Примерное время чтения: 9 минут
259

Спасая рядового Барсика

ЕСЛИ вас, не дай Бог, угораздит натянуть себе на голову кастрюлю, да еще так, что ее невозможно будет снять подручными средствами, что вы, интересно, станете делать? В "03" звонить бесполезно - "скорая" такими "пустяками" не занимается. В больницу в столь необычном головном уборе не пойдешь - все равно дороги не видно. Остается обращаться в Службу спасения - ведь это, как говорится, "01", "02" и "03" в одном флаконе.

В Америке каждый ребенок знает телефонный номер "911". У этой службы нет своих спасателей - она выполняет только координаторские действия. Позвонил человек, его выслушали - что за проблема, чья помощь требуется? Далее следует звонок - пожарным, врачам или спасателям, и те выезжают на место происшествия. Иное дело у нас. Московская служба спасения, например, имеет и свой информационный центр, и свои группы оперативного реагирования (ГОР). И даже свое подразделение резервистов - около трех тысяч добровольцев-радиолюбителей, которые с собственных радиостанций передают информацию о различных ЧП, замеченных в городе. В Московскую службу спасения и отправился наш корреспондент, чтобы своими глазами понаблюдать за работой этих людей.

- Вообще-то наши спасатели не очень жалуют журналистов, - осторожно сказали мне в пресс-службе. - Представьте такую ситуацию. Телевизионщикам разрешили поездить с группой оперативного реагирования. Они прибывают на происшествие: молодой человек собирается прыгнуть с крыши, его надо отговорить. Спасатели начинают работать, а оператор кричит: "Ну что ты там медлишь? Мне картинка нужна, давай прыгай что ли!" Нормально?

- Нет, не нормально, - возмутился я. - Но вы не волнуйтесь. Я не такой человек, я другой человек.

"Добро" было получено. В назначенный день я прибыл на базу - в двухэтажный домик с черепичной крышей. Охранник выдал мне "карту гостя":

- Повесьте на видное место. При выходе обязательно сдайте.

Проходя по коридору, замечаю дверь с надписью "Информационный центр". Здесь же висит инструкция: "Внимание! Руководство оперативного отдела напоминает оперативным дежурным и операторам связи, что в Службе спасения нет слов: "не могу"; "мы этим не занимаемся"; "ничем не могу помочь"; "нет" и т. п." За этой дверью и принимаются звонки клиентов. Посторонним вход сюда строго воспрещен. Оператора ничто не должно отвлекать от телефонного разговора: на другом конце провода может оказаться все тот же потенциальный самоубийца, сто`ящий на перилах балкона и от одного неосторожного слова способный сделать роковой шаг.

Прежде чем отправиться с экипажем на выезд, я прохожу инструктаж. Он прост, как колумбово яйцо: выполнять все приказы командира, никуда не лезть без его разрешения. Меня знакомят с "моим" экипажем (всего в Службе спасения их работает три - круглосуточно и еще один - только днем): командир Гера, водитель Володя, еще двое - Глеб и Николай. Все, кроме водителя, - молодые ребята лет 25. Экипаж только что принял вызов от оперативного дежурного: женщина пошла выносить мусор, оставив дома двухлетнего сына, - тот повернул ключ в замке и теперь не может открыть дверь.

Втискиваюсь в джип "Land Rover" на заднее сиденье - между Глебом и Николаем. Гера сидит впереди, перед ним на панели - ноут-бук. Он открывает крышку компьютера:

- Так, какой там адрес? Луговой проезд, дом ... - набирает на клавиатуре название, нажимает кнопку "найти", потом - "показать". Вскоре на экране возникает схема района. Отчетливо видны все улицы и дома, нужный дом выкрашен в голубой цвет. - Что за район? Марьино. Поехали.

- Вообще-то нам компьютер не больно нужен, - поясняют ребята. - У нас вон свой "пентиум" есть, - кивают они на водителя. - Весь город вдоль и поперек знает.

Володя хитро улыбается. Он ведет машину непонятными переулками и задворками, выбирая дорогу, где пробок нет и быть не может. Выскакивает на шоссе, обгоняет поток машин по трамвайным путям и ныряет в какую-то промзону. Джип трясет на ухабах.

ИЗ СВОДОК МОСКОВСКОЙ СЛУЖБЫ СПАСЕНИЯ

В час ночи в Информационный центр позвонил дежурный Рязанского УВД: из квартиры по улице Зеленодольская, по словам соседей, вот уже час раздаются жалобные крики. Там живет одинокая 70-летняя старушка. Милиция дверь вскрыть не может, так как она закрыта изнутри. Уже через 7 минут спасатели вскрывали замок. Но странное дело: крики слышны, а человека нигде не видно. В конце концов кто-то догадался подойти к дивану - крики стали громче. Оказалось, что пожилая женщина каким-то только ей понятным способом оказалась внутри дивана - там, где обычно кладут белье. В таком состоянии она провела около двух часов. Спасатели освободили старушку из плена и позвонили ее сыну.

Вызов из общежития Российской Академии живописи, ваяния и зодчества: у одной из студенток рука попала между секциями отопительной батареи, уже несколько часов девушка лежит на полу с вывернутой рукой и не может двинуться. Через 10 минут спасатели были на месте. Вытащить руку при помощи масла не удалось, пришлось с помощью гидравлического оборудования разжимать чугунную батарею. Через 30 минут кошмар закончился - руку освободили.

Вот и нужный дом. Достаточно фешенебельный - видно, недавно построен. Гера докладывает по рации дежурному:

- Спасения, 201-й. Прибыли по адресу в 11.40.

Нас встречает у подъезда женщина, соседка пострадавших. Поднимаемся на 12-й этаж. На лестничной площадке стоит дикий детский крик, переходящий в сплошной визг. Мать мальчика склонилась над замком, чуть не плача:

- Сашенька, потерпи немного. Сейчас дяди тебя откроют. Сходи на кухню, поиграй со своей любимой машинкой.

Глеб включает видеокамеру: "Металлическая дверь закрыта изнутри. В квартире маленький ребенок". Съемку делают при каждом выезде - для отчетности. При работе с закрытыми дверями (а таких вызовов большинство) от клиента требуют показать паспорт с пропиской. Если документ заперт в квартире, спасатели звонят соседям и просят подтвердить, что этот человек действительно здесь проживает. А как же - прохиндеев развелось видимо-невидимо!

Николай открывает чемоданчик со слесарным инструментом, достает стамеску и молоток. Через пять минут замок вскрыт, залитый слезами ребенок бросается в объятия матери. Та без ума от счастья:

- Ой, что я вам теперь должна? Деньги нужно платить?

- Ни в коем случае. Вот вам бланк, пишите заявление: "Я, такая-то, прошу вас вскрыть дверь моей квартиры..."

Деньги с клиентов берут только тогда, когда в вызове нет ЧП. То есть когда никому не угрожает опасность: в запертой квартире нет ребенка или умирающего старика, ничего не горит и не течет. Такие вызовы спасатели называют "коммерцией" - их обслуживают во вторую очередь и за деньги. Стоимость услуги - от 200 до 500 рублей - командир экипажа определяет на месте, но о том, что клиенту придется платить деньги, его предупреждают загодя, еще во время телефонного разговора.

Гера заполняет стандартный бланк - "Акт проведения работ по вскрытию дверей". Все остальные случаи попадают под определение аварийно-спасательных работ. Это и ДТП (идут на втором месте после "дверей"), и происшествия на воде (их количество резко возрастает летом), и многие другие, порой непредсказуемые ситуации.

ИЗ СВОДОК МОСКОВСКОЙ СЛУЖБЫ СПАСЕНИЯ

В 2 часа ночи поступило сообщение. В подъезде по улице Новокузьминская на 11-м этаже лежит пожилой человек, а рядом с ним стоит и громко лает огромная овчарка. Соседи и милиция боятся к ним подойти. Зная, что в Службе спасения есть кинологи, милиция позвонила в Информационный центр. Приехавшие спасатели обнаружили, что владелец пса сильно пьян. Его разбудили и попросили выйти из подъезда вместе с собакой.

Спасателям приходится быть не только кинологами. В процессе обучения, которое длится два месяца, абитуриенты посещают занятия по альпинизму, подводной, медицинской и противопожарной подготовке. Сдав необходимые зачеты, становятся стажерами. И должно пройти какое-то время, прежде чем экипаж, в котором стажируется новичок, решит, заслуживает ли он звания спасателя.

...Гера по рации связывается с оперативным дежурным. Тот посылает нас на "коммерцию". Пока едем, Глеб читает книгу, Николай дремлет. Очевидно, ребятам не в охотку работать на "дверях". "Мы же не служба по взламыванию замков, - говорят они. - Так, в свободное время гражданам помогаем". Запертые двери - это рутина. Суровые будни. А вот...

- Взрыв в гостинице "Интурист" на Тверской. Есть жертвы, - затрещала рация. - 204-й и 205-й, отзовитесь...

Это тот самый взрыв, что прогремел в центре Москвы на прошлой неделе. Другие экипажи оказались к месту происшествия ближе, чем мы.

- Не повезло тебе, парень, - посетовал Гера. - Не в ту машину ты сегодня сел...

Пока разъезжаем по "коммерциям", рация продолжает работать на громкой связи. Экипажи, работающие в "Интуристе", информируют:

- На 20-м этаже... Человек с осколочными ранениями в области живота... На месте ЧП пять машин милиции, четыре "скорой помощи"... Шесть пострадавших... Число пострадавших постоянно растет...

Я интересуюсь у ребят, как им удается сохранять спокойствие при работе на таких ЧП. Это какая ж психика должна быть: оторванные руки-ноги, кишки наружу... Или этих людей уже ничто не трогает?

- Ну как это не трогает? - обижаются они. - Наоборот, это сильный стимул. Если ты сопереживаешь кому-то, значит, готов лучше и быстрее ему помочь. А психика... Наверное, привычка. Хотя вот когда подъезд на Алексеевской рухнул и мы там работали, это было непростое зрелище. Такое не забывается. Или когда надо предотвратить суицид, а ты не успеваешь или ничем не можешь помочь...

ИЗ СВОДОК МОСКОВСКОЙ СЛУЖБЫ СПАСЕНИЯ

В предпасхальную субботу на Ржевском бульваре встревоженная мать не могла попасть в квартиру, где, по ее словам, находится 13-летний сын. Прибыв на место, экипаж Службы спасения с помощью слесарного инструмента открыл дверь. К ужасу родителей, спасателей и милиции, в коридоре с полотенцем на шее был обнаружен труп ребенка - предположительно, самоубийство. Что толкнуло мальчика из благополучной семьи на последний шаг, предстоит выяснить милиции.

Ну а нам после нескольких "коммерций" пришлось спасать котенка, забившегося в воздуховод и жалобно мяукавшего на весь подъезд. Как выяснилось, бедолага провалился в отверстие на чердаке, пролетел 4 этажа и застрял в воздуховоде. Гера вызвал сотрудников рэу, спросил у них разрешения вскрыть стенку вентиляционного стояка, и бригада взялась за дело. Через 20 минут рыжий ушастик мяукал на руках у детворы. Рядовой Барсик был спасен.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно