Примерное время чтения: 6 минут
109

Нечаянная радость

Я ВЫРОСЛА без бабушек и дедушек. Но зато у меня были три фантастические тетушки - Анна, Александра и Зинаида, старшие сестры моего папы. В классической литературе после таких слов обычно следует продолжение - "я выросла у них на руках". Нет, тетушки меня не воспитывали. У них было другое предназначение - они дарили праздники. Водили в цирк и зоопарк, летом вывозили на море, доставали дефицит и снабжали импортными тряпками. Благодаря тетушкам первые настоящие джинсы в нашем классе были у меня.

Остаться у тетушек с ночевкой было высшей наградой. Их жизнь казалась необыкновенной. Тетушки были одеты с иголочки, аккуратно причесаны и вкусно пахли неведомыми ароматами. В холодильнике у них всегда хранились икра, апельсины и торт "Сказка", на верхней полке высокого серванта меня непременно дожидался подарок. А под кроватью вызревали гроздья бананов. Бананы закупали впрок, зелеными, и месяцами доводили до нужного состояния.

Тетушки любили меня неистово - своих детей ни у одной из них не было. Старшая, Анна, после смерти бабушки оставшаяся младшим за мать, считала своим долгом сначала поднять брата и сестер, а потом уж думать о себе. Александра была "сердечницей" - в то время это считалось противопоказанием для беременности. У Зинаиды была какая-то необыкновенная любовь с ее красавцем-мужем, они боялись не успеть пожить для себя, а когда спохватились, что нужен ребенок, выяснилось, что иметь его уже поздно.

Наблюдая за ними, я рано поняла, что женское счастье спрятано в розовой детской ладошке. Наверное, поэтому я мечтала не о принце на белом коне, как все мои сверстницы, а о его наследнике в кружевном конверте. Впрочем, принц на моем горизонте все же появился.

Уже на свадьбе тетушка Александра, пристально вглядываясь в меня, все пыталась узнать, уж не беременностью ли вызвана моя бледность. А Анна, знакомясь с новоиспеченным мужем, вместо приветствия сказала:

- С детьми не затягивайте. Мы поможем.

Их помощь не потребовалась. Хотя препятствий для скорейшего появления наследников не было. Сразу после свадьбы мы поселились в отдельной квартире. Муж занялся бизнесом, и его дела быстро пошли в гору. У меня появились заморские наряды и французские духи. В холодильнике не переводилась икра. А бананы перестали быть дефицитом, и необходимости закупать их впрок не было.

Тетушки ушли из жизни в один год - одна за другой. Зинаида, уже знавшая о своем страшном диагнозе, в один из последних приездов сказала:

- По врачам не ходи. Не помогут. Лучше молись, чтобы все-таки ты смогла родить.

ТЕТУШКА не знала, что к тому времени на врачей мы уже истратили кучу денег и измотали километры нервов. Мы обращались к известным специалистам, но они лишь разводили руками. Сбоев в работе моего организма обнаружить не удалось, инфекции "не высевались", а анализы мужа были настолько блестящими, что медсестра, их выдававшая, участливо посмотрела на меня и сказала:

- Вы уж его далеко от себя не отпускайте.

С молитвой тоже ничего не получалось. Я узнала имена своих покровителей и святых, которым молятся в супружеском бесчадии, и регулярно ездила в паломнические поездки. Только среди верующих чувствовала себя "не в своей тарелке". И чаще всего, отстояв длинную очередь к раке с мощами святых, я не испытывала ничего, кроме неловкости. Свои прошения я бормотала скороговоркой - наверное, с тем же чувством, с каким произносила заклинание над новогодним бокалом шампанского.

В жизни наступило безвременье. Я не понимала, зачем живу. По совету врачей я добросовестно пыталась "переключиться" и "найти в жизни другие приоритеты". Уходила с головой в работу, изматывала себя в спортзалах, пыталась увлечься икебаной и даже зачем-то закончила автомобильные курсы экстремального вождения.

ОДНАЖДЫ в холодный зимний день я плутала по переулкам старой Москвы, тщетно пытаясь отыскать кабинет очередного медицинского светила. Пробиваясь сквозь ледяную мглу, мечтала об одном - поскорее добраться до спасительного тепла. Подняв голову, я обнаружила, что прохожу мимо старинной церкви. Внутри храма было тихо. Маленькими разноцветными фонариками горели лампады, слабо мерцали старинные оклады икон, шаги гулко отдавались под сводами. В тот час, кроме меня, в храме никого не было.

- Вам, наверное, "Нечаянная радость" нужна? - откуда-то послышался голос. Я не сразу разглядела служительницу за церковным ящиком. - Она там, слева от алтаря. Чудотворная.

Икону я увидела сразу. Она оказалась неожиданно большой - выше человеческого роста. Оклад украшен живыми цветами. За стеклом развешанные на цепочках украшения - золотые кресты, кольца, кулоны, браслеты. Я уже знала, что это - дары верующих, принесенные в благодарность за исполнение прошений. Богородица смотрела пристально и строго. Я вдруг подумала, что помощи ждать больше неоткуда. Ведь все действительно ценное - любовь, здоровье, детей, друзей - нельзя ни заработать, ни купить. Это нам дарится свыше.

Неожиданно полились слова. Я рассказала о том, как пуста моя жизнь, как бесплодны попытки заполнить ее праздничной мишурой, как больно мне видеть чужих детей и с какой завистью я смотрю вслед беременным женщинам.

И ВДРУГ что-то произошло. На душе стало тепло и спокойно. Я словно получила заверение, что все будет хорошо.

Однажды на мой вопрос, как правильно молиться, одна монахиня ответила:

- Проси с открытым сердцем. Когда молитва дойдет - ты это почувствуешь. На душу ляжет благодать.

В тот день я решила не ходить к врачу. А на следующий день не поехала на анализы.

Я даже не стала покупать тест спустя две недели.

Потому что твердо знала, что молитва дошла. И мой сын уже со мной.

Полина СУХАНОВА
Фото FOTOBANK.COM/REX


"АиФ. Дочки-матери" продолжает конкурс рассказа. Победители получат ценные призы, а авторы всех опубликованных историй - гонорар 3000 руб. (без вычета налогов). Рассказ должен быть неожиданным и занимать не более 5 стандартных машинописных страниц (7500 знаков). Второй вариант - малый жанр, рассказ не более 27 строк (то есть одна страница) будет по достоинству оценен в 500 рублей. Не забудьте оставить свои координаты: точный почтовый адрес, паспортные данные, ИНН и номер пенсионного удостоверения (это обязательно, бухгалтерия у нас строгая). Редакция категорически не вступает в переговоры и переписку с авторами.

E-mail: boyarkina@aif.ru

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно