Примерное время чтения: 4 минуты
178

Когда Сирия стала арабской

С незапамятных времен арабы кочевали по бескрайним просторам от Йемена до Сирии. На сирийском побережье до сих пор высятся загадочные монументы, оставшиеся нам в память о финикийской ветви арабского народа. Здесь немало таких немых свидетели цивилизаций, о которых мы порой знаем совсем немного. Утверждают, что финикийцы пришли с побережья Персидского залива. А сколько еще волн миграций и нашествий прокатилось по этой земле! Хурриты, хетты, загадочные "народы моря", ассирийцы и вавилоняне. Четырнадцать веков назад очередное нашествие ознаменовало рождение новой эпохи.

В течение долгих веков арабы-кочевники, пришедшие с Аравийского полуострова, понемногу расселялись по ближневосточным землям. Римляне, а вслед за ними и византийцы называли их сарацинами. Происходит это слово от названия бедуинского племени саракина, когда-то обитавшего на Синае. Здесь западный мир впервые столкнулся с этими племенами, которые, по словам историка Диодора (конец IV в. до н. э.) обитали в местах, "непригодных для жизни". Жизнь в Аравии действительно была суровой. Поэтому к началу нашей эры арабы-кочевники в поисках лучших мест освоили значительные просторы нынешних Сирии, Ливана, Палестины, Ирака, Иордании, где уже обитали их оседлые собратья. С древних времен устремлялись они сюда из безводных степей Аравии, заселяя сначала такие же безжизненные пространства, как и в Аравии, а при возможности - и более благодатные земли. Они не возводили городов, а в уже существующие заходили только по торговым надобностям. В то время самые лучшие города были именно здесь, на Востоке. Даже когда позже расцвел Рим, главные его соперники по пышности и богатству находились на Востоке: Александрия и Антиохия.

К VII в. историю на Ближнем Востоке творили два огромных государства - Византия и Сасанидский Иран. Они вели нескончаемые войны, в том числе за обладание благодатными землями Сирии и Палестины, и почти за сто лет вражды истощили друг друга. В это же время в Аравии, в городе Мекка, примерно в 610 г. начал проповедь своей новой религии пророк Мухаммед. Между тем ни в Константинополе, ни в столице Ирана не подозревали о событиях, происходивших в Аравии. Да, собственно говоря, разве можно считать серьезным событием появление какого-то пророка в глинобитной Мекке, которую и городом-то можно было назвать с большой натяжкой? Прозрение наступило, когда из Аравии прибыли военные отряды, воодушевленные новой верой. Но внимательно изучая то время, мы понимаем, что причина столь стремительного арабского продвижения - не только военная сила. Во-первых, как мы уже знаем, арабы к этому времени уже освоили значительные пространства Ближнего Востока и создали цветущие города. Это обеспечивало отрядам мусульман значительную поддержку "на местах". Во-вторых, мы видим крайне неприязненные отношения между центральной константинопольской властью и церковью с одной стороны и местными восточными христианами - с другой. Действительно, ко времени Арабского халифата не редкостью было, когда один патриарх в восточных провинциях назначался Константинополем, а другой избирался в пику ему на месте. Разногласия доходили до такой остроты, что выливались порой в кровавые столкновения. Удивительно ли после этого, что, например, переговоры с арабской армией о сдаче такой мощной крепости, как Дамаск, возглавлял епископ Дамаска! Местные арабы-христиане сами открыли ворота, стремясь "насолить" грекам-византийцам и освободиться из-под их власти. Так началось создание огромного Арабского халифата - государства, простиравшегося от Атлантического океана до Индии, столицей которого вскоре стал Дамаск.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно