиями. Из них Герман сделал четкий вывод: детей иметь нельзя, потому что это произвол. Они же нас не просили! Под это дело он подбил внушительную философскую базу, так что Катя даже призадумалась: а не прав ли негодяй?

На виртуальном фото Герман был весьма импозантен, и невеста даже решилась пуститься во все тяжкие. Встреча была назначена у кинотеатра. "Если он окажется гнусным занудой, - размышляла Катя, - мне хотя бы не надо будет с ним разговаривать, можно будет просто смотреть фильм".

Герман был плотным мужичком с лоснящимися носом и лбом. Подбородок украшали два прыщика, а торс - потертая турецкая кожанка, в какой Катин папа выгуливал их эрделя. От Германа разило одеколоном - может, и хорошим, Катя не поняла, потому что кельнской воды было слишком много. "Кинотеатр - правильный выбор", - похвалила себя невеста. Но в оставшееся до "Лары Крофт" время Герман успел довести Катю до легкой истерики: несмотря на свои солидные габариты, он суетился и мельтешил, как фарш в электромясорубке. В буфете он устроил скандал из-за зажуленных официантом трех рублей за пиво и вдобавок к лоснящемуся носу приобрел в лице оттенки популярного корнеплода свеклы. В общем, этюд в багровых тонах.

Сеанс прошел ужасно: два часа Герман пыхтел Кате на ухо, какая же все-таки красавица Анджелина Джоли, хоть и грудь у нее ненастоящая. Потом Катя засобиралась домой и вежливо предложила Герману подбросить его до метро. Разглядев новенькую Катину "десятку", жених заохал, запричитал и препротивно стал напрашиваться в гости. "Ваша остановка", - нервно отвечала та, затормозив у "Шаболовской".

А на следующий день Кате в ящик свалилось "мыло", которое начиналось так: "Здравствуй, дорогая Катя! Пишут тебе Даша и Люба, любимые девушки Германа. Он рассказывал тебе о нас? Ты ему очень понравилась, говорит, что ты - клевая. Мы живем втроем, но у Любы большая квартира, так что ты можешь присоединиться..."

Катина рука дрогнула, и она стерла письмо, так и не узнав о совместном быте Даши, Любы и Германа...

...В Вовике все было хорошо, кроме одного - он был подданным нэзалэжной Украины, то бишь жил в матери городов российских Киеве. Не то чтобы Катю это сильно смущало, но и не радовало. А свидания? А ужины при свечах? А секс, в конце концов, регулярный и интенсивный? Звонил Вовик каждый день, но ведь это не спасало! Но через месяц в конце тоннеля забрезжил свет: Вова собирался в Москву по делам, так что встреча была близка.

В тот день Катя не пошла на работу. Соврала, что понос. Про горло или голову все равно не поверили бы, а бухгалтер с диареей мало кому нужен. Свежеприлетевший Вовик звонил накануне вечером: переговоры с партнерами в гостиничном (отель "Украина", само собой) ресторане затягивались, но завтра он позвонит ей около часа, а там... Вовик плотоядно и нетрезво намекнул на "полную программу", и Катя яростно захихикала. Все-таки ей очень хотелось любви и замерзших гвоздик в целлофане.

Но ни к часу, ни к двум, ни к трем Вовик не позвонил. У Кати был номер нэзалэжного мобильного, но из гордости набирать его она не решилась. Выпила на ночь три бутылки пива "Пит", прочла про себя монолог Гамлета и крепко заснула.

Разбудил Катю телефон. "Але", - просипела она сонно. "Московское время - пять часов сорок пять минут!" - бодро заявила трубка голосом Вовика. "Ну и че?" - искренне удивилась невеста и выдернула телефонный провод из розетки. Утром на мобильный ей пришел лаконичный SMS от непонятого парубка: "Зря!"

Эх, на этом бы ей и остановиться и искать свою судьбу, как все нормальные девушки: в общественном транспорте, в супермаркете или на курорте. Нет, не такова была Катя! Ее еще ждал Александр Петрович, 44-летний глава департамента одной о-о-очень большой нефтяной компании. У него за спиной были два брака и трое детей. Он искал и хотел найти в Кате красивую, стройную и высокую (Катерина в авральном порядке искала давешние мавзолейные шпильки на антресолях) девушку не старше 25 и чтобы без комплексов. Себя описывал как импозантного и опытного мужчину с благородной проседью в волосах. Александр предложил не терять времени даром: в пятницу он едет на дачу жечь камин и пить бордо, так что приглашает туда же незнакомку из Сети. Встретиться договорились под памятником Ленину на "Октябрьской" в 18.00. Точность - вежливость королей.

О, Катя в тот день была королевой! Она явилась аж за 10 минут до часа "Х" и нервно нарезала круги под вождем. Там же, к ее неудовольствию, курили и разминались еще 15-20 красавиц модельного вида. "Вот гад! - распаляла себя Катя, - он со всеми по Интернету познакомился и всех сразу пригласил. Как на кастинг! Выберет сейчас самую лучшую, а другим даже не скажет: "Извините, дамы, всем спасибо, все свободны!" К Катиному ужасу, остальные претендентки на нефтяную вышку не только не парились этим вопросом, а даже весело щебетали друг с другом.

Катя прищурилась и приметила действительно импозантного джентльмена в вопиюще высокобюджетном синем костюме в тончайшую белую полосочку. Проседь наличествовала, ищущий взгляд - тоже. В холеных руках он сжимал пять алых, как парная семга, роз. Катя отвела плечи назад, выпятила грудь колесом и грозно двинулась на нефтяника.

- Ну что, Александр, это все - мне? - она ловко выхватила букет и со всей дури ткнула импортную флору в интеллигентное лицо Запудривателя Мозгов. - Или им?!.

...Александр Владимирович вовсе не планировал закончить свой вечер именно так. Его просто пригласили в жюри конкурса "Мисс Москва", а машину должны были прислать туда же, где ждали полуфиналистки, - под памятник Ильичу, у Центральной детской библиотеки. Но Александр Владимирович без всякой грусти посмотрел в след "Икарусу", расписанному рекламой его фирмы - главного спонсора конкурса. Девицы уехали соревноваться, у кого длиннее ноги и ресницы, а несостоявшийся ценитель красоты велел водителю держать курс на дачу на Николиной Горе. Да, эта сумасшедшая девица недотягивала сантиметров пять до его любимого роста, и грудь у нее могла бы быть побольше, но ее фиалковые глаза так подходили к голландскому гобелену в гостиной, а румянец на бархатистых щечках обещал такие страсти в спальне!.. К тому же у нее были его любимые духи - "Шанель" N 19, сейчас уже такими не душатся...

...Александр Петрович, тщедушный бухгалтер небольшой столичной и очень частной пекарни, оттер отутюженным посеревшим от времени платочком пот с лысины, пригладил непослушную длинную прядь, призванную маскировать плешь, и отработанным движением заправил ее за ухо. "Эх, обманула, девка, не дождалась. А может, и не приходила вовсе. Все они в Сети - обманщицы", - дедуктировал Александр Петрович, обозревая опустевшую площадку под монументом вождю революции. И, лелея ранний радикулит, засеменил к метро.

Дорогие читательницы и читатели! "АиФ. Дочки-матери" продолжает конкурс рассказа. Победители получат ценные призы, а авторы всех опубликованных историй - гонорар 3 500 руб. Текст должен быть неожиданным, увлекательным и, конечно же, брать за живое. Ну и занимать не более 5 стандартных машинописных страниц. Не забудьте оставить свои координаты: точный почтовый адрес, паспортные данные и ИНН (бухгалтерия у нас строгая). Неизвестные Токаревы, Улицкие и Маринины, дерзайте!

Редакция оставляет за собой право не вступать в переговоры и переписку с авторами. Рукописи принимаются только отпечатанными на машинке или компьютере, не рецензируются и не возвращаются.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно