Примерное время чтения: 6 минут
76

Детские вопросы про Хусеина и Буша

РАЗРЫВЫ бомб англоамериканской коалиции слышны сегодня в каждом из домов Багдада, Вашингтона и Москвы. В них - противостояние 70-х, эйфория 80-х, непонимание, позор, обиды, хамство 90-х. Для жителей Ирака это смерть. Для остальных - достойный повод "матюгнуться", ощутить себя носителем определенного суждения, позиции. Однако есть и третья категория прямых участников психологической войны: те, кто не видел ни 70-х, ни 80-х, да и о 90-х вспоминает, глядя на свои детсадовские фотографии. Они владеют абсолютно той же информацией, что и любой из нас, смотрят зловещие видеокадры и внимают сообщениям о том, что "несколько часов назад американские бомбардировщики атаковали Басру". Так происходит. И, наверное, это правильно. Или не совсем? Или совсем неправильно?..

Ниже - стенограмма беседы, что имела место на обыкновенной подмосковный кухне в простой семье самого среднего достатка. Наверное, именно этот вариант взаимных откровений наиболее распространен сейчас в российских семьях.

Итак, посмотрим на себя со стороны...

- Пап, ты за кого: за американцев или за иракцев?

- Я? За иракцев, они свою родину защищают.

- Значит, ты против Америки? А как же дядя Вася, одноклассник твой, который в Калифорнии живет?

- Ну я же не против американцев. Просто Америка эту войну затеяла. Я - против этого. Против президента американского - Буша.

- Буш - плохой?

- Плохой.

- Значит, Хусейн - хороший?

- Нет. Хусейн тоже - еще тот... гусь.

- А чьи солдаты хуже: иракские или американские?

- Солдаты, они как раз хорошие.

- Но ведь они стреляют, убивают!

- Они солдаты. Они приказы выполняют. Они обязаны...

- А зачем они тогда стали солдатами? Ведь война - это плохо!

- Наверное, думали, что будут родину защищать. Вот, жил себе в Нью-Йорке мальчик Боб. Рос, рос... Любил свою Америку. А когда вырос, решил стать солдатом. Чтоб защищать свою любимую Америку, если кто нападет. Он же не думал, что ему прикажут разбомбить Ирак!

- А иракский солдат? Он тоже был сначала мальчиком?

- Конечно. Жил себе мальчик Саид, любил Ирак, любил Хусейна...

- Плохого? Значит, он был плохим мальчиком?

- Нет, почему же. Он был обыкновенным мальчиком - таким же, как и Боб.

- Значит, он был глупый? Ведь Хусейн плохой, а Саид его любил.

- Да нет, не глупый он был. Нормальный. Просто этого Хусейна там, в Ираке, любили все.

- И взрослые?

- И взрослые.

- Значит, они все глупые?

- Да нет, не глупые. Просто Хусейн очень хитрый и сделал так, чтобы все его любили.

- Он всех обманывал?

- Обманывал.

- А Буш? Он своих американцев тоже обманывал?

- Да нет... Как будто бы... Хотя... Ну сейчас-то он точно их обманывает. И не только их.

- А Россия - за Ирак?

- Россия против американской политики, Россия против Буша. Как и я.

- А почему мы там не воюем? Там ведь убивают! Надо прийти туда и сказать американцам: "Уходи! Нельзя бомбить!" Там ведь не только этот Хусейн. Там ведь и бабушки, и дедушки иракские живут... И тети... Разве за слабых не надо заступаться?

- Надо. Но солдат должен свою Родину защищать. Русские солдаты должны защищать Россию. А не Хусейна.

- А как же тогда... Я не понимаю, пап...

- Я тоже...

ПРОКОММЕНТИРОВАТЬ "отцовскую мораль" мы попросили нашего постоянного консультанта детского психолога Татьяну Шишову:

- В целом папины ответы правильные. Однако следует помнить, что, беседуя с ребенком, человек не просто выявляет истину, но и формирует философию маленького гражданина. Поэтому, упоминая об "обязанностях русского солдата", их, на мой взгляд, надо бы слегка "расширить" и сказать, что если американцы станут безобразничать сверх всякой меры, то русские войска вмешаются и установят справедливость. Такой ответ может не соответствовать действительности, но он будет отвечать законам нравственного воспитания. Детям не требуется вся правда жизни. Им должен быть дан идеал людского поведения, а не его практика.

- А что будет им "дано", когда Багдад сотрут с лица земли? Где тогда будут русские войска с "расширенными" полномочиями и где будет справедливость?

- То, что родители "попались", - не самое страшное. Гораздо более печальным в данной ситуации остается факт привыкания к убийству, к нечеловеческому зрелищу. Поэтому первое, что необходимо сделать, это изолировать ребенка от телеэкрана. И уж тем более не следует пичкать его путаными и категоричными конструкциями ("Хусейн плохой, но его любят, хотя он и обманывает"). Они в юных головах не оставляют ничего. Правильнее будет употреблять словосочетания более демократичные. Например, такие: "Мне Хусейн не нравится".

- Если ребенка все же не уберегли от этой информации, как будет меняться его психика, как деформируется его личность?

- Он перестанет понимать, где клюквенная кровь, где настоящая. Собственно, тем и опасна виртуальная и телеинформация. Это не кино и не реальность. Это НЕ то же самое, что публичная казнь. Это гораздо гаже. Реальное убийство так или иначе вызывало ужас, а тут... Убийства вперемешку с клипами.

- Можно ли говорить о каких-то особенных чертах характера, которые будут прогрессировать у некоторых детей "благодаря" трансляции войны в Ираке?

- Аутизация. Процесс погружения в себя. Когда ребенок привыкает видеть страшное, отгородившись телеэкраном, то в реальной жизни он будет выстраивать экран психический.

- В каком возрасте просмотры телерепортажей о войне особенно опасны?

- В 4-5 лет. Как правило, страх смерти появляется именно в эти годы.

- Подобными "страшилками" нередко пугают любителей боевиков. Что хуже: документальный сюжет или художественный боевик?

- Используя детский лексикон, отвечу: "Оба хуже". На мой взгляд, страшнее всего, когда у ребенка в голове одновременно две разных войны: одна реальная, другая из боевика. Тогда реальность попросту перестает существовать.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно