Примерное время чтения: 6 минут
105

Телефонная ПЕТЛЯ

Я ВЗДРОГНУЛА от телефонного звонка, словно невротичка. С некоторых пор это средство связи я ненавидела. Именно с телефонных звонков началась болезнь моей подруги, закончившаяся суицидом. Ума не приложу, как могла рассудительная Светка попасть в эту идиотскую ситуацию и довести себя до предела. Впрочем, психика у каждого своя, видимо, у Светки она висела на волоске...

После неудачного замужества с новым русским моя подруга осталась в маленькой однокомнатной квартирке с огромным псом - ньюфаундлендом Джерри. Какое-то время она очухивалась от скандалов и разборок, которые бесконечно устраивал ее придурочный экс-муж, потом даже повеселела, ожила и устроилась на работу в банк. Там она и познакомилась с новым бойфрендом. Светка такая курица, что мужики сразу распознают в ней доброту, покладистость и порядочность. Она их не отпугивает, потому что не хищница. За что и страдает. Вадимчик клюнул на Светку сразу. Хотя в конторе работало много других хорошеньких девчонок, но ему не нравились их жадные взгляды и сомнительные шуточки. А Светка была молчуньей, любезно улыбалась клиентам, после работы бежала к своей любимой собаке. Как-то Вадим проводил свою сотрудницу домой, как-то зашел попить чайку, как-то отвез ее с собакой к ветеринару. Само собой они стали любовниками. Навещал Вадим Светку не часто, но каждый раз она устраивала в его честь роскошные ужины, мыла голову, меняла постельное белье. Ждала, но ни о чем не просила. Говорю же, курица!

Вообще моя подруга никогда не жаловалась. Вадим то появлялся в ее жизни регулярно, то исчезал надолго. Она грустнела, посматривала на Вадимовы тапочки и махровый халат, прописавшиеся в доме. Но сцен не устраивала, не задавала лишних вопросов - знала: любовник ее женат, имеет ребенка, руководит большим коллективом, вертится в хрупком бизнесе. Она все понимала и все принимала как данность. Была рада и тем редким встречам, которыми потом жила до следующего раза. Так продолжалось почти два года. Могло бы и дальше вяло тянуться и когда-нибудь естественным путем "рассосаться". Однако где-то что-то заклинило, и в тихую жизнь моей подруги ворвался ехидный телефонный голос:

- Что, сука, разлеглась под моим мужиком и надеешься сожрать его с потрохами? Ничего у тебя не выйдет, запомни. Я тебе устрою сладкую жизнь, мало не покажется. Готовься!

Светка не то чтобы оробела, но напряглась однозначно. Телефон трезвонил все воскресенье, и разные женские голоса произносили почти один и тот же текст. Было понятно: жене Вадима что-то стало известно, и она вышла на тропу войны. В понедельник с несвойственной ей решимостью Светлана открыла дверь управляющего банком. Вадим выглядел мрачным и больным. На жалобы подруги только ответил: "Потерпи, Марина скоро успокоится, она и меня достала, хоть из дома беги. Какой-то хренов доброжелатель стукнул ей о нас, так что ложимся на дно".

На дно они легли порознь. Светлана осталась при постоянных телефонных угрозах одна. Она терпела - просто не снимала трубку, чтобы не слышать эти оскорбления, обещания "угробить вонючую собаку", взорвать квартиру и вылить порцию серной кислоты в лицо. Думала, и правда ее преследователям скоро надоест это дикое развлечение по телефону, и они отстанут, тем более что с Вадимом теперь она не встречалась даже на работе - оба избегали друг друга. Однако Света ошибалась. Однажды вечером у подъезда ее подкараулили две женщины и какой-то гадостью брызнули в лицо. Досталось и наивному Джерри, мирно крутившему хвостом перед незнакомками. От неожиданности и испуга Светка упала в сугроб и долго терла лицо жестким снегом. Может, это ее спасло, а может, тетки и не думали ее травить. Но вот Джерри стал хворать. Морда облезла, он чихал и тер лапами глаза. В ветеринарной лечебнице ей толком ничего не сказали, прописали аллергические таблетки и мази. А собака все хирела, стала отказываться от пищи, подолгу лежала у батареи. Через две недели она умерла. Именно умерла, а не сдохла, потому что для Светки Джерри был как сынок, она его выпестовала, вынянчила, и он был ее единственным дружком. Потеря собаки подкосила Светку. Она позвонила на работу и попросилась в отпуск. Теперь из дома почти не выходила - не за чем. Раньше Джерри как по часам выводил ее на прогулки, после его смерти улица казалась враждебной. Вадим позвонил один раз, подписывая ее заявление об отпуске. Светлана тихо сказала: "У меня Джерри умер". Вадим посетовал: "Жаль, хороший был пес. А я от жены ушел, живу у родителей. Ну, пока". И все. И все...

А ей и не хотелось больше видеть Вадима. И помощи от него она не ждала. Трус и жалкий ублюдок, думала она про него. Спрятался за мамину юбку, не мог с сумасшедшей женой разобраться. Лег на дно. Разозлившись на всех сразу, Светка подключила долго молчавший телефон и стала собираться на улицу. В дверь кто-то позвонил. Телеграмма. Она открыла, расписалась и прочитала: "Упокой душу невинного кобеля. Готовься к встрече с ним, сука". Светлана тихо опустилась на пол и заплакала. Плакала теперь она часто. Услышит телефонный звонок, забьется в угол дивана и плачет. Подойдет к окну, увидит дворовых подружек с собаками - слезы сами льются. Откроет холодильник, достанет любимый сыр Джерри и давай рыдать. Совсем себя довела. Подруг и тех к себе перестала пускать. По телефону ей звонить не хотелось, зачем лишний раз травмировать, а в дом она не приглашала, отговаривалась - все нормально, отсыпаюсь.

Дура она, дура, разве можно было одной в такой ситуации оставаться. Да скажи она нам, подругам, что нужно вкрутить мозги этой чокнутой Марине с ее помощницами, мы бы живо с ними разобрались. А она - "все нормально, все нормально". Нам казалось, что она просто зациклилась на хулиганских звонках, но нам и в голову не приходило, как туго затянулся этот телефонный узел вокруг хрупкой Светки, неготовой выдержать настойчивое преследование злобной фурии под названием жена Марина. Светка приняла большую дозу снотворного. И не проснулась. Не смогла, а может, не захотела.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно