Примерное время чтения: 6 минут
204

Rammsteinхом по башке

В шеренге европейских стран, поставляющих миру хорошую рок-музыку, Германия всегда занимала довольно-таки скромную позицию. В то время как англичане поражали мировую общественность "роллингами" и "пистолетами", а шведы Clawfinger сотрясали воздух вплоть до нижних слоев атмосферы, бюргеры усиленно старались пробиться на мировую арену, зачастую подавляя при этом самобытность и жертвуя родным языком. Ради куска рок-н-ролльного пирога Scorpions пели на пресном, как утренняя овсянка, английском. Kraftwerk, Die Toten Hosen и несравненная фрау Нина Хаген вызывали у ценителей любопытство и даже восторг, но никак не бешеный ажиотаж. Einstuerzend Neubauten в свое время были обласканы и возлюблены, однако после тоже ушли в тень. И суждено бы было Германии тащиться в хвосте, если бы не вылез на сцену Тилль Линдеман, грозно рявкнувший: "Du hast". И мир замер.

ИСТОРИЮ восточноберлинского коллектива, окрестившего себя по имени печально известного городка Раммштайн, не знает разве только глухой и убогий. Участие в качестве разогревающей команды на концертах Clawfinger (которые по иронии судьбы выступят на разогреве у Rammstein 17 ноября), совместные акции с Ramones, пара песен на саундтреке к "Шоссе в никуда", кочевки с феерическими шоу по Европе и участие в фестивале "Family Values" в 98-м году, номинация на "Грэмми" - вот далеко не самый полный список заслуг развеселых бошей перед отечественной и не очень металл-сценой. Хотя многие считают, что музыка Rammstein донельзя примитивна. Британский журнал "Metal Hammer" оценил творчество Линдемана со товарищи как "десяток однообразных строевых песен". "Да они живут-то за счет одной пиротехники! Аккорды одни и те же, мелодичность напрочь отсутствует!" - возмущался мой немецкий знакомый Свен. "Ну да, есть пара хороших песен, но в целом..." - размышлял брат-металлюга. Самый классный немецкий коллектив в лохи записывать? Не позволим! И начнем с того, что все участники Rammstein в прошлом имели самое прямое и непосредственное отношение к музыке: Тилль Линдерман на барабанах в панк-группе стучал; Пауль, кроме того что песенки про Винни-Пуха во все горло распевал, так еще и на пару с Фляйке в панк-команде играл; Кристофер Шнайдер в Die Firma тусовался; Оливер Ритдель на басухе в The Inchtabokatables лабал. И в Rammstein все пришли профессиональными и в нотной грамоте подкованными. А поскольку поначалу играли только для себя и для друзей, то и пели, соответственно, на милом сердцу дойче. "Я вообще выступаю за то, чтобы группы пели на своем родном языке, это намного лучше, чем переводить все на британские рельсы", - признался мне Пауль Ландерс в телефонном разговоре. Но за свою самобытность страдали немецкие парни не раз: в них усматривали ярых поборников и пропагандистов неонацизма (и это после того, как Фляйке публично заявил, что "Гитлер был больным на голову чуваком"!). Ребята от свастики отнекивались, хотя и национального самосознания не теряли: "Не то чтобы мы совсем гордимся тем, что мы из Германии, но мы и не стесняемся этого. Когда человек много путешествует по миру, у него возникает какое-то расслабленное чувство к своей стране. У нашего народа много хороших качеств, много и не очень приятных, как и у любого народа на Земле". Так или иначе, но жесткий, грубый, ритмичный немецкий, наложенный на такую же музыку, сослужил неплохую службу и резко выделил Rammstein из сотен команд, играющих хард-н-хэви.

Кристофер Шнайдер: Мы никакие не рок-звезды. Нас, конечно, часто узнают в обществе, но нас это никогда не выводит из равновесия. То, что сейчас известно под именем "Rammstein", является продуктом всех участников группы. Если у нас в составе произойдет какая-нибудь замена, то мы уже больше не будем "Rammstein". Участие всех 6 музыкантов основывается на принципе демократии. Хотя, когда мы принимаем какое-либо решение, этот процесс бывает сложным, потому что мы все разные и мнение у каждого свое.

Кристофер Шнайдер: Нас очень напрягают туры, приходится все время проводить в тесной комнатке, но, к счастью, мы хорошо понимаем друг друга. Порой для нас это работа, но иногда мы получаем от этой работы настоящий кайф. Наши концертные туры могут длиться очень долго, и у нас возникает тоска по дому. Поэтому мы стараемся не уезжать больше чем на 4 недели.

Bторой фирменной фишкой коллектива стало их шоу: серебровласые музыканты ("Это всего лишь белый крем", - скромничает Пауль), Тилль, втыкающий себе в голову микрофон ("Кровь настоящая! Он каждый вечер бьет себя в одно и то же место", - уверяет Фляйке), фальшивые гениталии и море огня. Пресловутые огонь, брутальность и эротика пронизывают и тексты Rammstein: то лирический герой возлюбленную у пианино порешит, то не рожденный ребеночек нерадивой мамаше болезнь обещает, то гермафродит о нежной любви к самому себе распинается, то сердце горит, даже солнышко смертельным лучом на грудь ложится.

"Мы не можем сочинять жизнерадостные песенки, мы считаем, что лучше говорить о некоторых вещах, чем их замалчивать", - все тот же Пауль. А уж исполнение этих гимнов смерти и любви Тиллем просто-таки виртуозно: размеренные баечки сменяются громким рыком, переходящим в нежно-саркастическое нашептывание, перетекающее, в свою очередь, в свисты, вдохи-выдохи и прочие шумовые эффекты. Но сами бюргеры по поводу своих вокально-инструментально-артистических способностей не обольщаются: "Порой нам кажется, что мы сегодня ужасны (такое бывает после вечеринок). Но это чувство исчезает в процессе игры", - самокритичный Фляйке. Не волнуйтесь, ребята, вы все равно спортсмены и просто красавцы! С точеными торсами, голубыми глазами, истинно арийскими харизмами, грубые и мужественные. Это вам не слащавые пупсы из Backstreet Boys! И при всем при этом еще и веселые, смешливые, оживленные и общительные дядьки, которые разводят дома рыбок и собак, в перерывах между записями вдохновляются едой, сном, Red Hot Chili Peppers, Pantera, Metallica, Prodigy и Sex Pistols. И пусть злобные критики, брызжа слюной, пытаются опустить бравых немецких парней до ранга третьесортной метал-группки - им все равно никто не поверит. Потому что Rammstein великолепны в своей брутальности, агрессии и отблесках пламени. Bravo, Rammstein! Ihr seid wunderbar!

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно