Примерное время чтения: 3 минуты
94

Рубцы от взрыва

ЛАРИСА Селифанова оказалась на Пушкинской площади буквально в трех метрах от эпицентра взрыва. Лариса выжила. Было обожжено 40% кожи. Теперь выжившие после взрыва оказались дома и... не знают, что им делать дальше и куда обращаться. В поликлиниках по месту жительства, где они вроде бы должны наблюдаться, нет нужных специалистов, как нет и самого опыта реабилитации ожоговых больных. А что могут сделать в обычной районной больнице с тяжелейшей психологической травмой, заложниками которой стали эти люди, с их многочисленными фобиями - боязнью электричества, общественного транспорта, замкнутых пространств? Светлана Демидова, еще одна из пострадавших, пробовала попасть на прием в поликлинику, но, увидев огромную очередь, да еще по предварительной записи, ушла. Она пока еще не может долго ходить и стоять.

По словам Татьяны Бачинской, руководителя клуба корпоративных филантропов (она решила по собственной инициативе помочь пострадавшим), вопрос первостепенной важности - специальная компрессионная одежда, благодаря которой у ожоговых больных кожа заживает быстрее, не остается уродливых рубцов, которые зачастую приводят к инвалидности. Но оплатить такую одежду не каждому по силам. Ларисе Селифановой на комплект из самого необходимого, состоящий из колготок, перчаток и специальной маски на лицо, требуется 6 тыс. руб. Носить компрессионную одежду нужно, стирая через день. Значит, требуется как минимум два комплекта. У Ларисы муж работает на заводе, где даже со сверхурочными много не заработаешь, в семье еще две девочки-подростка. Здесь нет таких денег. А ведь еще необходимы лекарства, витамины, обязательная белковая диета... Похожая ситуация и у многих других пострадавших, некоторые из которых лишились работы и теперь вынуждены находиться на иждивении у родственников. В любом случае - практически все нуждаются в длительной и дорогостоящей реабилитации.

Вся страна собирала деньги на помощь пострадавшим. На счету городского Комитета соцзащиты 20 сентября было 819 тыс. руб. На счет префектуры ЦАО пришло 1,6 млн. руб. По распоряжению Лужкова родственникам тринадцати погибших город выплатил по 20 тыс. руб., столько же получили тяжело пострадавшие, тем, кто не был в стационаре, выделено по 3 тыс. руб. Пострадавшим из Подмосковья аналогичные суммы выделил губернатор Громов. Нетрудно предположить, что эти деньги моментально разошлись только на лекарства. Начались компенсационные выплаты со счета ЦАО. Комиссия приняла решение выплатить семьям погибших по 15 тыс. руб., 60 пострадавшим, находившимся на стационарном лечении, - до 10 тыс. руб., остальным - по 3 тыс. руб. Наконец-то решено оплатить и покупку компрессионной одежды. Но это еще не все. Той же Ларисе Селифановой, которая до сих пор спит с открытыми глазами, нужно срочно делать операцию, иначе она может ослепнуть. Пластика век в глазных клиниках стоит 2 тыс. долл. Где ей взять такие деньги? Зато комиссия приняла гуманное решение... возместить ущерб владельцам торговых точек, находившихся в эпицентре взрыва. Не думаю, что те, кто сдавал деньги для пострадавших, могли предвидеть, что они пойдут в том числе и на восстановление торговой точки.

P. S. Пострадавшие от взрыва на Пушкинской площади создали информационный центр для тех 122 человек, которые оказались в эпицентре трагедии. Тел. центра 301-27-93.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно