98

Чтение для омоложения

Жизнь тебя имеет-имеет, а потом вдруг возьмет и приятно удивит. Дмитрий Маликов, распевающий похабную заунывь типа "Еще, еще, с тобой, с тобой...", при непосредственном контакте оказывается мужчиной, за которого хочется не выйти - побежать замуж. Скромный очкарик, допущенный до девичьего тела от мартовской тоски и 5 бутылок пива, вдруг преображается в жреца Камасутры, виртуозного и беспощадного. Молодые писатели, которых хотелось обхаять жестоко и пренебрежительно, при ближайшем рассмотрении вдруг обрадовали, как правильные новогодние игрушки.

Грамотно вышелушенный из книжномагазинного тряпья молодой писатель - это то, что нужно молодому же человеку. От него не несет нафталином и формалином. Он не колет тебя прокуренной козлячьей бородой. Он пишет твоим языком, мучается твоими проблемами и думает твоей головой. Разве что букв больше знает.

Притворись тантрическим членом

Анастасия Гостева "Трэвел Агнец"

"...- здесь лучше повернуть направо, дворами - знакомый проездной двор радушно вываливается под колеса двумя мусорными контейнерами - помои, отбросы, пестрые гниющие тряпки, остов телевизора "Рубин" - да, тут не проехать - если бы я прочитала о такой ситуации в чьем-то романе, я бы сказала, что это очень плоская символика..." - это только долька предложения, оно дальше длится-длится-длится, как продленка в школе. Цитата из раннего рассказа Гостевой - там предложения покороче, чем в повести "Трэвел Агнец". В этом драйв и ужас одновременно. Сначала невероятно увлекательно сплетать из ниточек-слов предложения, предложения наматывать на барабан абзаца (хотя с ними у молодой авторши небогато), а потом... Потом хочется действия, бежишь-спешишь за ним на следующую страницу, роняя, как яблоки из дырявого мешка, сравнения и наблюдения, которые ронять нельзя... Кумир дяди Коки Вячеслав Курицын написал про Гостеву: "Текущий сквозь сознание поток городских сцен, обрывков фраз и чувств плюс очень много красивых слов. (...) Она действительно сумела открыть свое письмо миру, и мир вошел в ее письмо, как долгий тантрический член - не очень однородный..." Входи и ты.

Надень вонючие носки

Сергей Сакин, Павел Тетерский "Больше Бена"

Кто же не знает Сергея Сакина? Только тот, кто ни разу не смотрел шоу "Последний герой". (О, счастливчики!) А так стриженный ежиком парень, тискающий худощавую деваху, ругающийся со слесарем из Киева, первым выбывающий из всех соревнований, много и не по делу говорящий, порядком заколебал телезрителей. Мне тут подсказывают - в этом номере мы публикуем интервью с ним. Придется поменять фразу: порядком заколебал одних телезрителей и тем же порядком очаровал других. Аккурат к разгару телешоу его книжку и кинули на прилавки, вот ведь совпадение.

Цитата N 1: "День этот начался с обычной для нас перебранки: чьи носки и рычаги сильнее пахнут. После множества оскорблений и аргументов понимаем, что воняют, оказывается, не носки, а ковролиновые покрытия в квартире". Цитата N 2: "Поспав в Хитроу, поехал на работу весь вонючий насквозь. Представьте себе, как я должен пахнуть, если весь день проработал на кухне, как в аду, а потом не то что помыться, а одежду сменить не имел возможности!" Цитата N 3: "Ничего интересного. Я въебывал, как вол". Вот и все. Можно больше ничего не писать про "Больше Бена": тебя или поволочет за этими фрагментами бреднем, или вывернет на ничего не подозревающую кошку. От себя добавлю: сначала вставило. Смешной сленг, нескучная разбивка страницы разными шрифтами и забавными вставками. А ближе к финалу - неоправданные ожидания, как на выпускном вечере.

Сдай макулатуру

Андрей Геласимов "Фокс Малдер похож на свинью"

"Семенов подошел очень близко и поцеловал меня в щеку. Я не знал, что мне делать. Постоял, а потом треснул его по морде. Он упал и заплакал. Я сказал, что я его убью. Не знаю, почему так сказал. Просто сказал и все. Достал он меня" - это самая экстремальная цитата, причем из дневника школьника, так что не дивитесь стилистике. А вообще книжка нестандартная как для молодого писателя, пробующего босой ногой литературу, как речку. Обычно юноши энд девушки дебютируют с будоражащими общественность сюжетами: про экзотические поездки. Турция - Чехия не канают. Минимум Трансильвания, лучше Непал. Экстази, гашиш, герыч. Однополая, но многогранная любовь. Видения. Ночевка в шалаше шамана. Татуировка вокруг ануса "Ту би ор нот ту би?" А у Геласимова шутки военрука, заботливые бабушки, дневник школьника, опять же. Когда он забывает о фирменности "реального и доброго отношения к литературе", получается трогательно и почти хорошо. По крайней мере, я знаю несколько девочек, которые таскают геласимовскую книжку в сумке как оберег от бомжей, милиционеров и гололеда.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно