128

Татьяна Никулина: "Мы очень не любили расставаться!"

ТАТЬЯНА Николаевна несколько раз переносила встречу - плохо себя чувствовала. Но подолгу болеть и отсутствовать в цирке она не привыкла, поэтому предложила мне: "Если вас не пугает, что я чихаю, приезжайте".

Необычно было заходить в привычный с детства цирк через другой вход - служебный. Необычно было и сидеть не в зрительном зале, а в кабинете Юрия Никулина. Там все осталось, как при нем, словно хозяин кабинета ненадолго отлучился.

Татьяна Николаевна выглядела бодрой, приветливо улыбнулась мне. Бывает заразительный смех, а у нее - заразительная улыбка. Невозможно не улыбнуться в ответ, тем более когда вокруг одни клоуны. Вся комната уставлена их статуэтками. Клоунов собирал Юрий Никулин, и друзья привозили их отовсюду.

- Татьяна Николаевна, вы так похожи с мужем: мимикой, улыбкой... Такое бывает лишь при внутреннем сходстве. А было что-то, в чем вы расходились?

- Для Юрия Владимировича, как и сейчас для Максима, очень трудно было сказать слово "нет". Ему часто звонили и приглашали на концерт с выступлениями. Идти не хотелось, и он тянул без конца: позвоните через неделю, позвоните через два дня. Я говорила: "Ну, что ты мучаешь людей? Скажи "нет" сразу. Людям голову морочишь!" Здесь у нас были столкновения.

Потом он больше, чем я, любил общество, с удовольствием ходил на всякие встречи, даже к мало знакомым людям. Он очень интересовался людьми. А я более замкнутый человек. Когда мы в отпуск уезжали на дачу, он высиживал максимум три дня и - "Мне надо ехать в цирк". "Зачем? У тебя отпуск!" - "Нет, мне надо позвонить". Он не мог без общения. А я в этом отношении интроверт, наверное.

- Все-таки несовпадения были. Так чем же Юрий Владимирович привлек вас?

- Он обладал совершенно потрясающей аурой. Я сразу попала под ее влияние, как и все. Можно сказать, что это обаяние, наверное. Но аура - точнее. Он обладал каким-то совершенно необъяснимым внутренним магнетизмом. Кстати, потому и редко получал отказ в чем бы то ни было.

Хотя в принципе мы понравились друг другу с первого взгляда. Это трудно описать на словах. Конечно, у меня были романы до встречи с Юрием Владимировичем, но замуж я ни за кого не собиралась. Главный мужчина у меня в жизни один.

- Вы 47 лет прожили вместе. Что это дает, когда вся жизнь - с одним человеком?

- Ощущение большого счастья. Конечно, я понимала, что такое он и что такое я. Где-то мне хотелось немножко больше самовыражаться в творческом плане. Но если Юрий Владимирович чего-то не хотел, то это уже все. Я ведь пробовалась на роль Шурочки в "Гусарской балладе", были фотопробы. А на кинопробы Юра меня не отпустил. Потому что это означало бы, что мы разъезжаемся в разные стороны. Это его никак не устраивало. Он хотел, чтобы мы были вместе.

- Как же вы смирились?

- Мало ли что мне хотелось. Ну, поплакала немножко и успокоилась. Он говорил: "Ты мне нужна здесь. У нас будут репризы. Я не могу тебя заменить, не могу тебя отпустить". Я хотела выступать со своим номером в цирке, но Юра сделал так, чтобы у меня его не было. Потому что меня могли послать в один цирк, а он поехал бы в другой.

- Он так панически боялся расставаний?

- А он меня очень любил, Оксаночка. И я смирялась. Ну, нет так нет. Я человек, умеющий трезво оценивать обстановку. И я его очень любила. Мы практически не расставались. Только если Юрию Владимировичу нужно было ехать в другой город в зимний период. Так он ездил на съемки "Рублева" в Питер. А в экспедициях мы были вместе и не уставали друг от друга.

- А когда появился ребенок, вам, наверное, приходилось дома оставаться?

- Первое время - да. Но Юрий Владимирович тогда работал в Москве, а у меня был отпуск. А потом мы возили сына до школьного возраста с собой, как все артисты. Кончилась программа, мы переезжаем в другой город, и, значит, надо менять школу. Поэтому когда Максим пошел учиться, мы оставляли его с бабушкой.

- Что для вас было важнее: семья или работа?

- Я никогда их не делила. И даже если сын оставался с бабушкой на учебный год, то летом он всегда был с нами. Обязательно. Так что семья-то сохранялась.

- В кого пошел, по-вашему, Максим?

- От меня у него самолюбие, доминантность: ему нравится быть начальником. Я не считаю это плохой чертой. Это нормальное, здоровое честолюбие. А от Юрия Владимировича - неумение сказать "нет", большая душевная щедрость к людям и... ленца - а что же делать?

- Почему он не стал клоуном?

- С самого начала не хотел, чтобы его сравнивали с отцом. Одно время мечтал быть акробатом, но случилось несчастье: он упал и разбил себе почку. И пошел в журналисты. Он очень долго работал на радио, потом на телевидении. Затем помогал отцу, когда тот стал директором. Теперь сын директорствует вполне успешно, вошел в эту жизнь, ведет цирк.

- Когда-нибудь хотелось еще одного ребенка завести?

- Мы думали об этом, но не рискнули. У артистов цирка очень тяжелая жизнь. Мне хотелось продолжать работать. А с двумя детьми я уже не смогла бы. Жалею... Очень бы хотелось, чтобы была девочка, она ближе к матери. Мне не хватает этой близости с ребенком. Не потому, что мы с Максимом далеки друг от друга, нет. Просто дочери мать всегда ближе, чем сыну. Это очень трудно объяснить, видимо, генетически так заложено.

- Почему-то кажется, что у вас в семье не было проблем с плохим настроением, с конфликтами...

- Человек не может хохмить всю жизнь, ему надо и отдохнуть, и просто посидеть, почитать. Семья есть семья. У нас бывали какие-то ссоры, несогласия. Я считаю, это абсолютно нормальное явление. Может быть, в чем-то виновато было мое упрямство. Но до битья тарелок у нас не доходило, это я могу сказать точно.

- Как же вы разрешали конфликты?

- Во-первых, я всегда старалась понять причину. Во-вторых, совершенно не умела долго сердиться. Всегда подходила первой, говорила: "Да что ты, Юрочка, перестань! Не надо, не будем!" А Юра был мягким человеком, он тоже не умел держать зла, раздражения.

- Он советовался с вами или все решал сам?

- У нас все решалось при обсуждении. Если он придумывал репризу, советовался со мной, как это сделать. А уж что касается одежды, это было за мной. "Юра, нельзя к этому костюму эти носки. Тебе нужен другой галстук. Не вздумай надеть коричневые ботинки к черному костюму!" И так далее. Он вообще ведь был нетребовательным человеком: ни в еде, ни в одежде.

- Сегодня ваша жизнь посвящена больше воспоминаниям или вы живете настоящим?

- Я живу цирком. Мне больше нравится быть с людьми. Суббота-воскресенье, когда я одна, - для меня очень трудные дни. Сыграло свою роль и то, что у меня умер обожаемый пес. Стало не о ком заботиться. А цирк - это общение, новые проекты, номера, программа. Цирк не дает остановиться на месте.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно