Примерное время чтения: 8 минут
387

Динара Друкарова: "Париж для меня - самый красивый город после Санкт-Петербурга"

КАННСКИЙ фестиваль, на котором фильм "Замри, умри, воскресни" режиссера Виталия Каневского получил "Золотую камеру", исполнительница одной из главных ролей Динара ДРУКАРОВА смотрела по телевизору дома в Питере. Ей было тогда 12 лет. С тех пор еще три картины с ее участием ("Самостоятельная жизнь" В. Каневского, "Ангелы в раю" Е. Лунгина, "Про уродов и людей" А. Балабанова) побывали в Каннах, а сама Динара стала постоянной гостьей этого престижного кинофорума.

СЕЙЧАС 27-летняя актриса живет в Париже с мужем Жан-Мишелем и двухлетним сыном Наилем на корабле "Песнь мира", пришвартованном у набережной Сены. В середине сентября на французские экраны вышел ее пятнадцатый по счету фильм - "С тех пор, как уехал Отар" - посвящение французского режиссера Жюли Бертучелли, ученицы Отара Иоселиани, своему мэтру. По признанию Динары, это очень важный этап в ее жизни.

Актриса-трудоголик

- УЖЕ почти четыре года вы живете и снимаетесь во Франции. А каким образом вы оказались здесь впервые?

- Первый раз я приехала во Францию, в Канны, когда мне было 16 лет, с фильмом Евгения Лунгина "Ангелы в раю". И осознала, до какой степени "Замри, умри, воскресни" стал здесь культовым. Как только французы узнавали, что это я - та самая девочка с хвостиками и тонкими ногами, то буквально замирали. В России, к сожалению, эта картина мало кому известна.

- Такое внимание французов к вам как к актрисе и стало причиной переезда в Париж?

- Сначала я получила предложение от французского режиссера Паскаля Обье сняться в его фильме "Сын Гаскони". В итоге заработала много денег. Стала часто приезжать, почти каждые три месяца, просто так, к друзьям. А после того как закончила университет в Питере, переехала жить в Париж. Дело в том, что работать по своей специальности public relations мне особенно не хотелось (в театральный, кстати, меня в свое время не взяли). А предложений в кино не было. Если бы сразу подвернулась работа, я бы, конечно, осталась. Но так как делать особенно было нечего, а здесь жизнь била ключом, тянуло все-таки сюда. В России я никогда не ощущала особого интереса к себе, несмотря на то что четыре моих фильма побывали в Каннах. А здесь все у меня хорошо: и работа есть, и любимый человек...

- Ваш муж - продюсер. В работе, наверное, и это помогает?

- В работе - нет, потому что фильмов Жан-Мишель специально для меня не продюсирует. А в жизни, конечно, помогает. Много общих интересов, друзей, есть о чем поговорить. Вообще, я ему завидую: работы у него как раз больше, чем у меня.

- Предложения поступают не так часто, как хотелось бы?

- Скорее предлагают не всегда то, что хотелось бы. Последние четыре года, например, наиболее частое предложение - роли девушек из стран Восточной Европы, вынужденных идти на панель.

- На такие роли не соглашаетесь?

- Дело даже не в роли как таковой. Ничего против не имею, если сценарий талантливый. Вот это, к сожалению, бывает уже реже. А я по натуре трудоголик. Даже болею, когда долго не работаю. Конечно, хотелось бы сниматься чаще, чем раз в год.

Тбилиси - город-фантом

- РАБОТАТЬ больше нравится с нашими режиссерами или с французскими?

- Работать нравится с талантливыми режиссерами. Очень большое впечатление произвел Балабанов. Картина "Про уродов и людей" - это для меня такая школа жизни! Безумно было сложно: съемки проходили очень жестко, без единой поблажки. За что Алексею Октябриновичу теперь могу сказать только большое спасибо. Жюли Бертучелли, режиссер последнего фильма, тоже не оставила меня равнодушной. И потом, два с половиной месяца в Тбилиси...

- В фильме, во всяком случае, город производит очень тяжелое впечатление...

- Он просто на грани разрушения. Кто мог уехать, уехал. Такое ощущение, что это город-фантом. А когда-то здесь был советский Лазурный Берег и Тбилиси называли маленьким Парижем. Все процветало: искусство, театр, и вдруг всего этого не стало. Моя "мама" по фильму, Нино Хомасуридзе, всю жизнь прожила в Грузии и никуда уезжать не собирается. Ходит каждый день на работу, в театр, пешком за 10 километров... Эта актриса очень многому меня научила. Я, кстати, до сих пор каждый раз учусь, у меня же нет актерского образования. А какая у нас была грузинская съемочная группа! Всех бы привезла с собой сюда. Но что поделаешь? Можно только надеяться, что ситуация изменится.

- Вашу "бабушку" играет 90-летняя французская актриса русского происхождения Эстер Горентен. Уникальный случай - возраст сам за себя говорит, а еще отправиться на съемки за границу...

- Эстер - феноменальный человек! В 85 лет начала свою актерскую карьеру и с тех пор работает "без передышки". На премьере был случай, который меня рассмешил. Я пригласила Виталия Каневского, который тоже, кстати, живет в Париже, Павла Лунгина, других режиссеров... Паша выходит и говорит: "Динара, все замечательно. Ты потрясающая актриса. Не могла бы ты мне дать телефон Эстер Горентен? Мне кажется, что она мне очень подходит для нового фильма".

- Иными словами, у молодых актрис появилась серьезная конкурентка?

- И таких еще поискать! Веселая, смешная. В 90 лет отправиться в страну, куда все турагентства не рекомендуют ездить из-за политической ситуации. И хоть бы один раз пожаловалась за время съемок!

- А самому Отару Иоселиани понравился фильм?

- После премьеры Отар подошел ко мне и сказал: "Маладэц, я думал, хуже будет". Понравился, значит.

"Песнь мира" на водах Сены

- ЖИВЕТЕ вы, прямо скажем, в нестандартном месте - давно ли переехали в ваш плавучий дом на Сене?

- Три с лишним года назад. Моя мама сначала очень перепугалась, когда узнала, что Жан-Мишель в качестве жилья собирается покупать баржу. "Там же все из железа плюс влажность, ты будешь постоянно простужена". Но когда приехала и увидела вместо "железки" 200 квадратных метров с террасой, паркетом и потолками под три метра... В квартире я уже точно никогда жить не смогу. Настолько отвыкла быть "сопричастной" к тому, как сосед за стенкой чихает, храпит или жарит яичницу. А здесь спокойно можно устраивать шумные праздники с музыкой. И все, конечно, с удовольствием приходят. В последний раз, например, был ужин на семьдесят человек. Я даже выставки устраиваю своих знакомых художников, фотографов. Освобождаю гостиную, снимаю все со стен, рассылаю пригласительные билетики.

- Как же вы, такая широкая русская душа, уживаетесь с рассудительными французами?

- Очень многие, когда я приезжаю в Россию, задают мне тот же вопрос. "Вот, французы - они же такие-сякие, жадные...", ну и дальше, что там еще обычно говорят... Наверное, есть жадные французы. Но я таких не встречала. Мне нравятся и здешний язык, и культура, и люди. Конечно, у всех свои особенности. Французы, например, вечно все критикуют и считают, что только у них все самое лучшее. А уж французская кухня и французское вино - просто вне конкуренции. Вообще у французов - культ еды. Куда бы они ни приехали, перво-наперво нужно найти самый лучший ресторан, где можно вкусно поесть. Если говорить о национальных качествах - французы очень поддерживают свою культуру. Франция - единственная европейская страна, где кино еще субсидируется государством, где на радио обязаны пускать в эфир 50% французской музыки. Пусть не все, что производится, гениально, но у молодых хотя бы есть шанс попробовать свои силы. Я считаю, что это замечательно. Потом, я очень уважаю то, что здесь люди знают свои права и борются за них. Есть ли другая страна в Европе, где бы с таким удовольствием ходили на забастовки?

- Вы согласны, что Париж - самый красивый город мира?

- Сложно судить об этом - все настолько зависит от твоего внутреннего состояния! Да, для меня это самый красивый город на свете... после Санкт-Петербурга.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно